Кровь и кастаньеты

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Альтернатива » Сказка о Кощее Бессмертном - 2: Месть Кощея


Сказка о Кощее Бессмертном - 2: Месть Кощея

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Эдуардо Диас, Антуан Морель
Время: давным-давно
Место: Тридевятое царство, Тридесятое государство
Предполагаемый сюжет: Иван Царевич давно в законном браке со своей царевной, уже подрастают и бегают по богатому терему маленькие царевичи и царевны, да и вообще все спокойно. Горыныч не лютует, Баба Яга собирает себе мухоморчики, а Кощей мертв давно. Серый Волк скучает, да все чаще в лес бегает, приключений искать. Ну и чтоб детишки хвост и уши не поотрывали. Так кто же мог знать, что смерть кощеева как прийти может, так и уйти? И что через десяток лет гроб развалится, и водица тело Кощея жизнью и силой вновь наполнит? И что оживет он и захочет мстить. Только вот до Царевича не так просто дотянуться. А волк бесхозный - добыча легкая, да и приманка хорошая. Не придет разве Царевич друга Серого спасать?

0

2

Много, очень много сделал он для Ивана Царевича. А все почему? Потому что коня его съел. Голодный был, в лесу-то еды мало. Разве что заяц какой. А разве зайцами сыт будешь? Тут пока поймаешь – все лапы собьешь. Волку бы овечку или корову, так нет же, огородили пастбища, стрелков поставили. И стали Волки от голода умирать… Само собой, не удержался он, когда коня увидел. И зачем он тогда к Царевичу подошел и сказал, что коня его съел? Зачем помочь решил? У Волков-то совести нет. Какая совесть у зверей лесных? Так нет же… Пообещал на голову свою верой-правдой служить.
И служил ведь. Жар-Птицу помог поймать да Коня Златогривого. Шкурой рисковал своей, Елену Прекрасную похитив. А все потому, что все Иваны – дураки, а этот еще и жадным вышел. То клетку золотую, то уздечку прихватить хотел, хотя Волк ему наказывал не трогать. Так этот Иван в Елену влюбился. И кто проблему решил? Волк. Перекинулся Еленой да вышел замуж за царя Кусмана. Страху-то натерпелся, когда на брачное ложе лез. Повезло еще, что царь Кусман перепугался и убежал, Волка вместо Елены увидев.
Да что там – он ведь мертвого Царевича воскресил, когда братья его убили. Достал живой водицы и воскресил. Братьев-предателей убил.
И с Кощеем он помог, когда тот Елену-Царевну похитил.
А теперь что? Закончилась сказка. Живет себе царская чета и горя не знает. Да и ему, Волку Серому, раздолье. И будка богатая, и мяса много, и шерсть вычесывают девки, и дети малые с ним играют.
Хорошо ведь все. Спокойно, сытно.
Но разве жизнь это для Волка Серого? Разве жизнь для зверя вольного? Порывался он уйти, так все печалились, и не выдержало сердце… Вернулся. Поговорил с Иваном начистоту, и теперь весну целую, половину весны и осени, да пару недель зимних в лесу проводил. Лежку себе сделал, да стаю нашел. Уже и невесту присматривать стал, молодую да сильную волчицу. Красивую нашел, здоровую, быструю. Такая и волчат принесет ораву, и защитить их сможет, когда кормильца рядом не будет. У него ведь служба царская…
… Лежал Волк возле речки, нежился под ярким летним солнышком, хвостом помахивал. Потягивался лениво, покусывал белыми зубами сочную травинку. Солнце грело, ласкало, легкий ветерок с шерстью играл и волосами. Волки Серые – они ведь не звери и не люди, среднее что-то. Вот сейчас жарко было в шкуре, так он и перекинулся. Если бы не уши волчьи, не хвост, клыки и глаза нечеловечьи – так парень как парень. Добрый, так сказать, молодец.
И только задумал он искупаться да освежиться, как туча черная солнце закрыла, а на голову упала сеть черная, стальная. Забился волк, завертелся, завыл, пытаясь обернуться. А не получалось – непростая, видать, сеть. Волшебная. Только кто сделать ее мог, когда злодеи все побеждены давно?

+1

3

Ненависти не было. Просто после десяти с лишним лет там, откуда нет, казалось бы, возврата начинаешь иначе смотреть на вещи. Месть была всего лишь логичным и где-то даже приятным для него самого следствием событий не столь уж и давних. Для бессмертного, естественно. Смерть в игле... они ведь и ныне верят в ту сказку, созданную самим же Кощеем. Он бы, может, и посмеялся бы над глупостью Ивана и Ко, но когда по чистой случайности Серый нашел-таки способ избавиться от одного из самых могущественных колдунов во всех десяти царствах, стало не до смеха. И ведь знал прекрасно Кощей, чего делать не следовало, а все равно сделал. И кто он после этого? Не родственник ли Ивана-дурака?
Впрочем, сейчас, восстановив силы, как магические, так и облик свой настоящий, он просчитывал ходы наперед в предстоящей шахматной партии, что задумал ныне. Жаль, что это смог бы оценить, пожалуй, лишь Кот Баюн, обученный диковинной заморской игре, но того носило где-то еще со времен царя Берендея.
- Соловей! - имя разнеслось, прошелестело под сводами замка, замерло в самых темных его уголках. Прибраться бы, но это чуть позже. За десяток лет и не такой паутиной зарастет все. Стоило сесть на свой трон, как мысли улеглись, а на губах Кощея появилась ехидная улыбка. Подручный, главарь шайки из Лихого Леса, появился почти мгновенно, отрапортовал о прошедших годах и замер в ожидании приказов. - Серый Волк. Где он сейчас? - и снова информация, которая важнее золота, коего у Бессмертного было столько, что десять раз хватит купить десять царств и еще на Шамахан хватит. Как только он услышал от подручного все, что хотел, отпустил его жестом.
"Что ж, игра началась".

Найти паршивца было несложно, особенно когда он околачивался возле Темного царства. Ну, ближе к его границам, чем к Светлой столице. А наложенные на сеть чары для Кощея вообще были делом плевым. А вот что действительно удивило, так это то, что этот пес драный был в облике человеческом. Вот это вызвало ту самую холодную ярость, от которой речь приветственная покрылась сладким ядом.
- Ну, здравствуй, Серый Волк. Давно не виделись, друг любезный. Или же теперь мне называть тебя псом дворовым? Ох, вижу, удивлен ты, не веришь глазам своим, когда нюх не обманывает. Но не тревожься, это действительно я, Кощей. Прозванный бессметрным, если помнишь, - свой истинный облик он показывал немногим, планировал и будущей жене, Елене,но та проверку не прошла, внешность старца ее отпугнула. Василиса, помнится, сама догадалась, на то и Премудрая.Обходя по кругу придавленного чарами Волчару, Кощей разглядывал сильное, поджарое тело и понимал, что именно скрытый факт перевертыша сейчас бесит больше всего. А ведь таких, как этот, по пальцам одной руки пересчитать! Знать бы то раньше, волчара и шагу бы в лесах Темных не ступил... сидел бы подле трона кощеева. Точка. - Как думаешь ты, так щедро и столь долго пользовавшийся дарами моих владений, что я должен сделать с предателем?
Вкрадчивый, чуть хриплый голос царя Темных земель стал еще более спокойным. Хуже, чем если бы он ярился. Кощей щелкнул пальцами, и снова засияло солнце, запели птицы. Улыбка колдуна стала совсем сладкой, когда он склонился над лежащим перевертышем, заглянул в глаза.
- А ведь так и не явился ты в мои чертоги, когда приказано было. Что ж, приглашу еще раз, Серый.
Одно заклинание, и вот они уже в покоях Кощея, и даже сеть пропала, давая парню - забавность какая, видеть попытки снова обернуться волком, - волю встать и даже ходить. Одна беда для волчары - сил своих он здесь не имеет, покуда хозяин замка того не захочет. Сев на трон среди огромной залы, Кощей махнул рукой, и вмиг вместо тьмы и паутины засиял темно-зеленый с белым мрамор и свечи.
- Я даже дозволю тебе попытаться молвить оправдание, Серый. Только не тяни, не люблю долгих разговоров перед наказанием виноватых.

[AVA]http://storage1.static.itmages.ru/i/15/0219/h_1424352620_2930465_f8acbb392d.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдуардо Диас (2015-02-19 20:37:33)

+1

4

Поняв бесплотность попыток освободиться, Волк замер, сберегая силы. Неизвестно, когда они еще пригодятся. Вдруг случай представится, и придется бежать, а у него к тому времени уже язык на бок будет, да дрожь в лапах поселится. Поэтому он постарался успокоиться, приказав сердцу биться размеренно, а телу расслабиться.  В конце концов, сеть боли не причиняла, удерживала только да не давала колдовству волчьего оборотного рода проявиться.
Вот только запах настораживал. Будь он сейчас в шкуре волчьей, клыки бы оскалил и шерсть дыбом взъерошил. Нехороший запах был, очень нехороший и очень знакомый. Только вот пах так тот, кто давно в гробу лежал… Кощеем пахло. Кощея каждая сущность темная чуяла, все же он Лихолесьем правил, Владыкой был. И Волк его чуял, хотя давно уже Владыкой своим не считал.
А вот Кощей, видимо, теперь иначе думал. Не знал он раньше, что Волк не просто волком был, говорить умеющим. Думал, небось, что просто зверь заколдованный. А теперь вот увидел он его форму человеческую и понял все. 
А вот Волк лежал, глядел на Кощея сквозь сеть, зубы скалил и все поверить не мог, что тот воскреснуть сумел. Царевич же сломал иглу, нашел смерть кощееву. Да и зарыли Кощея в освященном гробу, так нет же… Выбрался, нечисть треклятая. Тварь бессмертная. Да не просто воскрес, сильнее только стал. И тело уже не старика, на скелета похожего. Трудно будет с ним теперь сладить, трудно…
- Ну, здравствуй, Кощей Бессмертный, - ухмыльнулся, блеснул глазами зло. Волки – они же злые по природе своей, нехорошие. – Век бы тебя не видеть. Что, належался, поди, отдохнул? Поумнел. Сетью ловить стал, как трус подлый. Что, неужто Волка Серого испугался?
Ерепенился, ухмылялся, сдаваться даже сейчас не собираясь. Что бы там Кощей не удумал, Волк свою гордость к ногам его класть не собирался. И тем более не собирался показывать страха своего. Хотя, что скрывать, страшно было – жуть! Говорили, Кощей тот еще затейник в плане мести. Кого запытает и в могилу сведет, а кого так изведет, что тот сам умолять о смерти станет. Вот только Волк умирать не хотел. Рано ему было еще. Рано. Ему еще Царевича предостеречь…
- Не ты мне приказы отдаешь, Кощей…
Кощей, казалось, не расслышал. Или сделал вид, что не расслышал. А потом и вовсе перенес их в свой замок. Серый, едва почувствовав свободу, вскочил на ноги, попытался обернуться, но не смог. Сжал кулаки, прижал уши к голове, зарычал тихо, угрожающе. Даже кончик хвоста подрагивал нервно. А уж когда зал изменился, Волк и вовсе рявкнул коротко, дернулся к трону, намереваясь Кощею в горло вцепиться. Только сила неведомая не пустила, дернула назад с такой силой, что Серый еле на ногах удержался. Отдышавшись и собрав в кулак всю свою волю, Волк заставил себя успокоиться. Вновь встал прямо, кулаки разжал, руки на груди скрестил и подбородок гордо вздернул. Смотрел Кощею прямо в глаза, как равному, не проявляя свойственного темным раболепия перед Владыкой.
- Нет мне оправдания. Глуп был, неразумен. Не догадался гроб у гномов, мастеров подземных, заказать. Думал, дерево святое удержит. Ан нет. Надо было камень прочный, хрусталь, воды не боящийся… Голову надо было твою отдельно закопать, да тело в цепи… Тогда бы ты не вернулся, Кощей, - глаза Волка блеснули яростно, все отношение к врагу выдавая. – Не ты мой Господин. Не ты мне Владыка. Не тебе я в верности клялся, а Ивану Царевичу. И клятвы ему я не нарушал, служил честно и служу. И служить буду, потому что он не только Владыка мой, но и друг, дорогой сердцу. И этого твои цепи и магия твоя не изменят, как ни старайся

+1


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Альтернатива » Сказка о Кощее Бессмертном - 2: Месть Кощея