Кровь и кастаньеты

Объявление

Мои благочестивые сеньоры!
Я зову вас в век изысканного флирта, кровавых революций, знаменитых авантюристов, опасных связей и чувственных прихотей… Позвольте мне украсть вас у ваших дел и увлечь в мою жаркую Андалузию! Позвольте мне соблазнить вас здешним отменным хересом, жестокой корридой и обжигающим фламенко! Разделить с вами чары и загадки солнечной Кордовы, где хозяева пользуются привычной вседозволенностью вдали от столицы, а гости взращивают зерна своих тайн! А еще говорят, здесь живут самые красивые люди в Испании!
Дерзайте, сеньоры!
Чтобы ни случилось в этом городе,
во всем можно обвинить разбойников
и списать на их поимку казенные средства.
Потому если бы разбойников в наших краях не было,
их стоило бы придумать
Имя
+++
Имя
+++
А это талисман форума - истинный мачо
бычок Дон Карлос,
горделивый искуситель тореадоров.
Он приносит удачу игрокам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Настоящее » Явно тайно забытое (10 марта 1750 год)


Явно тайно забытое (10 марта 1750 год)

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Рамон Сангриенто, Педро Хименес Анисето
Время: утро 10 марта 1750 года
Место: Кордова, контора поверенного семьи Хименес
Предполагаемый сюжет: О радости неведения и боли прозрения (оглашение завещания покойного Адэлберто Хименеса Марии)

маркиза Деифилия Анисето Энрикез

http://se.uploads.ru/t/DIPUa.jpg

Отредактировано Педро Хименес (2015-01-30 11:39:21)

0

2

Утро выдалось солнечным и почти безветренным, весна уверенно вступала в свои владения, старательно наряжая ветви пробуждающихся деревьев нежно  зеленой листвой. Грунтовая дорога от поместья до Кордовы успела достаточно просохнуть, и карета с облаченным в траур семейством  смогла прибыть к обозначенному времени.
Поверенный настоял на том, чтоб оглашение завещания происходило в его конторе, согласно воли покойного маркиза, намекнув, желая выслужиться, что в нем значились пункты, о которых лучше говорить на нейтральной территории.
- Еще раз примите мои соболезнования, - поверенный поклонился маркизу и его матушке, приглашая разместиться в подготовленных  для них креслах. Педро заметил, но не придал значения черной фигуре у окна, заботясь в первую очередь об удобстве матери, помогая ей справиться с юбками, опускаясь в кресло. Деифилия Анисето Энрикез была необыкновенно красивой женщиной и в свои 45, если бы захотела, легко смогла бы посостязаться за приятного кавалера с дамами и на 15 лет моложе ее самой. А если бы она неожиданно стала вдовой, выбирать  потенциального супруга из десятков претендентов, которые бы мгновенно заявили свое желание составить ее счастье. А то как же: богатая и красивая, с безупречной репутацией, единственным отпрыском, в случае неожиданной кончины которого все ее состояние переходило к новому супругу. Мечта, а не женщина.
- Что он здесь делает?  - громко и выразительно, с нескрываемым пренебрежением к интересующему ее объекту, спросила маркиза. Педро, занявший свое кресло, снова повернул голову, присматриваясь к облаченной в черное фигуре. Признавая в посетителе Рамона, странно, что сразу не понял кто он, хоть и заметил в контражурном силуэте знакомые черты тени, сопровождавшей его всю осознанную жизнь.
Бернандо Сепульведа, служивший поверенным семьи уже лет двадцать, прокашлялся: - Ваше сиятельство, он должен здесь находиться, так как в завещании имеется пункт, касаемо его будущей участи. – еще раз кашлянул, приглашая Рамона занять свое место,  страдательно поморщившись от негодующего взгляда состоятельной дамы и открыл теку с интересующим всех документом, - ну что ж, главные фигуранты на месте, можем начинать, - и продолжил с нотками помпезности в голосе, желая усилить значимость, - завещание усопшего маркиза состоит из трех частей: наставления наследнику титула, раздел имущества и инструкцию по вознаграждению верным слугам. Наставления маркизу надлежит прочитать самостоятельно в строгой секретности, а после вышеупомянутый документ сжечь, - поверенный выложил из папки опечатанный сургучом с фамильным гербом конверт и протянул маркизу, - его сиятельство, ваш покойный дедушка, Царство ему Небесное,  доверял мне, а я дорожил его доверием, поэтому  даже я не знаю что там. Теперь имущество.  Все движимое и недвижимое имущество, как то земли на севере Севильи и юге Кордовы, виноградники близ  Марбельи и в Эстремадуре, а также замок Парадо де Кармона, дворец плачущих Лилий в Севилье и дворец Эль Игерон близ Кордовы. Полтора миллиона золотом, триста тысяч серебром, доход от ренты и торговых сделок с Новым Светом также принадлежат вам.  Ровно, как и наследуемый вами титул маркиза. Вашему отцу отходит вся приобретенная собственность в Новом Свете и часть дохода от сделок. За вами сиятельная донна Деифилия, в случае смерти вашего супруга, остается дворец в Малаге и ежегодное обеспечение в двести тысяч серебром.
Поверенный вздохнул. - И самый, возможно неловкий момент для ваших сиятельств, но это воля покойного. Рамону Сангриенто отходит поместье близ Эсихи и надлежит обеспечение в 100 тысяч серебром в год. Общая сума вознаграждения для управляющих и поверенных в делах семьи Хименес составляет 23 тысячи серебром единоразово.

Отредактировано Педро Хименес (2015-03-08 00:20:14)

0

3

Дождь и гроз ночью, сменились солнцем и теплом ранним утром. Туман, опустившийся на поместье Хименес, разошелся с первыми же лучами светила. Слуги давно проснулись и готовили завтрак, если нужно было, то будили господ, приносили им теплой воды для умываний, одежду. Всё, что потребуется.
Рамон, которому слуг не было положено, добыл всё, что необходимо сам. Покойный дон Хименес настоял на отсутствии личных слуг, желая воспитать ответственность и самостоятельность.

Процессия, в виде траурной кареты и нескольких слуг, собралась и тронулась в сторону, где жил поверенный дона Адэлберто Хименеса. Наёмник двинулся следом на жеребце породы лузитано.
Неспешно прибыв на место объявления завещания, слуги быстро отдали распоряжения по поводу пожеланий своих господ. Рамон же первым делом прошел коридор, которым пойдут дон Хименес с матерью. Без приглашения вошел в кабинет дона Сепульведа.
Проверил все окна, двери, все углы. Остался вполне доволен увиденным, лишь на секунду нахмурился, не зная, что ожидать от сегодняшнего заседания и от самого завещания. Покойный маркиз не был склонен к каким-то несуразным поступкам, к авантюрам, пусть даже легким. Но наставления о место оповещения последней воли были... именно авантюрными, пусть и в очень малой доле.
«Что же вы задумали, дон Адэлберто. Маэстро...»
Слуги вносили в кабинет стулья и столы, куда выставили вазы с легкими фруктами, графины с вином и бокалы. Перро внимательно проследил за каждым движением слуг, одобрительно для себя кивнул и устроился близко от входа, у стены, но так, чтобы не мешать проходить входящим дворянам. Поверенный быстро, но аккуратно прошел вперед, встал за стол и распаковал папку, куда было вложено несколько листов и конверт.
Мать нынешнего дона Хименеса скривила презрительную улыбку и спросила, словно бросая каждое слово, что же здесь делает наёмник. Педро тут же посмотрел на темную фигуру и словно только что увидел, хотя мельком взглянул сразу же, на входе, когда Перро внимательно следил за ним взглядом.
- Ваше сиятельство, он должен здесь находиться, так как в завещании имеется пункт, касаемо его будущей участи.
Не менее удивленный, чем мать Педро (которая к слову, всё еще сохраняла свою природную красоту), Рамон взглянул на поверенного, покачав головой, отказываясь и желая быть подле, но не слишком близко. Дон Сепульведа понимающего кивнул, начиная оглашать пожелания и приказания усопшего. Протянутый конверт теперешнему маркизу, нёс в себе самое важное из всего, что сегодня, здесь и сейчас будет оговорено. Пёс это почуял. Полная уверенность и желание видеть как читает данный документ его маркиз, привела Перро в легкое возбуждение. Но позже. Всё это позже. Все остальные слова Рамон слушал в пол уха, прекрасно и так зная, о чем пойдет речь. А вот последнее... последнее привело его в легкий шок. Правда, пришлось поморщиться от звучания отданному в руки Перро поместья... воспоминания не самые лучшие.
Наёмник подсобрался, стоя в ожидании того, что мать семейства влепит ему пощечину, подозревая в чем-то своём женском, а заодно и за прошлые обиды, особенно за... Кхм...
Но уже через секунды всё его внимание завладел лишь дон Педро. Как отреагирует он?

+1

4

Педро прошелся пальцами по вытесненному на добротной бумаге фамильному символу, промял толстый сверток вдоль, прощупывая. В конверте, предположительно, было несколько сложенных листов и что-то еще, похожее на резную пластину. Герб? Печать? Клеймо? Что содержало это послание? О каких наставлениях речь? Что там может быть такого, чего дед не рассказывал ему, а оставил тайной до момента собственной смерти, о чем могло поведать надлежащее к сожжению письмо? Могло ли оно содержать указания на виновных в гибели Дона Адэлберто? Большой палец скользнул, подворачивая опечатанный сургучом край конверта, замерев в мгновении до взлома печати.
- Что? – голос Донны Деифилии, окрашенный страдальческими нотами,  вывел маркиза из бесконечного потока мысленных вопросов, - Сто тысяч серебром, вы в своем уме?! Женщина воинственно сжимала кулаки, ее сбитое дыхание выдавало не просто гнев, а бушующую внутри ярость, сдерживаемую от  выплескивания наружу из последних сил. - С чего бы? За какие заслуги?! Это возможно как-то оспорить?
- Сеньора, прошу вас, на то воля покойного. Я лишь озвучил написанное его рукой, - взмолился Сепульведа, переводя встревоженный  взгляд с одного наследника на другого, – Ваши Сиятельства, даже, если я понимаю что есть причиной этой части завещания, я не вправе разглашать. Только молодому маркизу, но после прочтения наставлений.
- Матушка, успокойтесь, не стоит так тревожиться, - прошептал Педро, сжав обрамленную кружевами кисть, и переспросил, обращаясь к поверенному, - вы уверены? Не могло ли произойти какой ошибки? Рамон слуга, не более… Маркиз смерил взглядом черную тень, -  Это большая сумма, да и поместье посреди наших владений, если в Испании нет другой Эсехи.
- Нет, ошибки нет, - возразил поверенный и болезненно  поморщился, переводя обеспокоенный взгляд на маркизу.
- Госпожа, вам дурно? Антонио, - поверенный громко окликнул секретаря ожидавшего в приемной, - Антонио принеси воды! Быстрее!
- А как же отец? Что с его титулом? В завещании ни слова об этом. А ведь это он должен был бы стать приемником титула, - продолжал настаивать Хименес, передавая маркизе принесенную в бокале воду, переводя свой взгляд на Рамона, - Сеньор Сангриенто, простите, что прошу о таком, но ваше присутствие тягостно для госпожи, вы не могли бы нас на время оставить? 
- Я предполагаю, ваше сиятельство, ответы на все интересующие вас вопросы вы найдете в находящемся у вас конверте. Покойный маркиз несколько раз перепроверял и правил текст завещания, уточняя некоторые формулировки, но само содержание было примерно таким от момента, как я поступил к вам на службу и стал заниматься делами вашей семьи. Надеюсь и впредь быть вам полезным.
Педро кивнул, поднимаясь, запихивая конверт во внутренний карман кафтана - Ваше сиятельство не изволите, - подхватил протянутую ладонь,  помогая встать матери. - Вы хотели навестить подругу, я отвезу вас к ней.

- Как только подтверждающие право собственности бумаги будут готовы, я навещу вас, ваше сиятельство, - поверенный учтиво склонился провожая вельмож до их экипажа, - если я понадоблюсь раньше, для разъяснений... - дайте знать.

***
Педро отвез мать к виконтессе де Тенорио и вернулся в Эль Игерон.
- Пьетро, найдите Рамона, велите ему зайти в синюю гостиную, туда же прикажите подать вина. Донна Деифилия гостит у подруги, ужинать я буду один, - маркиз привычно отдавал распоряжения пожилому уже управляющему, только сейчас заметив схожую с покойным дедом манеру держаться, а ведь сеньор Диметри служил у них сколько Педро себя помнил, в свое время был камердинером его отца. Как часто он будет теперь замечать отражение Дона Адэлберто во всем, что его окружает? Видимо пока душа не получит отмщения.

Отредактировано Педро Хименес (2015-04-30 18:44:06)

0

5

Рамон наблюдал, как дон Педро сжимает в руке конверт, как пытается понять через бумагу, что находится внутри. Наёмнику не меньше было интересно, что именно написал своему внуку дон Адэлберто. Какие тайны он ему поведал. О том, кто есть Рамон на самом деле? О его делах для семьи? О возможностях Перро и роли в семье? И самое главное, как распорядился судьбой своего пса в этом письме? Поместье, деньги – это не то, они не значит ничего для Рамона. Хотя сумма, надо сказать, огромна. Даже слишком.
Сеньора Деифилия была в гневе, она была очень возмущена.
«Ну еще бы, какой-то слуга, нет, я, получил деньги от части её наследства. Вы всё еще не простили дону Адэлберто того поступка, а меня за то, что подчинился ему?»
Сеньоре стало плохо и адвокат позвал слугу, чтобы тот принёс воды. Черная тень отделилась от стены возле окна и подошла ближе, на случай, если нужно будет помочь отвести сеньору Деифилию к карете. Но случилось в точности наоборот – Рамона попросили удалиться. И кто попросил, дон Педро, тоном, словно видит наёмника первый раз. Ра прищурился, пытаясь понять, что скрывается за этой вежливостью и обращением «Сеньор Сангриенто»... Подлинная вежливость, небрежность, брезгливость, осторожность?
Рамон кивнул, смотря в глаза дону Педро. Это было нагло со стороны Перро, но ему важно увидеть то замешательство, которое сейчас видно на лице, сквозившее, когда теперешний дон Хименес мял конверт, когда он придерживал свою матушку.
Ра вышел из кабинета, где только что огласили завещание, но возле дверей встал так, чтобы видеть все главные фигуры – нового дона семьи Хименес, его мать, адвоката и слуг. Ра не мог выполнить до конца просьбу. Нельзя. Всё таки его задача охранять семью, а не следовать просьбам, противоречащим основному приказу.
Через некоторое время дон Педро вывел свою матушку. Последняя кинула на слугу презрительный взгляд, полный решимости во что бы то ни стало убрать из семьи не подчиняющегося ей человека или настроить против него своего сына. Более красноречивого и в тоже время прекрасного взгляда нельзя было найти ни в одной женщине. Ра на секунду залюбовался её и опомнился, когда до его плеча дотронулся дон Сепульведа.
- Сеньор Сангриенто, покойный написал еще одно письмо и потребовал отдать вам, не указывая этого в завещании. Держите. Здесь его личная печать и ваше имя. Доброго дня вам, Рамон – человек кивнул и удалился обратно в кабинет, решая закончить с делами этой семьи как можно скорее.
А Рамон остался в некотором недоумении – письмо он тут же вскрыл, сломав сургуч. Внутри оказалась совсем короткая записка и еще один конверт, внутри которого письмо.
Всего несколько слов, а какой эффект – все пляшут под дудку мертвеца. До сих пор.
Быстро свернув письмо и убрав содержимое во внутренний карман, Ра быстро прошел к выходу из здания. Дон Педро помогал своей матушке забраться в карету и напоследок зачем-то обернулся на Рамона. С секунду он смотрел на него, словно обдумывая что-то, а после отвернулся и уселся в карету, постучав по крыше, что означало для кучера ехать. Лошади тронулись и повозка споро двинулась к дороге. Слуги поверенного держали черного коня Рамона, он принял поводья и забрался в седло, оглянувшись на здание.
«Ваша музыка, что заставляет всех двигаться, не смолкла даже с вашей смертью, дон Адэлберто»

Как и обещал дон Педро, он завез матушку к её давней подруге, виконтессе де Тенорио. Рамон присутствовал как-то при вечере, устраиваемом этой сеньорой – по приказу дона Хименеса, Перро сопровождал его невестку. Быть в дамском обществе небезопасно, тут никакая тренировка не поможет избежать слишком заинтересованных взглядов, странных и провокационных вопросов, намеков. Но Рамон держался.

Проводив свою мать, дон Педро, сел в карету и подозвал жестом Рамона. Тот подъехал на коне, ожидая каверзных вопросов или гневных слов по поводу денег и поместья в завещании, но нет. Всего лишь вопрос о том, сколько сейчас времени. Перро посмотрел на солнце.
- Около одиннадцати часов.
Ожидая дальнейших вопросов, Рамон посмотрел на человека, но увидел лишь рассеянную задумчивость на лице. О чем сейчас он думал? Что предполагал? Этого Рамон не узнает, пусть и очень хочется.
В таком обыденном виде они подъехали к дому. Слуги тут же расторопно подошли и сопроводили теперь уже маркиза до дома, управляющий отчитывался, что произошло за отсутствие главы семьи. Конюшие же увели лошадей в конюшню, распрягая животных, чтобы почистить, накормить и напоить. Своего коня, наёмник сам отвел в его стойло, снял с него седло, уздечку и поставил ведро воды перед конем, когда мальчишка конюшонок принялся чистить лошадь. На возражения ребенок лишь качал головой. Рамон хмыкнул что-то вроде «наглые пошли какие дети нынче», но возражать дальше не стал – бесполезно. Мальчишка быстро насыпал в кормушку овса, а сейчас коню дал большое яблоко, порезанное на кусочки. Конь был в восторге, Ра лишь цокнул языком и покачал головой, улыбаясь веселью мальчишки, который пребывал в таком же восторге от того, что конь, казалось бы нелюдимый, как и его хозяин, ест с руки другого человека. Слуга, что работал в доме, запыхавшись, вошел в конюшню:
- Вас ищет дон Педро, Рамон. Просил пройти в синюю гостиную – и тут же ушел, даже не обернувшись, чтобы проверить, идет ли Ра следом.
Перро пожал плечами и, кивнув мальцу, мол, пригляди за конём, двинулся в сторону здания. Если дон Педро просит зайти, значит следует идти сразу же, поэтому, не переодеваясь, Рамон, пройдя несколько комнат, вошел в синюю гостиную, куда только что принесли бутылку вина и легкий перекус.
Маркиз стоял возле затопленного камина с конвертом в руке. Не решаясь его открыть.
- Как вы и просили, я здесь, дон Педро – наполнил бокал вином и поставил поближе к хозяину - Что-то случилось?
Конечно, случилось - фигура его нынешнего хозяина была вся в напряжении, он явно не знал, что ему делать, когда на него свалилось всё управление делами семьи.

Отредактировано Рамон Сангриенто (2015-03-20 16:17:16)

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Настоящее » Явно тайно забытое (10 марта 1750 год)