Кровь и кастаньеты

Объявление

Мои благочестивые сеньоры!
Я зову вас в век изысканного флирта, кровавых революций, знаменитых авантюристов, опасных связей и чувственных прихотей… Позвольте мне украсть вас у ваших дел и увлечь в мою жаркую Андалузию! Позвольте мне соблазнить вас здешним отменным хересом, жестокой корридой и обжигающим фламенко! Разделить с вами чары и загадки солнечной Кордовы, где хозяева пользуются привычной вседозволенностью вдали от столицы, а гости взращивают зерна своих тайн! А еще говорят, здесь живут самые красивые люди в Испании!
Дерзайте, сеньоры!
Чтобы ни случилось в этом городе,
во всем можно обвинить разбойников
и списать на их поимку казенные средства.
Потому если бы разбойников в наших краях не было,
их стоило бы придумать
Имя
+++
Имя
+++
А это талисман форума - истинный мачо
бычок Дон Карлос,
горделивый искуситель тореадоров.
Он приносит удачу игрокам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Альтернатива » Las amistades peligrosas


Las amistades peligrosas

Сообщений 121 страница 150 из 285

121

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/121/65/121065664_317450.jpg[/AVA]
- Привет, Дамиан, - Крис кивнул, заулыбался. Глупо было бы теперь изображать девичье смущение, ну накосячил, с отцом разобрались, нечего больше к этому возвращаться. Вроде никому не плохо, никто не заморочился, так с чего бы он должен?
- Может оставим Кристофа здесь? Будет нам завтраки готовить, - поддел Лис ласково, словно в порядке вещей уже – такие вот совместные завтраки, атмосфера несколько странная и непривычная, однако отчего-то близкая и уютная. – Кстати, а когда ты успел научиться, и главное – у кого?
Насколько Венсан помнил, к кулинарным подвигам Николь никогда не проявляла рвения, а когда проявляла – то лучше бы не надо.
- Было бы чему учиться, - со смехом отозвался Кристоф. – А то ты маму не знаешь… - смутился. Вряд ли отец много знает, это во-первых. Ну и может быть при Дамиане о матери не стоит так часто и подробно упоминать? Несмотря на вчерашнее, отношения этих двоих оставались за гранью его понимания в моральном плане – это ж пожить с ними надо, чтобы видеть, чем они еще заняты, помимо… О чем говорят, как друг к другу относятся, и много чего еще. А так… - Омлет с овощами и ты можешь приготовить! – улыбнулся, с радостью подхватывая брошенную Дамианом тему собственного отъезда.
- Да вот сегодня. Отец сказал, что вы меня отвезете. За вещами я потом сам... - глянул на отцовского любовника весело, неожиданно для самого себя подмечая на его красивом лице следы недавней страсти. Вот ведь - почему же прежде отец казался не то что бесполым, скорее - лишенным подобных эмоций. Что-то из серии - боги не какают. А тут вон чего... сам видел. И не только видел. Отец прав - не все то хорошо, что таковым видится. И вряд ли можно рассчитывать на то, что вчерашние события могут повториться. Однако пища для размышлений теперь имеется, как и альтернатива - есть с чем сравнить. И Лили, которая ему вроде нравилась, казалась теперь не такой привлекательной.
- Что значит - когда я уеду? - Готье обернулся к Дамиану. – Я хочу, чтобы ты поехал со мной, до встречи три часа. И тебе так веселее, чем у плиты торчать, ну и... пора начинать осваиваться, раз уж мы решили в этой стране задержаться.
Одна из причин, по которой Готье желал присутствия Дамиана. Незабвенное шоу, им устроенное, произвело на Лиса впечатление, и он считал, что Данте свежим, так сказать, взглядом, может заметить какие-то детальки важные, которые от него самого могли либо ускользнуть, либо сложиться в иные выводы. Одна из причин… Была и другая. Причина по имени Ксавье.
- Посмотри, дорогой, - Лис усмехнулся, поманил Дамиана к себе. - Вот, - поймал Данте за талию, нисколько не стесняясь сына, усадил  на свое колено и потыкал пальцем в экран. - Ксавье Леруа. Карающий меч старика Куаре. И он мне нужен.
Ксавье Леруа. Советник и палач Эдмона Куаре. Изящный красавчик с тонкими хищными чертами лица. И глаза - черные дыры вселенной. Когда-то они неплохо ладили, Готье это еще помнил. Как помнил и пробежавшую между ними кошку. Да и Ксавье не из тех, кто о чем-либо способен забыть. Но несмотря на это, Лис очень хотел, чтобы Ксавье играл в его команде. Задача из разряда невыполнимых. Но попытаться можно, отчего нет?
- Леруа - кадавр. Я давно его знаю,  и ничто не наводит на мысль о том, что он за многие годы переменился. Ни купить, ни соблазнить, ни запугать. Сеть автомастерских, компания, осуществляющая грузоперевозки… - Лис даже и пояснять не стал, что там еще помимо легальных грузов провозится. - Почему он верен Эдмону - я не знаю. Разумеется, взаимовыгодное сотрудничество, но не им единым. Для этого Леруа слишком независим. Должно быть что-то еще... - Готье в задумчивости постучал кончиками пальцев по губам. - На всякого должен найтись свой метод воздействия. И нам предстоит его найти.
- Завтрак готов, - возвестил Кристоф, бесцеремонно сдвинув отцовский ноутбук в сторонку, стал накрывать на стол. – Можно вы продолжите потом?
- Придется подчиниться, иначе останемся голодными, - улыбнулся Венсан, неохотно ссаживая Дамиана с колен. Сын прав – продолжить можно и после, время есть. Да и при нем не стоило бы говорить большего.

- Здесь нам обоим придется осваиваться, Дамиан, - продолжил Готье, едва с завтраком было покончено, а Кристоф тактично удалился из кухни. - Я слишком долго отсутствовал. Так что можно сказать, что я тут никто. И это намерен исправить как можно скорее. Сначала переговоры, после - свяжусь с теми, на кого могу здесь рассчитывать.  И конечно - вызвать своих. Троих к Кристофу приставить - для начала, думаю, хватит. Там посмотрим, - Готье допил кофе, поднялся. - Что ж, пора собираться, -  и вразрез со словами своими привлек любимого к себе, тыльной стороной ладони по лицу провел. – Факт сделки – это только начало, самое интересное начнется после.

+1

122

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/010.jpg[/AVA]- Ну, оставлять его в добровольном рабстве, мне кажется, было бы чересчур… да я и сам вполне неплохо справляюсь, - с улыбкой отозвался Данте, затушив окурок в пепельнице и присаживаясь за стол, чтобы испить свежесваренный кофе чинно, за столом, а не по-босяцки, подпирая пятой точкой шкаф, пожав плечами и кивнув в знак согласия отвезти парнишку в место постоянной дислокации, расценив, что это решение, в принципе, можно вполне счесть правильным. В конце концов даже если неловкость момента после вчерашнего инцидента сойдет на нет, у мальчика же есть своя личная жизнь. А они вдвоем со своей нескончаемой страстью вполне могут избранниц Кристофа ставить, мягко говоря, в тупик. Так что имеет смысл ему вести самостоятельное существование.
- Да? А я было подумал, что… - улыбнулся Дамиан, - что ж, охотно принимаю предложение присоединиться. Мне это будет интересно и познавательно.
И еще как познавательно. Тут далеко не родные пенаты, где каждого бандюгана, считай, знаешь не только в лицо, но и чуть ли ни биографию до энного колена. И про каждую группировку наслышан, так что ночью разбудить можно, чтобы спросить состав любой, вплоть до теневого руководства или последнего боевика. А тут он был словно слепым котенком, которому только предстояло раскрыть глаза и изучать окружающий мир, чтобы обзавестись нужными связями и понимать, кому, как незабвенному китайцу, можно приставить к башке ствол, чтобы договоренности обрели содержание и стали явью. Очень хотелось для пущего собственного спокойствия выцепить из Штатов Маркуса. Вот кто был бы прекрасным дополнение и соратником в ближайших свершениях. Только вот… на кого оставить «хозяйство»? Это было задачей не из простых. И, если уж ориентироваться именно на импорт окружения, то следовало в ближайшее время, как только он сможет оценить ситуации, подумать и о том, кого он мог бы выписать сюда.
Покончив с завтраком, он с удовольствием перебрался на колени возлюбленного, с интересом заглядывая в экран, произнося невнятное «хмммм».
- Нужен? Ну… я подумаю, что с этим сделать. Вопрос в том, насколько широкие полномочия и спектр действий ты мне позволишь. Я нынче вовсе не в том положении… - он тихо засмеялся, поерзав у Венсана на коленках, - чтобы кого-то привлекать собой. Но думаю, при ближайшем изучении, я смогу решить эту непростую головоломку. Я найду ключик.
И отчего в себе не сомневался… не понятно. Но так было всегда. Если было что-то нужно, разбивался в лепешку, но слово держал. А этого красавчика… надо было подумать, чем заманить Леруа на откровенный разговор. И, вполне могло статься, что показать себя чуть более свободным, чем он был, не помешает. Впрочем, без каких бы то ни было последствий. Возможно, подошла бы роль такого же успешного, приехавшего посмотреть на славный город Париж… но не умереть, конечно. «Ни купить… ни соблазнить… ни запугать…» В этом они были с Ксавье похожи. Как и в том, что и сам Дамиан, хищный и красивый волчонок, устраивал ад на земле, карая неугодных себе или банде. А потом уже и Королям.
- Можно. – Улыбнувшись Кристофу, отозвался испанец, неохотно слезая с коленей, которые, конечно, успел облюбовать, усаживаясь на стул и приступая к трапезе, всем своим видом показывая, что Кристофу завтрак удался. Похвалив парнишку напоследок, он проводил его ласковым взглядом старшего брата, закуривая и весело болтая под столом ногами.
- Это верно. – Дамиан прищурился, задумчиво глядя мимо Венсана, как всегда в такие минуты выказывая лихорадочную почти скорость мышления. – Я тоже об этом подумал. Выписать кого-то из своих. В идеале нужно было бы де ла Вегу. Но… тогда не на кого будет оставить хозяйство. У меня настолько толковых кандидатов на его замещение нет. Так что… я буду думать. Мне тоже нужны свои люди на подхвате. Скорее всего, понадобятся. Но об этом потом.
Подорвавшись со своего места, Дамиан быстро убрал со стола, сгрузив грязную посуду в посудомоечную машину, на ходу допивая кофе, после чего прильнул к любимому, улыбнувшись ему ласково.
- Мне всегда не терпится, ты же знаешь. И да… на дела это тоже распространяется.
Короткие объятия, такой же краткий поцелуй, который вполне мог бы перерасти в нечто большее, прямо на кухне, а этого пока не следовало допускать – все-таки их ждали дела. И вот, спустя короткое время, Дамиан был готов, покручивая в унизанных кольцами пальцах зажигалку, с деланной ленцой шаркая по полу носком черных казаков. В остальном стиль его был по-испански деловым. Все черное – и костюм по фигуре, и распахнутая на груди сорочка, в которой болтались и его четки, и цепочка с медальоном. Волосы, правда, решил не распускать, а собрать в хвост. Так что деловой стиль был полностью соблюден. Ну и, конечно, не смог не взять свой ствол. Куда же без него. Не зря же разрешение на вывоз оформлял почти честно.

+1

123

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206366_kinopoiskruOcean_27sTwelve164252.jpg[/AVA]
- Если у тебя появилась счастливая мысль очаровать Ксавье - выброси ее, дорогой. Леруа более чем правильно ориентирован, и от внимания подобного характера может занервничать. А уж как занервничаю я… Разве что подружиться,  что весьма маловероятно. Будь все проще - я бы даже не заострил на нем внимания.
Полномочия... Хотел бы сам Лис понимать до дна - во что это они влезли. Да и Ксавье не то чтобы из виду выпустил... Просто знал - охота за головами давно миновала, и ждут их куда более изящные танцы.
- Давай будем честными, малыш, - Готье отстраненно наблюдал за деятельностью, которую развил Дамиан на просторной кухне. Он вообще умел принимать вид непричастный и даже несколько беспомощный, когда дело касалось быта. Ну да, шмотки в машинку мог закинуть и вынуть после сигнала о завершении стирки. Но последнее время даже этим себя не озадачивал. Грязное барахло из корзины материализовались в шкафах - чистое. Он за это платил и не желал вникать в процесс.
- Так вот. Я не думал над списками "разрешено" и "запрещено", и далее не стану. Я знаю, что ты умеешь принимать решения по ситуации. Знаю, что теперь... - легкий такой нажим на "теперь". Вполне понятно. - ... рисковать и подвергать себя опасности ты не станешь. Но чтобы мы и в этой сфере начали понимать друг друга с полуслова и полувзгляда - нужно некоторое время. Быть может я совершаю ошибку, смешивая деловое и личное, однако иначе в данном случае я поступить не мог.
Венсан не желал запирать Данте в роскоши четырех стен и обрекать на кастрюли и пасьянсы. Хотя, когда они летели сюда, планировал держать возлюбленного подальше от дел. Только к чему бы свелось все? Встречам за столом, постели? Что стали бы делать они, обнаружив однажды с недоумением, что это единственное связующее звено? Плот в штормовом море.
- Дело даже не в доверии - ты ведь понимаешь?
Лис - возлюбленный и Лис - босс - люди разные. Да и ты сам - тоже. Вот что предстоит увидеть и узнать. Привыкнуть.
- Со своими пока подожди. Это к вечеру будет ясно. Для начала нескольких человек хватит.
Наконец хозяйственная суета закончилась, и Готье словно бы облегчение ощутил, выныривая из кокона отстраненности. Обнял Дамиана, увлекая за собой.
- И пусть подтягиваются постепенно. С местными, которые точно с нами, повстречаюсь на досуге. Полагаю, сами скоро потянутся - новости подобные в узких кругах разлетаются быстро. Да и Эдмон разве что только в СМИ о своей отставке не сообщил.
Ему поиграть хотелось. Ведь не верил же Готье Эдмону, и это недоверие было вполне себе взаимным – чем не повод подразнить? Изобразить из себя наивного дурачка, который рад до усрачки свалившемуся счастью и не видит ни камней подводных, ни занесенного для удара кулака.

- Прекрасно выглядишь, - залюбовался Лис, улыбнулся. Присутствие Дамиана волновало его, приятной яркой ноткой возбуждения вливалось в сознание. Оттого еще, что и там он будет рядом. И что это возбуждение можно держать под контролем, и в то же время - чувствовать постоянно, на уровне инстинкта. Мое.
- Поехали, - Готье поправил и без того безупречный узел галстука. - Еще Кристофа нужно завезти.

Готье был спокоен. Ни единой пока причины для волнения. Они появятся после, посыплются щедро, или же и дальше будет тишь да гладь. Второе было предпочтительнее, первое - интереснее. И когда же это он не доиграл в детстве, что теперь с таким восторгом бросался в авантюры, правда, предварительно просчитав все возможные риски, и - да, готов был рисковать? Во вторую и любую последующую жизни он не верил. Значит - вот она, одна, и нужно ее прожить. Эгоистично. Ни в чем себе не отказывая.
- Крис, если что-то нужно - звони в любое время. С Николь не ссорься, бардак дома не устраивай - я же говорил, что мы будем приезжать.
Усмехнулся. Не попытки ли, как выразился сын, играть в папочку? Впрочем, кажется, их отношения несколько переменились. Уж не из-за вчерашнего ли? Притормозил у подъезда, обернулся.
- Ну что, до встречи? - улыбнулся.
- А к вам можно будет приезжать? - Кристоф открыл дверцу.
- Если не слишком часто - то да, - Лис усмехнулся.
- Тогда до... - начал было Крис, но замолчал, вглядываясь куда-то.
- Что еще?
- Мама...
- Что? - Готье резко обернулся. И правда - из машины вышла Николь.
- Так... - встреча с ней сейчас в его планы не входила.
- Она заставит ехать с ней! - в отчаянии прошептал Кристоф. - Пап...
Венсан вздохнул.
- Малыш, я быстро.

- Кристоф!
Сделала вид или правда не заметила? Венсан не спешил на сцену, и уж думал даже, что обойдется без его вмешательства.
- Где ты был?
Вопрос излишний. Вопрос на публику - единственную достойную того, чтобы не замечать так небрежно. Бывший муж. Великолепный Венсан Готье, который -  сволочь - испортил ей жизнь.
- Ты завтра уедешь, и дела тебе до сына не будет! - кинулась она в наступление безо всякого "привет". - Зачем потакаешь его капризам? Хорошим хочешь быть?
Лис улыбнулся. В этой роли он Николь еще не видел. Забавно.
- Ты очень красивая, Нико.
Она замолчала. Нет. Не просто замолчала - захлопнула идеально накрашенный рот, и слова остались не сказанными.
- Ты только сейчас это заметил?
Иногда Николь думала - а что, если бы Венсан однажды вернулся? Хотелось бы ей этого? Порой казалось - да. Настолько да, что хоть звони ему среди ночи, кидайся на ближайший рейс чертова самолета. Потом прошло. Есть вещи, которые не происходят никогда. Так вот, возвращение Готье - одна из таких вещей.
- Что вы задумали?
- Я надолго приехал, потому и позволил Кристофу пожить здесь. Позволь и ты, не подрывай мой авторитет, - добавил Лис вполголоса, подмигнул. Шутит. Николь знала.
- Ты слишком беспечен, - покачала головой, глянула - теплый глубокий взгляд, улыбка. Сдалась.
- Я позвоню тебе.
Венсан кивнул на прощание, влез за руль. Красивая. Как картина в галерее.
- Кажется Кристоф прав, и мы оба играем в хороших родителей, выебываясь друг перед другом. Нам удалось.

Второй раз величие здания уже не казалось таким безусловным. Готье небрежно кивнул на входе, оглядывая просторный холл с видом хозяина, затеявшего ремонт.
- Мне здесь не нравится, - сообщил доверительно Дамиану, не упустив возможности мимолетно губами его уха коснуться, вдохнуть родной запах. - Мы обустроимся в другом месте.
Не в кабинете же Куаре начинать править? Отчего-то припомнился Мопассан.
Вот уж не хотелось бы, чтобы какой-нибудь неосторожный шутник обратился к нему "мсье Куаре". Поэтому - все свое. А вишневый стол Эдмона  - на растопку камина.
- Входи. Сегодня я хочу твоего мнения. Смотри и слушай. Будет что сказать - говори. Это к вопросу о полномочиях, - Лис улыбнулся, распахнул дверь.
- Доброго дня.
Конечно, Ксавье был здесь - в этом Готье не ошибся. Кивнул ему. Здравствуй, дорогой.
- Я ожидал мсье Росса, мечтал с ним пообщаться, пока вы с Эдмоном свои дела решать будете.
- Аль остался в Штатах, я непременно передам ему привет, - Венсан вальяжно уселся на стул напротив. - Позвольте представить...
Недолгая церемония знакомства. Цепкий взгляд Леруа. Тонкая улыбка Эдмона. Взаимные любезности. Ах, как мило!
- Итак, я принимаю твое предложение, Эдмон.
Сегодня все так и будет - сладко и гладко. Будет энная сумма со счета Лиса на счет Куаре. После – рукопожатие, заверения.
- Что мне делать с твоей армией, Эдмон? Распустишь или прикажешь подчиняться мне?

+1

124

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/010.jpg[/AVA]- Счастливая мысль действительно имела место быть… - задумчиво пробормотал Дамиан, - да, но оставим. Впрочем, подумаем, чем можно с ним соприкоснуться.
«Эвона как… очаровать не выйдет… но должны же быть какие-то точки соприкосновения у одного человека с другим? Надо их пощупать. Быть может, что-то из этого и выйдет. Впрочем, никто не говорил, что будет легко…»
- И да, я и не планировал своих вытаскивать по щелчку пальцев. Это дело не пяти минут, требуется обстоятельно обдумать. И не вызывать ни у кого здесь излишних вопросов. Вряд ли общественность сочтет внезапный приезд даже пары определенных товарищей встречей кружка по интересам.

Стоило подумать о том, как он будет себя вести вне дома. Впрочем, едва они сели в машину, все сформировалось само собой. То ли привычка была определенная, то ли внутренняя самоорганизация. Дела амурные с работой ему приходилось смешивать лишь в отношении Маркуса, если это вообще было хоть как-то сопоставимо с текущей ситуацией. В работе их постельные интрижки с де ла Вегой не мешали совершенно. Они еще со школы чувствовали друг друга прекрасно. И всегда вставали спиной к спине в разборках, зная, что друг друга будут отстаивать до последнего. Так что Венсан из возлюбленного легко трансформировался в босса теперь. Дамиан четко понимал, что трудностей с определением у него совершенно не возникнет.
Весело попрощавшись с Кристофом, у него возникла возможность лицезреть и Николь. Любопытно, что она никак не отреагировала на его присутствие. Хотя, это и делало ей честь. Однако же Данте было глубоко фиолетово. У них в диаспоре не было принято, чтобы женщины интересовались делами мужей и сыновей. Это было нормой. Пожалуй, только одна женщина вошла в историю – супруга одного из Королей, увы, уже почивших, Фернандо Мендосы. Амалия была женщиной сильной и красивой. И даже подарив мужу четырех сыновей, не утратила блеска, статности и интереса к жизни. Будучи умной и прозорливой, она сумела поставить себя так, что Фернандо ничего не оставалось, как делиться с ней происходящим в деловой сфере. Поговаривали, что во времена войн за бизнес Амалия сама подстрелила нескольких бандюганов. А теперь, насколько Дамиан знал, к вдове Мендоса периодически ездили Короли за советом. Но это было исключением, лишь подтверждающим правило.
- Не бери в голову, Венсан… - бросил Данте, усмехнувшись, - женщины из другого теста. Я бы не сказал, что ты выебываешься. Это кровные узы, которые не так легко разорвать. Я могу с уверенностью сказать, что не занимайся ты таким бизнесом, держал бы сына при себе. – Он закурил, мягко улыбаясь, мельком поглядывая в окно. – У нас это норма. Женщины держаться обособленно. Вернее, их держат обособленно. Они занимаются детьми до определенного возраста. Сыновей изымают довольно быстро. Они же мужчинами должны вырасти, а не держаться за юбку. Впрочем, это не мешает нам уважать наших женщин. Прежде всего за то, что они знают свое место. – Данте посмотрел на возлюбленного, чуть прищурившись. – Я думаю, что Николь тоже занимает свое место. То, которое ты позволил ей занять. И только тебе судить, насколько это правильно. И только тебе решать, насколько благоприятное влияние она оказывает на твоего сына. И ты… не играешь в хорошего родителя. Ты хороший отец. Потому что, правильно расценив потенциал Кристофа, не сделал его своим преемником, а позволил ему жить так, как он живет. Это мое мнение.
«Отец Небесный, когда это я стал таким рассудительным? Стоило уехать подальше от своего отца, как я сам становлюсь его копией…»

Здание, в которое они вошли, ему не понравилось. Дурацкие предчувствия закрались в душу. Он не мог понять, что именно его настораживает или что не нравится, сколько ни обращался к разуму. Голос его молчал, анализируя. Так что он почти с удивлением посмотрел на Венсана, когда он изрек, что ему не нравится здесь.
- Что ж… - улыбнулся прикосновению, на миг прикрыв глаза, - у меня такие же чувства к этому месту.
Кивнул.
«Да… если мне будет, что сказать…»
Посерьезнел еще больше, чем был в машине, по привычке темным взглядом быстро окинув помещение, будто проверяя его на предмет опасности и готовясь к зачистке. Осторожность никогда не бывает лишней. Особенно при дружеской встрече.
- Доброго дня. – Вторя Лису, поприветствовал собравшихся Данте.
«А вот и Ксавье…»
Так и подмывало ответить со сдержанной улыбкой, соответствующей случаю, что, мол, могу и я ваши мечты исполнить, пообщать. Но вместо этого лишь плечами повел, мол, вот же незадача, не срослось вам увидеться нынче. Устроился в кресле рядом с Венсаном, внимательным и спокойным взглядом рассматривая присутствующих.
«А молодой человек не промах. Что ж, я его понимаю. Но я сейчас не в той роли, чтобы так сканировать взглядом их обоих…»
- С армией? – весело и как можно любезнее уточнил Данте, обводя присутствующих с чуть хищной улыбкой. – Венсан, подозреваю, что мсье Куаре был бы плохим полководцем, если бы передал бразды правления верными ему людьми новому командиру. Впрочем, если у мсье Куаре иная точка зрения… - Дамиан, вновь не замечая, как копирует отца, положил ногу на ногу и сцепил пальцы в замок, чуть вальяжно потянувшись, - можно спросить эту самую армию. Далеко не все бывают готовы к смене власти. Процентов пятнадцать обычно остается, не более. А через месяц – пять. Это почти как брак. Разве что… - с деланной рассеянностью обвел присутствующих взглядом, - верность прямо пропорциональна вознаграждению. Но… - он неожиданно приосанился, возвращая на губы холодную улыбку, - лично я всегда предпочитал верных идее, а не материальной стимуляции. Так что, полагаю, кадровый вопрос, поднятый теперь, был задан для проформы, верно?

+1

125

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206366_kinopoiskruOcean_27sTwelve164252.jpg[/AVA]
- Ну какая армия, мальчик мой?
Стоило признать - роль доброго дядюшки удавалась Эдмону чудо как хорошо. Настолько, что фамильярное "мальчик" вкупе с притяжательным местоимением в общем-то выглядело вполне гармонично и не вызывало у Лиса нервного тика. Не впервые Готье наблюдал за подобным представлением, однако всякий раз мысленно - или вслух - аплодировал. Куаре больше похож был на благообразного преподавателя престижного университета, коим и был во времена оные. Однако вспоминалось об этом факте биографии вот в такие как раз моменты. Акула превращалась в безобидную аквариумную рыбку. Правда, ненадолго.
- Мсье Альварес абсолютно прав. Да и ты, конечно, шутишь, Венсан. Я оценил.
Эдмон улыбнулся.
- Дамиан... Вы ведь позволите? У вас прекрасный французский, Дамиан.  Я не мог не отметить, уж простите.
Наличие Альвареса при Готье Эдмону было известно не первый день. Однако никак не мог он предположить, что Венсан с ним не только спит. Интересно было бы понаблюдать со стороны за этим дуэтом. Любопытно.
- Однако не стану вас пустой болтовней стариковской задерживать, - снова замурлыкал, и Лис стиснул зубы - отчего-то эта игра Куаре порой его дико бесила. Старику было чуть за шестьдесят, и здоров он был, как бык.
- Ксавье.
Почти неуловимый жест, и новая метаморфоза. Акулой  Куаре нравился Венсану значительно больше. Это было привычно и не раздражало.
- Есть люди, которые захотят остаться с тобой, - подвел итог теме Эдмон. - Здесь - всё, - кивнул на кейс, который Леруа с преувеличенной вежливостью положил на стол перед Лисом. - Этот отель я оставляю себе. Он ведь все равно тебе не нравится.
Готье и виду не подал, что удивлен. Лишь взгляд заметно прохладнее стал. Кажется, никаких своих антипатий этому месту он вслух не высказывал. Только Дамиану, и так тихо, что никто бы не услышал. Впрочем, неважно.
- Разумеется.
- Я не смогу жить в праздном безделье, после стольких-то лет, - Куаре развел руками, словно извинялся.
Ну-ну. Лис понимающе покивал, вроде как поверил в то, что это озарение снизошло на Эдмона сей момент. Однако все эти ритуальные танцы дела не меняли - несмотря на недоверие и подозрения, они все же любили друг друга и по-своему были привязаны. К прошлому, к будущему.
- Как поживает мадам Готье?
Венсан едва не расхохотался, глядя в бездны черных глаз Леруа. Вот же, вот единственная причина, по которой он может остаться. Мадам Готье. Николь. Кошка, которую Ксавье брезговал гладить. Что ж, над этим стоило на досуге подумать.
- Благодарю, у нее все в порядке, - заверил с улыбкой беспечной - с улыбкой человека, который все забыл. - Мы сегодня виделись.
Издевается, сукин сын. Леруа пожалел, что спросил. Напомнить? В том нужды не было. Готье ни хрена не забыл. И - ни хрена не понял. Не понял главного - незавершенное действие будет чесаться до скончания дней. До самого нутра, до мозга костей зуд этот, и не избавиться никак. Разве что заставить чесаться и другого.

- Ну вот, игра началась, - Готье швырнул кейс на заднее сиденье. - Пока картина такова: нас двое. Куаре уходит в тень. В очень густую тень. Он мешать не станет. Если с недвижимостью все понятно, то с прочим... - Лис сощурился, выруливая на оживленную улицу. - Свои люди нужны, свои каналы. И вообще... - обернулся к Дамиану, на краткий миг отвлекая внимание от дороги. - Я передумал. Ален не конкурентоспособен. Очень жаль, мне будет не хватать Эдмона, пожалуй.
На губах появилась жестокая усмешка.
Не завтра. И даже не через неделю.
- Что скажешь, дорогой? Да, я думаю что сейчас мы поедем в нашу резиденцию. Там пообедаем, посмотрим наследство и кабинет. Его там нет, но - будет. Потом домой. Я намерен собрать тут свою армию. Маленькую, но надежную. Для начала хватит.
А вечером - непременно позвонить Россу. Не хватало пока Лису его британской невозмутимости. Дживс, да и только. Однако и мысли не возникло подтянуть его сюда. Никого надежнее Дамиана Готье и представить не мог. И - никого нужнее, чем он.

- Ты ведь помнишь, что это - твое?
Венсан буквально втолкнул любимого в лифт, вжал в стенку. Этот деловой вид Данте несколько сбивал с толку, очаровывал - словно в первый раз. Словно никогда не знал вкуса этих губ, их податливой мягкости, от которой так сладко ныло в паху и перехватывало дыхание.
- Как думаешь - каковы наши шансы потерпеть до дома?
Самому сейчас казалось - никаких. Только бы вот... Двери лифта с тихим звоном разъехались. Внизу остался ресторан, клуб, игровые залы. Тишина и чистота.
- Так. Нужна новая мебель... ага.
Придется просить у Алекса фото своего кабинета. Чтобы и этот воссоздать по образу и подобию. А спроси Венсана - как оно там? Толком не вспомнит. Привычные вещи, в окружении которых изо дня в день, перестают иметь значение. До тех пор, пока их не лишишься, пока на месте шкафа не обнаружишь лишь девственный прямоугольник на полу, да пустоту излишнего пространства.
Куаре будет соблюдать все условия и вмешиваться никак и ни во что не станет. Однако в то же время своим верным псам даст понять, что рано вешать перчатки на гвоздь. Дракон засядет в пещере и будет выжидать.
- Я, видишь ли, решил убить дракона. Хотя какое-то время буду безутешен. Я хочу остаться в этой стране, Дамиан. И уж конечно – не никем. И я все для этого сделаю.

+1

126

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/010.jpg[/AVA]Куаре, без сомнений, навевал Дамиану не слишком хорошие мысли. Он прекрасно помнил и знал, что и старых львов следует опасаться. А эти выдаваемые шутки-прибаутки, окрашенные нотками отеческой заботы, могли не настораживать разве что полного идиота.
«Как бы мне ни хотелось занимать твое время и отрывать от невесты, Вега, а все-таки придется. Без тебя я в вакууме информационном. А досье мне теперь ой как нужны…»
- Позволю. – С холодной и подчеркнуто-официально доброжелательностью отозвался Данте. – Благодарю, мсье Куаре. И, разумеется, прощаю.
Отец, хоть и частенько поколачивал нерадивого и гулящего отпрыска, решившего идти в жизни своим путем, все-таки вкладывал бесценный опыт в голову, хоть, порой, и через задние, что называется, ворота. И учил быть жестким в таких ситуациях. Это как первое рукопожатие. Оно должно быть крепким. А улыбка – хищной. Чтобы партнер даже в мыслях не имел возможность вообразить, что ты слабее.
«Отель? Валяй. Мавзолей под стать…»
Так что кивнул сдержанно и согласно, не сводя с Куаре и Леруа почти немигающего внимательного взгляда. Возводя любимого в статус босса, он негласно становился если не псом, то гадюкой точно. Его ствол, именуемый вайпером, был ему под стать. Еще предстояло узнать Венсана получше с этой, другой стороны, чтобы взаимодействие было на уровне инстинктов, как это было с Королем, Эдуардо, которому он послужил верой и правдой. Это было не просто в предугадывании любого желания босса. Это было нечто большее. Видеть любую опасность или преграду прежде него. И убирать ее до того, как он только подумает об этом. Словом, обеспечивать полностью рабочую обстановку, чтобы Готье мог заниматься только делами и не думать о каких-то подспудных подводных камнях, коих на пути таких людей встречается немало.
«Интересно, если бы я и Леруа одновременно выхватили бы стволы, у кого бы первого была бы дырка в башке?» - отстраненно подумал Альварес чисто из спортивного интереса. Ксавье был для него человеком-загадкой. К тому же, его босс поставил ему задачу. И требовалось ее решить. А надолго подобные мероприятия оттягивать было бы чревато.
Вежливым и вновь внимательным взглядом окинул обоих, попрощался, как того требует негласный протокол подобных встреч. Руки, конечно, не подал. Негоже. Да и не жаждал, если уж быть откровенным до конца. А вот взглядом за Ксавье зацепился. Доброжелательным таким, деланно-искренним. В ответ что-то подобное вежливое получил, да и взгляд его тёмный запросто выдержал. Еще и не таким в глаза приходилось смотреть.
«Еще увидимся…»

- Да-а. – Протянул Данте, потянувшись на сиденье, слегка хрустнув пальцами. – Более бездарно я вряд ли тратил время. Разве что на утренниках в детском саду. Впрочем, это и было своего рода… представление. Дешевое. Но оно было нужно мсье Куаре. – Он посмотрел на Венсана и лениво уставился на дорогу. – Очень нужно. И да, жаль дяденьку. Вообще жаль, когда гиганты уходят. Но такова жизнь. На их место приходят те, кто постройнее и все еще способен умещаться в более узкое кресло.
Вновь перевел взгляд на Лиса, откровенно любуясь его усмешкой, даже собственные губы чуть языком тронул.
«Ах, как хорош. И весь мой.»
- Для начала хватит человек десять, максимум пятнадцать. Толковых, дееспособных, разносторонних и пронырливых. Это будет разведка, костяк. Основная задача – прощупать везде, где только можно. И так, чтобы никто этого не заметил. Хотя определенных телодвижений будет сложно не заметить в подковерной войнушке. А потом штат можно будет существенно расширить. По потребностям. Но людей Куаре… - он потер подбородок пальцами, - если кого-то принимать под твое начало… я бы смотрел сам. С твоего позволения. Я все-таки не так давно этим занимался непосредственно. Я умею работать… - улыбка вышла не просто хищной, а маниакальной, - с людьми. Ну да ты видел… - снова обратил на него свой взор, очаровательно улыбнувшись на этот раз.
Не стоило расписывать возлюбленному, сколько раз была выиграна война еще до того, как назначалась встреча. Информационная война куда быстрее, эффективнее. И, если уж на то пошло, у него были на примете люди, пара человек, которым можно было бы поручить поисковые операции подобного характера.

- Конечно, помню… - игриво задрав голову и облизнув губы, Дамиан немедленно заключил Венсана в объятия. – Салфетки у меня в кармане. Смазка тоже. Так что не думаю, что я захочу терпеть. Если не очень пыльно, сможешь выебать меня прямо на полу. – Заключил он вполне будничным тоном, облапав задницу, на которую он постоянно любовался.
А пока… вышел из лифта, окинул представшее взору задумчивым взглядом, поддакнул.
- И диван. И стол попрочнее. А то часто менять придется… - дополнил он относительно мебели, рассматривая пол на предмет чистоты, будто бы в тот же момент планировал воплотить в жизнь сказанное в лифте.
- Из тебя получится прекрасный рыцарь, любовь моя… - Дамиан подошел вплотную к Венсану, заключая его в объятия, чтобы в следующий момент прижаться к его шее губами, жарко, что даже дыхание перехватило. – Я тебе помогу. У всякого рыцаря есть оруженосец. А у короля... ну… скажем… учитывая мою религиозность, я вполне согласен на роль серого кардинала. – Сказал – и прихватил кожу зубами, оставляя свою метку, чтобы следом, чуть отстранившись, моментально расправиться с молнией на брюках Венсана и нырнуть рукой, обхватив горячую плоть.

+1

127

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206366_kinopoiskruOcean_27sTwelve164252.jpg[/AVA]
Слушал Дамиана, и захотелось вдруг отстранить любимого от всего этого дерьма. Отправить домой. Или просто же – не лезь ты в это, я сам разберусь. Не то чтобы надвигающуюся опасность шкурой чуял, пока не в ней было дело. А в том лишь, что с этой новой постановкой ролей нужно было освоиться. Неправильным казалось, что ли, словно отражение в кривом зеркале. Лис иной жизни для Дамиана хотел? Это нелепо. Однако и вот так запросто озадачивать его и строить, как поступал с тем же Алексом – этого, наверное, никогда не сумеет. Впрочем, Данте действительно достаточно опытен и сам видит куда больше, и главное – еще до того, как это озвучит Готье. Потому и не протестовал, не прерывал, и кивал согласно.
- Разумеется, этими ненадежными элементами предоставлю заняться тебе, - усмехнулся, без труда и в красках вспоминая весьма яркую картину умения возлюбленного с людьми работать. Сколько еще талантов в нем Лису предстоит открыть? Он одно точно знал – сожалеть ни о чем не станет. – Дома получишь все нужные данные – какими располагаю я сам. И вот что… Я думаю, стоит пригласить Ксавье на ужин. Может быть не сегодня, на днях. Посмотрим. Не удивлюсь, если он опередит мои благие намерения и напросится сам.
Какой изощренный мазохизм заставлял Леруа держать Венсана в поле зрения – бог весть. Это было бы любопытно разгадать, точнее – от него самого услышать. Но Ксавье ведь больше не совершает ошибок. Одна стоила ему слишком дорого, хотя Лис так никогда и не смог понять – отчего это такой человек, как Леруа, намертво зациклился на одном событии, и тащит его за собой, как ценный груз. Тут только можно было развести руками и сказать – всяк по-своему с ума сходит. Но это – не ответ.

- И давно ли ты стал так предусмотрителен?
Вот и все. В его объятиях, да еще и под такие откровения, ничему иному просто не оставалось места. Ничто не имело ни значения, ни права занимать его мысли и время, когда вот – напротив, так близко – полный любви и желания взгляд.
- Пол, даже если не пыльный, то жесткий, - поддразнил, обвивая рукой талию, потянул за собой, закружил, шутливо изображая нечто вроде танцевального па. И кто бы вот говорил о непригодности того или иного места для того, чтобы жарко потрахаться? Насколько Готье уже успел уяснить себе: если их охватывало страстное желание - неподходящих мест для утоления его попросту не существовало.
И правда – зачем ждать до дома, зачем лишать себя удовольствия, когда можно вот – здесь и сейчас? Так просто – на миг прикрыть глаза, склонить голову, словно покоряясь этому урагану, жаркому касанию губ, от укуса вздрагивая, и в тот же миг прощаясь с последней возможностью отстранить от себя, выпутаться из сладостного соблазна. Уже невозможно.
- Да… да…
Кем угодно будь, только – со мной. Только – всегда таким, чтобы я чувствовал тебя рядом, желание твое, то самое желание, которое привело тебя ко мне тогда. Сколько времени прошло? Вечность? Несколько недель? Я не помню. Ты был всегда, и всегда будешь. А если нет… Этого Лис не мог себе вообразить. Наверное, за теми пределами существует какая-то жизнь. Никчемная и жалкая. И о ней даже думать не хотелось.
- Успел соскучиться? – мурлыкнул, с пошлым откровением вжимаясь в ласкающую ладонь. Поддел пальцами подбородок, придержал, жадным, влажным поцелуем накрыл теплые манящие губы, продолжая прерванный в лифте поцелуй. Ну и где там…. Бесцеремонно в карман Дамиана руку сунул, отыскивая предусмотрительно прихваченную смазку.
- Ты что, знал? – выдохнул, заглядывая в глаза. Не до долгих прелюдий вдруг стало, нервной дрожью окатило иссушающее желание обладать им – немедленно. Торопливо, рывками, словно на все про все у них было минут пять, не более, Лис сдернул с Дамиана штаны, развернул спиной к себе. И совершенно безразлично, какой вид оба будут иметь после, выходя отсюда. Ему было все равно.
- Нам нельзя покидать пределы дома, - рассмеялся коротко, зубами подцепил мочку, жарким дыханием приласкал нежную кожу шеи. Скользкими пальцами меж ягодиц провел, застонал глухо. Откуда эта ненасытность, откуда ощущение, что не был с ним как минимум неделю? И – боги! – пусть так и будет, пусть так будет всегда. Готье не желал думать о том, что возможно как-то иначе, но он знал – так бывает. Но пусть не с ними, пусть никогда не настанет тот день, когда усталость, заботы или время возьмут верх над безудержной страстью. Никогда.
Всхлипнул, на миг зажмурившись – как же в нем горячо, упоительно тесно! Качнулся, одной рукой оперся о стену, другой до боли сжал бедро, оставляя синяки на гладкой коже. Мой. Толкнулся глубже, медленно, плавно, позволяя себе в полной мере насладиться каждой секундой, ощутить, как судорожно сжимаются нежные мышцы на члене, лишая окружающий мир не только очертаний, но и – реальности его. Почти невыносимо – так желать его. Вскрикнул, резко вбиваясь до основания, замирая, вслушиваясь в собственное рваное дыхание, грохот пульса в висках. Вот оно – единственное сокровище, единственная причина, чтобы жить, желать чего-то в этой жизни, просыпаться – для него. А Венсан и не знал, что ось его мироздания может настолько сместиться, повлечь за собой перемены. И он принимал их, более того – был безмятежно счастлив.

+1

128

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/010.jpg[/AVA]-  Ксавье? На ужин? – Дамиан даже задумался ненадолго, быстро облизал губы, загадочно улыбнулся. – Хм, как я понимаю, он должен живым остаться и в добром здравии после ужина, так что любые кулинарные эксперименты, вроде как, откладываются на неопределенный срок? – Улыбнулся. Само очарование и невинность. Воды не замутит, как говорится. – Что ж. В таком случае мсье Леруа выпадет редкая честь отведать то, что я приготовлю своими ручками… вот этими самыми… - Улыбка стала развратной, а ручка как раз обхватила член плотнее, ритмично лаская.
Ну что поделать… ну не объяснять же, что его коленки на этом самом жестком полу не пострадают. И для пущего колорита он бы даже готов полностью обнажиться, чтобы возлюбленный мог бы над ним, таким доступным, ощутить определенную власть. А что, это довольно возбуждающе – отдаваться полностью одетому, будучи самому совершенно голым и как будто бы беззащитным. Но это даже уже какие-то отчасти ролевые игры. А учитывая, что им и в регулярной половой жизни хватало страсти с лихвой, можно было себе вообразить, во что выльется их похоть, если подходить к физической близости еще и с творческими мотивами.
- Соскучился. – Признался Данте. – Да и… этот деловой образ, встречи и недомолвки, некое подобие благообразия… наводят на определенные мысли, желания и… да. Я предполагал, что так произойдет. Что необходима будет разрядка… а потому…
Ахнул от торопливости возлюбленного, губу от удовольствия закусил – что и говорить, а подобная спешка была очень приятна. И пусть кто попробует сказать, что она хороша лишь при ловле блох. Ничего подобного. Когда судорожно сжавшиеся мышцы только и ждут, чтобы их с усилием раздвинул, преодолевая инстинктивное сопротивление, крепкий хуй… ну, тут не до промедления становится. Тут уже отключается мозг, потому что все подчинено только одному единственному желанию.
- Можно, можно… - игриво отозвался Дамиан, выдохнув со стоном, выгибая спину, чтобы подставить задницу под ласку его пальцев, будто и без того не слишком отчетливо было понятно, как сильно он этого желает, коли сам руку в брюки запустил. – Главное – иметь при себе необходимый… инвентарь…
Мог бы и еще пошутить, подразнить даже, чтобы последние секунды в пытку превратились, когда вроде как вот оно, только упрись в горячее тело, ан нет, ерзает, извивается, распаляя и без того сильное желание, от которого перед глазами едва ли ни темнее. Но не успел. Раньше бы начал – может и отсрочил бы. А так – коротко вскрикнул, совершенно на этот раз не стесняясь быть услышанным. Только вот румянец смущения все равно на щеках проступил – акустика в помещении оказалась лучше, чем можно было ожидать, несмотря на некоторое покрытие на полу.
Вжался в стенку, закусив губу, закрыв глаза, чувствуя, что если откроет, то пред ними едва ли ни круги пойдут от похоти, которая совершенно выматывала его последние минуты. А теперь привычная и приятная боль, призванная вроде как немного охладить пыл, лишь служила дополнением к обострившимся чувствам, делала тело податливым, а ноги почти ватными, так что предстояло взять себя… фигурально, конечно, выражаясь, в руки, чтобы остальная часть этого феерического соития не происходила на полу.
Пауза, показавшейся мучительно долгой, затянувшейся – и Данте качнул бедрами, сам слегка сжал его член в себе мышцами, застонал, показывая, что ожидание превысило его мыслимые и немыслимые ожидания.
- С-сскажи…. – прошептал он жарко, облизывая искусанные и припухшие губы, - а когда Ксавье… придет к нам… на ужин… ты будешь также не воздержан… в своей страсти?

+1

129

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206366_kinopoiskruOcean_27sTwelve164252.jpg[/AVA]
И знал же Венсан, что Данте не позволит ему долгих издевательств и промедлений. Ну как – не позволит… Лис сам не выдержит, поддастся на провокацию жаркой тесноты тела, заигрываний развратных. Несдержанность и неприкрытое желание возлюбленного все еще удивляли и восхищали Готье, к этому привыкнуть – да невозможно, через год или пять лет. Десять. Главное – прожить столько, чтобы убедиться в правоте собственных выводов и ощущений. А еще – не думать о том, сколько через те самые десять лет ему самому исполнится. Может не все так нерадужно будет, чего загадывать? Да и когда есть здесь и сейчас, то ни о каком завтрашнем дне речи быть не может, а вот Дамиан и любовь его – состариться Венсану не дадут.
- И ты… И ты еще в такой момент о Ксавье способен думать? – в долгу Готье не остался, хлестко впечатал ладонь в упругую ягодицу, любуясь с хищным оскалом на мгновенно порозовевшую кожу. Так-то, нечего мне тут про других не по делу поминать.  А сам в отместку назад подался, почти выскальзывая из умопомрачительно тугой дырки, черт знает откуда только выдержка взялась. И как ни в чем не бывало - зашептал жарко, уха любимого губами касаясь.
- Так же, так же… С тобой я не умею быть сдержанным, знаешь же. Пусть смотрит и завидует, - и дальше уже невнятной скороговоркой рассказывать стал, что именно и как намерен сотворить с Данте в присутствии гостя. Таким бархатным низким голосом самое оно пошлые развратные подробности в красках расписывать, медленно, плавными движениями входя глубже в горячую сладкую задницу.
Потом все же придется рассказать Дамиану о Ксавье. Подумать только – много лет прошло, много событий, и как переменилось все в жизни обоих. А заноза упрямая все сидела, помнилось. Не то чтобы Венсан опасался дурной мести Леруа, несмотря на репутацию и нрав последнего. Вряд ли ему может упасть в голову светлая мысль использовать для этой цели Данте. Совсем уж по-мальчишески вышло бы, а им уже лет не двадцать и даже не тридцать.
- Лучше расскажи, как ты меня хочешь, - медленно языком по его шее провел, пальцами дразняще по напряженному мокрому члену прошелся. Смена стиля, обстановки, эта отражающая эхо стонов пустота комнаты – отчего-то вызывали напряжение, возбуждение какое-то почти жестокое, быть может именно из-за непривычности своей. Последнее время их жизнь протекала иначе, они принадлежали только друг другу, собственному времени, и желаний своих сдерживать не привыкли. Ни салон самолета, ни любопытный мальчишка в их постели – остановить их не могло ничто. И сейчас Готье отлично знал – стоит только Дамиану озвучить хоть малую часть своих желаний, и сорвется Лис, с жадностью оголодавшего зверя растерзать будет готов, выебать так, чтобы любимый окончательно забыл, где они, чтобы кричал от каждого резкого толчка.
- Я постоянно желаю тебя… как ты это… делаешь… - это уже давно перестало быть вопросом, потому что ответа на него не знал ни один из них. Это данность, то, чего не изменить, невероятная, восхитительная истина, перед которой Венсан преклонялся, как перед чем-то божественно-непостижимым.
Огладил ладонями соблазнительный изгиб бедер, лаская нежную кожу, с убийственной тягучей плавностью трахая жаркую дырку, то почти выскальзывая, то погружаясь до основания, притираясь блядски, замирая в нем, на последнем пределе.
Невыносимо, головокружительно хорошо с ним, в нем. Венсан на миг прикрыл глаза, словно этим бессмысленным способом надеясь хоть ненадолго отсрочить, продлить удовольствие. Но сознание, затуманенное первобытной, животной жаждой подбросило яркую картинку – их комната с зеркалами и прочими развлечениями. Здесь им такая же нужна. И кабинет этот будущий привиделся с зеркальной стеной, и стол, как и говорил Данте, достаточно крепкий для того, чтобы выдерживать их отвязную еблю.
Вот теперь – все, теперь каждая секунда промедления смерти подобна. Зарычал, болезненно впиваясь зубами в шею возлюбленного, мгновенно набирая безумный темп, притянул к себе, заставляя сильнее прогнуться в спине. Несдержанно стонет, вбиваясь хуем в сладкую дырку по самые яйца, и никакая сила в мире не способна была бы его сейчас остановить. Еще резче, жестче, сходя с ума от неугасимой жажды обладания своим восхитительным возлюбленным. Слишком… быстро… Всхлипнул, обхватил пальцами его член, размазывая смазку с нежной головки, и со стоном кончил, дрожа, ткнувшись лбом в его плечо. Едва на ногах устоял, обняв Дамиана, теснее прижимая его к себе.
- А салфетки в твоих карманах есть?
Так не хотелось двигаться, а уж тем более – куда-то идти. Растянуться бы сейчас с ним на постели, заключить в бережные объятия, и не думать ни о чем, кроме своего невероятного возлюбленного.

Отредактировано Андреа Фольи (2015-04-15 09:47:24)

+1

130

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/010.jpg[/AVA]Дамиан коротко вскрикнул, подавив смешок. А как же, не он же про ужин предложение высказал. Как же мог он не сделать соответствующие уточнения немедля, пусть и в совершенно не подходящее для этого время?
- Ты… ты первый начал! – с деланным возмущением отозвался на вопрос, закрывая глаза, подаваясь к возлюбленному, который сыпал такими подробностями, что гипотетически, можно было вообще ничего более и не делать – недвижимыми оставаться, все само собой бы произошло, а уж с такими плавными движениями, страсть еще больше разжигающими, и подобно.
И мельком мысль все-таки снова поселилась ненадолго в голове Данте – что такого в этом самом Ксавье, почему не дает эта фигура покоя возлюбленному? Что за черная кошка пробежала между ними? Определенно же, что-то когда-то происходило. Еще на встрече невозможно было не заметить что-то неуловимое, в воздухе витающее, не до искр, конечно, или напряжения, но что-то между этими двумя точно было. Знать бы только что.
Дамиану оставалось только порадоваться, что, по всей вероятности, все призраки его собственной молодости остались в прошлом, покрылись пылью… да и вообще были в другой стране. А одного из таких призраков он собственноручно прикончил при свидетелях не так давно. Безусловно, по молодости, будучи горячим и отчасти безрассудным, он частенько любил дразнить опасных хищников, ставших его личными врагами. И способы выбирал самые разные. Не первый раз тогда он забрался к Готье, на чужую территорию, в клуб. Только цели прежде были другие. И с удовлетворением смотрел на объекта, закипающего от ярости, окруженного приближенными высоких чинов, при которых отреагировать должным образом нельзя. Сиди-смотри-слушай, ничего более. И Данте этим пользовался. Даже не Маркуса, а совершенно разовых подставных юношей или девушек использовал, чтобы вывести своим поведением из себя того, кто все еще не остыл к нему. Ревность – прекрасная штука. От нее теряют разум и делают глупости, на которых легко ловятся. Это он на собственной шкуре в юном возрасте изучил, когда застрелил собственного любовника. Но урок хорошо усвоил. И собственные невинные шалости приносили вполне успешные плоды, пока ему самому не надоело так легко добиваться своего. А уж записочки, в которых словно строчки из песни «Tú no me dejas ni respirar, tú me estás dando mala vida»*, стали к тому времени делом привычным.
Так что было очень интересно, чем же он сможет помочь разобраться в непростых и странных на его взгляд взаимоотношениях Венсана и Ксавье.
- Рас..сказать? А я… я думаешь… могу сейчас? Вот… вот теперь… уже вряд ли… и двух слов… не свяжу… лучше… покажу… - прошептал, уж совсем по-блядски подставляя задницу, дрожа в его руках, мельком подумав, что были б тут окна во всю стену, а из какого-нибудь строения напротив было бы все видно, даже это бы его не остановило – все равно бы сейчас безрассудно отдавался. Ему вообще, как он уже понял, всякий раз в моменты близости почти полностью, словно по щелчку, отключало напрочь мозг. Вся кровь прекрасным образом, как по учебнику, отливала из головы к головке, а этим местом было думать весьма непросто. Ну а тело своей жизнью прекрасно жило, для этого думать было не нужно. И без того соблазнительный изгиб спины, вытатуированный дракон, который простирал крылья и изгибал хвост, словно приглашая, хотя Венсану никаких приглашений не надо было делать. И вот Данте, следуя своим словам, показывал. Руку его с бедра себе на грудь переместил, чтобы пальцы колечка в соске коснулись, а от этого прикосновения вздрогнул, сжимая его член внутри, будто не ожидал, будто не сам же руку поместил. И бедрами качнул, протяжно и громко застонав, стараясь не торопиться, хотя один черт знал – все закончится в считанные мгновения.
И черт его знает, о чем в эти мгновения подумал Лис, таким безотказным способом подталкивая его к бездонной пропасти похоти, впившись зубами в кожу, будто хищник, доказывающий свою доминантность. Тут уже не до слов, не до разговоров было. Только громкими криками на каждое движение реагировать, гадая, сможет ли дотерпеть, не кончит ли первым сам, когда жаркая волна уже скрутила все пониже живота так, что терпеть эту самую настоящую пытку удовольствием было просто-напросто невозможно.
И вот… если бы не Лис – на пол бы свалился запросто. На таких ватных ногах не устоишь. Когда перед глазами все звезды вселенной, в голове туман, а с губ только благодарные стоны срываться могут, ничего вразумительного. Так что даже на вопрос не сразу ответил. Как-то почти тоскливо вздохнул, отчасти сожалея, что все снова так быстро закончилось, хотя, казалось бы, только началось.
- Мм… есть… я… разве не говорил? – прошептал, обретая способность внятно говорить. – В левом… - дополнил свой ответ с явной ленцой, тихонько застонав, извлекая требуемый аксессуар, чтобы привести себя в порядок, вытягивая несколько штук из упаковки, протягивая остальное Венсану. – И как… ты тут собрался работать, а? – с усмешкой проговорил. – Разве что надо мной работать… но знаешь… мне такой расклад тоже нравится. Только… не вздумай трахать меня при Леруа. И да… кстати… что между вами было?


* Tú no me dejas ni respirar, tú me estás dando mala vida - Ты мне даже вздохнуть не даешь, ты делаешь мою жизнь невыносимой (исп) (с) Manu Chao "Mala Vida"

+1

131

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206366_kinopoiskruOcean_27sTwelve164252.jpg[/AVA]
- Может и говорил, - отозвался Лис с блаженной улыбкой. Только и оставалось, что в такие минуты после охуенной ебли помнить о содержимом карманов возлюбленного. Готье интересовало вовсе не это, он же и до ни о чем не думал, всецело поглощенный единственным вполне очевидным  желанием. Ну и может быть еще желанием лишить девственности будущий кабинет. Впрочем, одно другому тут как раз не противоречило. И теперь, когда оба желания были на какое-то время удовлетворены, Венсан оценил и предусмотрительность Дамиана, и справедливость слов его о невозможности продуктивно работать, имея его под боком. Ну или не под боком, что уже не так уж существенно. Впрочем, что-то Лису подсказывало, что даже если устроить кабинет Данте на другом этаже, в другом здании, в другой галактике – при условии, что там будет интернет и мобильная связь – ничто не спасет. Пошлые смс и откровенные фотографии сподвигнут на то, чтобы все к дьяволу бросить и нестись сломя голову в тот самый другой кабинет, этаж, здание, галактику. Мда, картина та еще. Венсан блаженно улыбнулся, по примеру любимого приводя себя в порядок. Одернул пиджак, поправил галстук, решив, что выглядит вполне себе ничего. Салфетки же, за неимением мусорной корзины, Готье, не долго думая, кинул прямо на пол.
- А чем тебе Леруа не зритель? Он вполне способен оценить, – Лис усмехнулся, выуживая из кармана сигареты. Закурил, прислонившись спиной к стене, сквозь сигаретный дымок посмотрел на Дамиана. Ну вот, сам спросил, очень кстати. Хотя говорить о Ксавье сейчас не хотелось. Но в конце концов, какая разница – где и когда?
- Между нами была моя жена, - выдохнул ароматный дым, усмехнулся, удобнее пристраиваясь лопатками к стене. Подумал, нужно ли уточнять, что «между нами» стоит понимать как в переносном, так и во вполне себе прямом смысле.
- Ксавье любит Николь. Я говорю об этом факте не в прошедшем времени, потому что он не прошел. Я таких людей никогда не понимал и не пойму, но они существуют, - Готье глубоко затянулся, замолчал, не то раздумывая над странностью Леруа и ему подобных, не то над тем, что сказать дальше.  – А она сама не знала, чего хочет и кого. Она пару раз бегала от меня к нему и обратно, и мы даже попытались жить втроем. Правда, хватило ненадолго. Ксавье не выдержал и ушел, сказав, что больше под ногами у меня путаться не будет.

Венсан тот день хорошо помнил. Пронзительное парижское небо, каким бывает только летом, с отливом в сирень ближе к вечеру.  Он вернулся слегка навеселе, и даже не стал вслушиваться в то, о чем говорят Ксавье и Николь. Помахал им приветственно. Я дома, и нет, я вам мешать не буду.
- Венсан, ты слышишь?!
- Нет, а что?
- Ксавье уходит.
- Да? Ну хорошего вечера.
- Ты не понял, насовсем! – в голосе Николь зазвучали истеричные нотки. Вот-вот расплачется.
Готье остановился, перевел взгляд с одного на другого. Неловко усмехнулся.
- А ты разве не с ним?
Оказалось, что нет.
- Я проиграл, Готье.

- Слово свое Ксавье сдержал. Вскоре мы с Николь поженились, потом родился Крис, потом мы уехали из страны. А потом развелись. Все эти годы я не знал о Леруа ничего, не искал, не пытался выяснить, где он и как. Он нашел меня сам. После того, как Николь с сыном вернулись в Париж. Оказывается, он-то как раз из виду ее не упускал. Впрочем, я предполагал, что он кинется к Николь, раз она стала свободной женщиной. Но я ошибся. Знаешь, почему он даже не попытался воспользоваться ситуацией? - Готье раздавил окурок носком туфли. - Ксавье сказал, что никогда не подберет то, что я выбросил. Ведь она была моей женщиной. Она сама этот выбор сделала.
Лис отлепился от стенки, улыбнулся.
- Ничего особенного в этой истории нет, не так ли? Такое наверное часто случается. Совсем немного рассказать осталось. В тот вечер мы с ним дали друг другу слово. Он - что отойдет в сторону, я - что никогда не оставлю. И как видишь - слова не сдержал. Думаю, ему хотелось меня убить. Дамиан, я знаю, чего этот человек стоит. Мы были соперниками, друзьями, врагами, мы любили и уважали друг друга. Он не простил меня за то, что я бросил единственную женщину, которую он до сих пор любит. Боги, нам тогда ведь было чуть больше двадцати... Я сказал ему - это же смешно, столько лет прошло! Но он ответил, что нет, ему не смешно.
Готье обнял любимого за талию, кратким поцелуем коснулся губ.
- Ну что, поедем домой и займемся стратегически важными задачами?

+1

132

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/010.jpg[/AVA]- Нет, нет, нет! – отозвался Данте со смешком. – Даже не думай! Как я буду выполнять поставленную задачу в отношении Леруа, если ты будешь подобное вытворять со мной на его глазах? А то, что он способен оценить… ну… в этом-то я как-то не сомневаюсь.
Он кое-как довершил приведение себя в порядок, наскоро облизал губы и сунул меж них сигариллу, затягиваясь и, следуя примеру возлюбленного, кидая на пол использованные бумажные салфетки, которые он весьма кстати прихватил с собой. Как ни крути, а из дома им без ряда предметов было выходить попросту опасно. И кто бы мог подумать, что салфетки и смазка станут предметами первой необходимости в его несессере?
Но вот, он опрятен, как будто ничего и не было, и весь обратился во внимание. Лишь бровь едва уловимо вопросительно изогнул.
«Жена? Впрочем, учитывая вопрос Ксавье, стоило остановиться именно на этом варианте сразу же…»
Действительно, сложилось впечатление, что вопрос, заданный на встрече Леруа, был вовсе не данью обычной вежливости, а чем-то иным. Чем именно – тогда Дамиан понять не мог. А вот теперь, когда Венсан приоткрывал завесу тайны, все стало на свои места.
Как ему эта ситуация напоминала…
Только его самого Господь отвел от еще большего грехопадения тогда.
Будучи восемнадцатилетним, он почти одновременно познакомился с двумя видными молодыми людьми в ночном клубе. Казалось, что они друг друга не знают, видят едва ли ни первый раз. Ему, конечно, больше импонировал тот, повыше, помолчаливее, а не второй, юркий и с длинным языком, рассыпающийся в комплиментах. Но в итоге лег-то он с болтуном. Раз, два, три… Как-то даже обыденным это стало. А потом как-то встретился с тем, другим, которого бы с радостью предпочел, окажись тот чуть решительнее. Ну и оказалось, что эти двое – пара. И поспорили друг с другом, с кем этот очаровательный латинос первым ляжет. Дамиан тогда сперва разозлился, потом расстроился, а потом проигравшему выдал поощрительный приз по-быстрому. На том и поставил точку в серьезных отношениях, чтобы больше не наступать на те же грабли. Как знать, кто еще на его пути решился бы пошутить с ним подобным образом? А решать проблемы свинцом… ну на таких шутников не напасешься пуль.
- Его слово было проще сдержать, чем твое, Венсан. Ничто не вечно в этой жизни. Семейные отношения – вещь непростая. Тем более, ты был едва ли ни моложе меня сейчас. Смешно… смешно то, что вы вообще тогда дали подобные обещания друг другу, которые заведомо сложно было бы выполнить, учитывая ваш довольно юный, скажем так возраст.
Дамиан приобнял Лиса в ответ, мягко улыбнулся, на миг прикрыв глаза во время поцелуя.
- Что ж, это сложнее, чем я думал. Когда в дела вмешивается личное… да… - он задумчиво обвел комнату взглядом, - но так даже интереснее. Трудности – это очень хорошо. Заставляют работать серое вещество, так сказать.
И, чуть отстранившись, улыбнулся, кивнув.
- Только сперва стратегически важные задачи, а потом уже «займемся», хорошо? А то ты прекрасно знаешь, что я не в состоянии тебе отказать. Одного взгляда… достаточно.
Коротко хохотнул, первым выпорхнул из будущего офиса, чтобы с невинным видом занять место в лифте, где до кучи пригладил волосы, глядя на себя в зеркало, стараясь сохранить некоторую видимость целомудрия.

+1

133

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206366_kinopoiskruOcean_27sTwelve164252.jpg[/AVA]
- Вообще-то Николь сама от меня ушла. Но Леруа это похуй, - Венсан усмехнулся. - По моей вине ушла. Не вине даже, нет. Она испугалась. Наверное, я могу ее понять. А что до данного слова - ты неправ. Мы как раз были в возрасте опрометчивых обещаний и уверенности в том, что сегодняшний день будет всегда, что мы не переменимся. К тому же мне очень хотелось, чтобы Ксавье исчез из нашей постели.
И дело было не только  в том, что Лис не желал больше делить с другом любимую женщину. Он желал еще избавиться от соблазна, который являл собой обнаженный красивый Леруа. Не настолько соблазнительный, чтобы Готье попытался доскрестись до взаимности, но и не настолько безразличный, чтобы не нервировать своим присутствием.
Выполнима ли миссия по привлечению Ксавье в свою команду - Венсан не знал. Ни под каким давлением или шантажом он этого не сделает. Прострелит башку прежде, чем досчитаешь до одного скороговоркой. И на возможность подобраться близко, чтобы подставить подножку, Леруа не соблазнится. Он был из тех людей, которые кажутся прямолинейными, как выстрел, как дитя неразумное. Николь? Ее просьбу бы он исполнил. Но Лис точно не станет просить бывшую жену. Хватит, они уже являли собой треугольник. Второго, пусть и с иной окраской, не нужно.
- Умеешь ты расставлять акценты, - Венсан рассмеялся, разгоняя призраков по углам, беззастенчиво задницу Дамиана облапал. - Вообще-то "заняться" и все остальное - была сплошная прямая речь. Но ты предложил интересную трактовку, куда более привлекательную.
В лифте Лис вдруг явил чудеса благопристойности, а то и просто подразнить хотел. С невозмутимым, если не сказать - отстраненным видом оглядывал свои владения сквозь стеклянную стенку. Однако на выходе все же подловил возлюбленного за талию, и так вышел с ним в просторный холл, навстречу управляющему.
- Вы уже уходите, мсье Готье? Мы думали, вы пообедаете здесь.
Конечно, повод отпраздновать имелся. Много поводов  в аккуратном, дорогом  кейсе.
- Благодарю, но  в другой раз непременно, - Лис очаровательно улыбнулся. - А пока позвольте представить нового хозяина - мсье Альварес.
Руку с талии Дамиана предусмотрительно снял. Вроде никто не заметил. А если и заметили - что с того? И вопрос «а разве не Вы» остался при управляющем. Та же вежливая улыбка, заверения в преданности. Не последний человек этот мсье Моро. И свой, что ценно.

- Я ведь сказал, что это твоим будет. Вот и стало.
Готье влез за руль, одну руку тут же на ноге возлюбленного пристроил, словно больше нигде ей не нашлось места.
- Домой пока? - спросил, выезжая на оживленную улицу. - Или можем в какое-нибудь еще владение наведаться. Или в бутик, - усмехнулся, чуть сжав его ногу. Вспомнил о примерочных. Или пока могут потерпеть? Да и дома трахаться ничуть не хуже. Так, стоп, они же вроде делами заниматься собирались!
- Вот о чем я только думаю, - рассмеялся, закурил. – Правильно, о тебе. Где-то там переключатель из строя вышел. А мне и правда на ближайшие часы придется включить голову. Ну и тебе тоже.
Очень удачно светофор подвернулся – как раз время на то, чтобы вступить в противоречие с собственным высказыванием и шокировать невольных зрителей в стоящих рядом тачках  страстным поцелуем.

+1

134

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/010.jpg[/AVA]«Испугалась? Чего же? Впрочем… могу догадаться…»
Свои мысли Данте оставил при себе. Говорить о таком не хотелось. Да и нужды в этом не было никакой совершенно. Однако в свете полученной информации задачка по привлечению Леруа в ряды гвардии Готье действительно становилась почти невыполнимой. Но, как говорил дон Эдуардо, «а сделать, говорите, ничего нельзя? А сделать надо…». Поэтому необходимо было думать, как поступить, как действовать. Скорефаниться с Ксавье. Для начала. А начало не обещало быть простым. Был бы тот падок до мальчиков, было бы куда проще. В конце концов он бы на что-то, вероятно даже, пошел, чтобы добиться своего. Хотя нет. Не мог он больше представить, что ляжет с кем-то, помимо Лиса, даже если это потребуется для того, чтобы переломить какую-либо ситуацию. Разве что… разве что Готье сам попросит об этом. Но и такого себе Дамиан представить не мог. Из короткого знакомства с Ксавье вывел для себя одно: этого ни калачом, ни плеткой не заманишь. А вот переиграть его… это было бы интересно. И вот ужин был бы прекрасным началом. Впрочем, необходимо было бы исключить из программы культурного досуга демонстративное соитие. Это было ни к чему. Это не Крис. Присоединиться не пожелает. А то еще и побрезгует. Чем черт не шутит.
- Я? – Дамиан даже на какое-то время основательно завис, напряженно думая, так что немного отсрочил с ответом. – Да, пожалуй… - шлепнул Венсана по руке, - я много чего могу. В том числе и расставлять… - хитро прищурился, облизывая губы, - акценты.
Страсть он любил всю эту игру слов. А уж как любимый Лис на это реагировал – так не описать как приятно становилось. Вот и сейчас не сдержался. Ну еще бы – услуга за услугу! И что, что Венсан старше да опытней? А вот у Альвареса язык такой, что… да что рассказывать, Готье и так уже познать успел этот самый язык с самых разных сторон.
А вот и лифт приехал, что называется, на выход. И нет бы Лису приличия понабраться при посторонних возможных – так нет, приобнял. Ну бес, честное слово, не Лис. А вот тебе и первый сюрприз. Ну то есть сюрпризом стало не само объявление, конечно, а его скоропостижность, если можно так выразиться. Однако Дамиан и бровью не повел, мол, так и надо. А про себя подумал то, что потом в машине всенепременно выскажет возлюбленному.

- Да, но только ты говорил, что это случится так быстро. Теперь еще с бумагами возиться… - притворно пробубнил Дамиан, нахально руку у себя ненадолго между ног пристроив, намекая, что возиться придется по возвращении домой не только с бумагами. – Давай домой. Вставишь мне по самое не балуй, а потом будем думать. Иначе голова не включится. Я серьезно!  - рассмеялся, весело глядя на возлюбленного, в следующий момент даже протестующе застонать не успев, отвечая на страстный поцелуй, даже пальцы в волосы его вплел, куда там. Была бы пробка, снова штанишки бы приспустил, а так…
- И все-таки сперва тебе придется что-то делать с этим. – Дразняще сжал пальцы у Венсана в паху, следом отдернув руку и с хитрой улыбкой отворачиваясь, подставляя мордашку ветерку. – А про дела… кстати… что до ресторана… думается мне, что частично необходимо будет его перепрофилировать. Почему бы не подавать там и испанские кушанья? А коли так… то привлечение соответствующего контингента никто не сочтет странным. Стало быть… я вполне смогу обзавестись нужными мне людьми в ближайшее время… - задумчиво проговорил он, закуривая. – И все-таки жаль, что не удастся вытащить сюда де ла Вегу… - подытожил он.
Еще бы. Куда он уедет от молодой жены? Да и жену сюда не потащит. Она же от скуки здесь загнется. Без подружек, без языка… Была бы его, Дамиана, сестра под боком…
«Да, кстати, надо бы позвонить ей и матери. Поди я и дядей уже стал… неисповедимы пути Небесного отца…»

+1

135

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206364_968fullvincentcassel.jpg[/AVA]
- Ты действительно так считаешь? - Лис облизнулся плотоядно, сощурился, глядя на Дамиана. - Без хуя в твоей сладкой заднице -  голова не включится? - рассмеялся. А сам прекрасно понимал, что и ему тоже никакой продуктивный мыслительный процесс не светит, пока не выебет эту самую задницу. Именно так - до отключки, до изнеможения. И только потом - дела. Если б кто-то мог слышать эти его мысли - удивился бы, напрочь отказываясь признавать в этом одержимом человеке прежде хорошо знакомого, прохладного и невозмутимого Готье, у которого первым делом - самолеты. Были.
- Да какая там возня с бумагами, - возразил Венсан. – Юристы на что? Им, кстати, все равно все придется просмотреть, и не сквозь пальцы. Но это так, для проформы.
В дороге лучше избегать волнующих тем, а то стоит только хоть немного развить - как именно, в каких позах и с привлечением каких предметов они станут предаваться страсти своей, как появится вполне реальный шанс до дома не доехать. Потому лучше уж пока о документах и прочем, связанном с рестораном.
- Он твой, и ты можешь превратить его во что угодно, хоть в богадельню. Но идея твоя мне нравится. Здравая, дельная и весьма своевременная.
Если уж суждено все же быть войне - подготовка к ней должна быть грамотной. Красивой.  Да, вам всем скоро обширный пиздец, но мы этого вам не говорили. Усмехнулся, закуривая, горьковатый терпкий дым поглубже вдохнул. Скорее бы уже дома оказаться, черт возьми! Невыносимо мысли разъезжаются, как ноги пьяной шлюхи, когда Дамиан рядом, а касание его руки до сих пор ощущается в паху сладостным теплом, обещанием большего. Словно там, в будущем кабинете, ничего и не было. Так, лишь аппетит раздразнили.

- Ах да, чуть не забыл сказать - Леруа на ужин сам пригласишь, - выдал Лис, подгоняя тачку к гаражу, и тут же сбежал, крикнув на ходу:
- Попозже. А сейчас я тебя жду! - пока с поля зрения Дамиана не исчез - блядски жопой покрутил, галстук сдернул, помахал им в воздухе над головой, как знаменем капитуляции. Или же - демонстрируя возлюбленному намерения его руки обездвижить, в процессе... включения головы.
Взлетел к себе, мурлыкая незатейливый мотивчик, наскоро душ принял и развалился на постели во всей своей великолепной наготе, разбавленной галстуком, с сигаретой - явно нарываясь на недовольство Данте. Пока ждал его - Россу решил позвонить. Пристроил сбоку от себя ноут.
- Где тебя носит?
- Привет, - Готье выдохнул густое облачко дыма прямо в лицо Алекса. - Мы только что от Куаре вернулись.
- Мы? Ну и как? Эй, сдвинь камеру, - Росс фыркнул.
- Пошел к черту, - отозвался Лис весело. - Сделка состоялась, Аль. Выбери человек десять, отправишь их сюда. Но сначала мне покажешь, решим. И с тобой надо будет детально поговорить, после. Пока мне некогда. Голову включать будем, - добавил посмеиваясь. - И вот что еще - подробно сфотографируй мой кабинет и вышли фото мне. Все, до связи.
Загасил окурок, и как нашкодивший мальчишка, попытался руками разогнать табачный дым.

+1

136

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/015.jpg[/AVA]- Прекрати на меня так смотреть, иначе до дома мы доедем. – Со всей серьезностью отозвался Дамиан. – И я совершенно не шучу!
Что греха таить, в паху уже изрядно ныло, будто бы вообще совсем недавно ничего не было. И лучше было бы разговор в другое русло увести, что он старательно и делал. И хвала господу, Венсан вроде бы решил придерживаться той же линии партии, так сказать.
- Я это учту. И сегодня дам указание на этот счет… - лениво отозвался он, облизывая губы, хитрые взгляды бросая на Готье.
«Господь Всемогущий… ну дай же мне сил думать о другом! Мы так… никаких дел вообще не сделаем… и какое там… включение головы, если работает в полном смысле только то, что ниже пояса? Как жить-то дальше? Из постели не вылезать что ли?»
Мысленно посмеялся над собственной нелепой молитвой. Уж, конечно, у Небесного Отца просить подобное – верх богохульства, видимо. А, да, еще ж не забывать его самого благодарить за то, что свел их с Лисом пути воедино. Ревностный католик, ничего не скажешь.

- Чего? И какими… впрочем, ладно. Разберусь.
«Ни хера ж себе…» - чуть не присвистнул, щурясь, наблюдая за телодвижениями Венсана, которому любой, кто помоложе, бы позавидовал как нефиг делать. Такой-то прыти.
«Ну, х-хоррошо-оо… так ты, значит? Что ж, мы тоже не лыком шиты… подразнить значит, вздумал? А не подумал, что я тоже на кой-чего гожусь?»
Покурил снаружи, стараясь набраться терпения для собственной авантюры, что задумал вот так вот с полпинка. Однако, докурить сигариллу не смог – уж больно хотелось явиться к Венсану, который ждет, в задуманном образе. А что, небольшое украшательство себя любимого – это дело святое. К тому же… считай, все испанцы – немного цыгане, если посмотреть на наряды танцовщиц.
В комнатке, которую он негласно использовал и под часть собственной гардеробной и как мини-кабинет, куда свалил большую часть барахла что зачем-то припер с собой в Париж, а вот прямо сейчас оказалось, что не напрасно часть клубных шмоток прихватил, он ненадолго окопался, сбегав в душ, а затем уж начиная одеваться. Впрочем, одевать-то особо на себя было нечего. Одни побрякушки, считай: на шее широкое в множество рядов, с цепочками-монетками-висюльками ожерелье, ну и на запястьях и ушах того же стиля украшения. Подумав, опоясался тонкой цепочкой и полупрозрачным палантином, на боку завязанным игриво, задрапировался. И вот в таком вот виде, мелодично позвякивая, завалился в спальню, еще на подходе учуяв, что возлюбленный вздумал покурить.
- Я же тебе сказал, чтобы ты в спальне этого не делал! – деланно-гневно изрек он, тряхнув распущенной гривой темных волос, приближаясь к кровати медленно, с такой грацией и изяществом, что и манекенщица бы на подиуме позавидовала. Такому персонажу в пору было одалиской в гареме быть, а не бизнесом заниматься. Ну так… то ведь приватно, никто не узнает. – А ты опять за свое! Ишь… наглая лисья физиономия! – хихикнув прокомментировал он невозмутимость Венсана относительно сделанного ему замечания, также неторопливо залезая на постель, игриво глядя ему в глаза, но не приближаясь. Видимо, такую красоту нужно было еще и ухватить.

+1

137

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206364_968fullvincentcassel.jpg[/AVA]
Венсан прикидывал, успеет ли еще сыну позвонить да Николь цветы отправить, пока ждет Дамиана. Ожидание было нетерпеливое, будоражило воображение, на которое Лис и прежде не жаловался, а уж с появлением в его жизни Данте оно и вовсе как с цепи сорвалось, радостным галопом в такие дали скакало, что даже сам Готье порой пугался этакое любимому демонстрировать. Хотя тот скромностью не блистал и принимал Лиса со всеми его заебами.
Хотелось скорее, этакое нетерпение девственника перед первой брачной ночью. Потому и пытался Венсан это время ожидания чем угодно занять. И уж было номер Кристофа набрал, и даже голос его услышал. И с ним одновременно - другой. Кого и ждал.
- Перезвоню, - бросил кратко и отключился, обернулся торопливо, и... Телефон выпал из рук, но Лис, совершенно не готовый к подобному явлению, завороженный нежданным сюрпризом, от которого в жар бросило, падения этого не заметил.
- Охуеть... - только и смог выдохнуть сдавленно, будто простое и привычное с рождения "вдох-выдох" - позабыл. Взглядом таким в него впился, словно уже отвязно ебал это великолепие под звон навешанных на стройное соблазнительное тело украшений.
- Наглая лисья морда больше не будет, - покаялся, обретя дар речи. Чтобы хоть как-то отреагировать на замечание, мол, я тебя слышу, любовь моя, несмотря на то, что предпочел бы слышать совсем иное. Ничего, скоро услышит.
Подходить к возлюбленному Готье однако не спешил. Дамиан двигался так, что взгляд Лиса в безумной алчности метался по его телу, не желая упустить ни малейшего грациозного жеста, и восторг кружил голову - стоило лишь напомнить себе о том, что этот умопомрачительно соблазнительный юноша принадлежит ему. Это ли не чудо? Любовался им, сжимая кулаки, до боли ногтями в ладони впиваясь. Прекрасный, развратный и восхитительно недосягаемый - его хотелось сжать в объятиях, швырнуть на постель, сделать больно. В кровь отодрать плетью, до непристойного крика, до слез.
Готье на мгновение зажмурился, испугавшись своих яростных желаний. А когда вновь открыл глаза, то обнаружил Данте на постели, в такой призывной позе, что оставаться вдали более невозможно стало.
- Что это... значит? - прошептал, будто опасаясь очарование нарушить. Пальцами по многослойному ожерелью прошелся, медленно на тепло кожи соскользнул. Только бы не придушить его сейчас. От этой красоты - яркой, хищной - веяло порочной вседозволенностью. Желанием - острым, безумным. Лису казалось, что он впервые Дамиана видит. Впервые будет обладать им с полным на то правом. Не с той же ли жестокостью, когда, не признаваясь себе в неизбежности, трахал его в своем кабинете, прижигая сигаретой спину?
В глаза смотрел обезумевшим маньяком, не опасаясь испугать его. Куда теперь сбежит?
- Я боюсь прикасаться к тебе... кажется - кончу, как только дотронусь... - однако ладонью по распущенным роскошным волосам провел, пальцами зарываясь в теплый струящийся шелк. Неужели удастся быть нежным теперь, когда... Нет. Не вышло. Вроде бы это не он сжал волосы Данте у самых корней, рывком запрокидывая его голову. Языком медленно по нежной шее провел, узнавая неповторимый вкус его тела. К губам жадным поцелуем припал, роняя Дамиана на спину, подминая под себя, не замечая, как ожерелье впивается в его грудь. И еще эта чертова тряпка на бедрах! Венсан так еще и не решил, то ли сорвать ее немедленно, то ли... Нет, это подождет. Недолгое просветление - на то только и хватило, чтобы отстраниться, тяжело дыша и цепляясь за узел галстука, словно тот и был единственным виновником сбившегося дыхания.
Сдернул его с себя, выдохнул судорожно. Нет, сегодня быстро не отпустит. Провел по обнаженным рукам ладонями, чуть сжал запястья. Браслеты звякнули негромко, мелодично. Дразнят. Пожалуй, если бы мог Венсан хоть ненадолго желание свое звериное усмирить, то попросил бы станцевать для него. И обкончался бы от этого зрелища.
Аккуратно, крепко перевязал запястье одним концом галстука повыше браслета, кончиками пальцев по полупрозрачной ткани на бедрах прошелся, чуть сминая, словно уже готов был сорвать этот эфемерный покров. Наклонился, губами к члену его прильнул, лаская  жарким дыханием нежную плоть. Пока так, мучительно- сладкая неудовлетворенность, которая с каждой минутой, с каждым новым прикосновением будет туманить разум, сводить с ума, доводя похоть до яростного безумия.
- Развернись, - и сам сжал его бедро, словно не совсем был уверен в том, что любимый подчинится прямо сейчас. Потянул за связанную руку, перекинул свободный конец галстука в изголовье кровати, закрепил, и после стянул вторую руку. Относительная свобода - руками Дамиан двигать мог. Но - ни обнять, ни подрочить. Ни вывернуться.
Это безумие, восхитительное, жгучее, когда все прочее перестает существовать. Всего и  сразу хотелось, отчаянно, жадно, словно это последний раз и нужно все успеть.
Венсан перекатился на край кровати, потянул ящик. Уселся на кровать, всхлипывая и прикусив губу, надел на член кольцо. Чудом только не кончил. Вдохнул глубоко, перевел шальной горящий взгляд на возлюбленного.
- Тебе... тоже? Или... Я бы хотел посмотреть, сколько раз ты сможешь кончить... - сунул руку под его одеяние, пальцами дразняще мокрый хуй приласкал.
Пожалуй, что так. Давно ведь этого хотел, а теперь самый что ни на есть подходящий момент. Оба возбуждены так, что казалось - воздух вокруг плавится и кипит.
- Твоюжмать... - процедил сквозь зубы, слизал с пальцев вязкую влагу, окончательно от его вкуса съезжая с катушек. Никакая сила в мире не смогла бы сейчас остановить Лиса.
- Открой рот... - прошептал хрипло, подушечкой  пальца смял нежную мякоть губ, заставляя приоткрыть. Облизал медленно, развратно, вздрагивая от вожделения. Мой, черт возьми! И стон, больше на рычание голодного зверя похожий, когда мокрым хуем к губам его прижался, размазывая по ним липкую течку.
- Отсоси, любимый... - щеки коснулся пальцами. Боже, да за это... сдохнуть можно, после. Только бы сейчас насладиться им сполна.
Облизал губы, словно непотребства пошлые удержать при себе хотел. Но нет же - в голос уже, к дьяволу шепот, когда они одни. Бархатно, блядски - давай же, сладкий мой, как же я люблю твой охуенный рот... За волосы придержал свободной рукой. В другую плеть легла, становясь продолжением ее. Кожаные хвосты ласково лизнули изгиб спины, после первым легким ударом впечатываясь в кожу. Только бы не сорваться, только бы не. Аккуратно, почти нежно, позволяя привыкнуть к этой ласке. Смотрел неотрывно, до последнего верил, или снова себе врал... Резкий взмах, и звук хвостов, впившихся в спину любимого, показался оглушительным. Застонал, понимая - все. Если б не кольцо на члене - давно бы уже излился в его рот. Еще сильнее, резче, завороженно наблюдая, как плеть превращает ткань в лохмотья, раздирает в клочья, расписывая нежную кожу ягодиц и бедер мгновенно вспухающими алыми полосами.

+1

138

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/015.jpg[/AVA]- Не будет? Так ли? – проворковал, понизив голос, вроде бы как не ожидая ни подвоха, ни мгновенной расплаты за подобный откровенный наряд. А то, что она, расплата, последует, Данте не сомневался ни разу. Оставалось только гадать, как долго хватит Лиса… а то, что он своим появлением произвел эффект ошеломляющий, сомневаться не приходилось. Вот же… выпавший из руки мобильник валяется, которого Венсан даже не заметил.
- Это… значит, что не надо было меня дразнить… или ты думаешь, что я не могу тебя соблазнить сам?
Игриво потянулся, пока пальцы касались его едва ощутимо, нежно, бережно что ли почти. Хотя чутье подсказывало, что все это напускное, ненастоящее. А страсти… да вот же они, во взгляде его. Подлинный хищник, который в следующий момент разорвет на куски, горячей кровью упиваясь. Только не страшно. Потому что если и порвет, то не смертельно. Иначе где он найдет себе такого другого Данте? Да нигде. Они навечно связаны друг с другом. Такие встречи бывают, пожалуй, раз в жизни, а то и реже. А им просто повезло. Поэтому не опасался Дамиан раздразнить возлюбленного до состояния, когда у того пелена похоти, граничащей с бешенством звериным, на глаза падет.
- Ты выдержишь это… - прошептал, кончиком языка коснувшись губ, не сводя с него взгляда. Только лишь судорожно выдохнул, когда пальцы запутались в его волосах, сжимая резко, чтобы голову его запрокинуть. Едва слышно застонал от удовольствия, чувствуя, как напрягается плоть под покровом палантина. И это лишь от того, как он языком провел по шее. Губы жаждали поцелуя – и получили его. Дамиан немедленно обвил руками шею Венсана, с жадностью целуя в ответ, желая, чтобы поцелуй этот не разрывался никогда, чтобы вот так, тесно вжимаясь в него, кончить бесстыдно прямо так, пачкая тонкую ткань, разделявшую их сейчас. Но нет. Глупо было думать, что Готье желает такой быстрой и скучной развязки. И поцелуй оборвался почти недовольным стоном Данте. Казалось, толика безумия возлюбленного и ему теперь передалась. Так что с какой-то отчаянностью он готов был на все, что тот может предложить ему сейчас. А ведь… изначально у них был совсем иной замысел. И кто же знал, во что может вылиться его бездумный маскарад? Можно было бы станцевать для него, а Лис бы, наверняка, пару раз передернул стояк… и этого бы хватило для быстрой разрядки. Но другой путь был у них сейчас. Едва он стянул его запястье галстуком, не оставалось ни малейшего сомнения в дальнейшем. Новый стон сорвался с его губ. Дамиан был уверен, что сейчас, будучи, казалось, запредельно возбужденным, он не выдержит любой сладчайшей пытки этим бесконечным наслаждением. Но ведь и сам не раз говорил, что хотел бы изучить собственные возможности. Так чего отпираться, коли сам желает? Может, капля страха перед грядущим и затаилась в нем, но она лишь подталкивала к свершениям, добавляя в кровь адреналина.
- Боже мой… да… прошу тебя… - простонал он, едва губы коснулись его плоти. От желания в его руках дрожал, свободную руку в его волосы запуская, сжимая пальцы, должно быть, до боли, понимая где-то на грани, что сам подобным еще больше будит зверя в нем, кого он более всего в жизни желает и любит.
И приказу беспрекословно подчинился, слегка нижнюю губу закусив, позволяя зафиксировать теперь обе руки. Мельком взглянул на Венсана, когда тот потянулся к ящику. Глаза на миг расширились, бессвязно прошептал что-то – то ли страхи свои озвучил, то ли молитву попытался прочитать. Сам даже не понял. И взглядом с ним столкнулся, замирая, готовясь ответить, но не успел, слова стоном оборвались.
- Ты… ты не… ты не сделаешь… я же не… - и вот уже позабыл о том, что сказать хотел, прикрывая глаза, весь ласке его отдаваясь, толкаясь в его руку, выгибаясь, ибо казалось, что таких прикосновений хватит, чтобы первую волну похоти унять.
Ничего более не видел, будто бы этот горящий взгляд так и стоял перед глазами, заставляя подчиниться любым не озвученным желаниям. И, тем более, озвученным. Покорно открыл рот, с отчаянием понимая, что да… сегодня как раз тот день, когда он и сам узнает, сколько раз он может… вот так… И неизвестно еще, что было бы лучше: кончать, сбившись со счету, когда тело горит в изнеможении, или же не иметь такой возможности, когда стянутый кольцом член течет, а облегчения все не наступает.
Обнял губами член, всхлипнув, принимаясь с упоением сосать, рукой бы себя сейчас – да куда там. Дернулся с дуру – привязан же. Застонал он безысходности, от невыносимой пытки похотью, отсасывая с усердием, тесно прижимая твердую плоть языком к небу, щекоча шариком пирсинга, чтобы не одному ему было сейчас жарко, невыносимо. А ведь понял уже, шельмец, что Венсан за эти украшения на нем дьяволу бы душу продал. И, отдавшись процессу, не заметил даже, как в руку легла плеть. И замер сперва, ощутив, как ее хвосты приласкали спину, вздрогнул. Нет. Такого у него ни с кем не было. И был бы рад в свое время попробовать, только вот доверия никто не вызывал. Отдать драгоценную шкуру в утеху какому-нибудь мяснику? Да боже упаси. Тут нужен был талант. И, похоже, Венсан им обладал в высшей степени.
Однако при всем своем желании вкусить и этот плод, никак Дамиан не мог подумать, что подобное развлечение может прийтись ему по вкусу. Острая ласка, опасная… и нет бы остановиться… сам уже не мог, продолжая сосать, дрожа, лишь шире бедра развел, вставая на постели устойчивее. И вот оно… кожу обожгло, так что Данте сдавленно застонал, но чувствовал, что ни за что не попросит прекратить. Так ему хотелось. Все и до конца. И глубже в рот брал, заглушая собственные крики удовольствия, обильно замешанного на чертовски приятной и своевременной боли, а то в коротких перерывах едва касался губами его члена, всхлипывая, чувствуя, как исчезает его легкомысленное одеяние, пав жертвой голодной до плоти плети. В какой-то момент ему даже показалось, что кончит даже от подобного – настолько сильно он сейчас хотел его ощутить в себе. Если бы он только вошел – это случилось бы сразу. А пока он мог лишь языком тела объяснять, показывать, сколько невыносима собственная похоть, извиваясь под хвостами плети, до подставляясь, то пытаясь увернуться, понимая, как подобные действия могут раззадорить Готье еще больше.

+1

139

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206364_968fullvincentcassel.jpg[/AVA]
Поверить не мог теперь, что сам себя на эту мучительно-прекрасную пытку обрек. Как же отчаянно, до болезненных спазмов, хотелось кончить, выскользнув из сладостного плена упоительных губ, излиться на это красивое лицо, и после вылизать, языком снимая вязкую сперму с его соблазнительно пухлых губ. Лиса ощутимо, лихорадочно трясло от ослепляющей сознание похоти, напряженные бедра судорожно вздрагивали, когда он несдержанно трахал умелый блядский рот возлюбленного, порой вгоняя хуй глубоко в горло. И лишь рука, сжимающая плеть, казалось, жила в эти минуты своей жизнью - ни разу не дрогнула, с каждым взмахом украшая нежный шелк кожи новыми яркими росчерками. Венсан не знал, сможет ли остановиться, если Дамиан вот сию минуту того пожелает. А как опасно было дойти до призрачно маячащей перед маниакальным шалым взглядом грани, за которой вновь захлестнет нестерпимое, безумное желание смять его под собой, растерзать жестокой болью и удовольствием. Опасно. И как заманчиво!
Собственных стонов он уже не слышал, всех звуков осталось - лишь размеренные хлесткие удары плети, нежный звон украшений и сладкие стоны Дамиана. За каждый из них Лис сдохнуть готов был.
Язык упоительно нежно скользил по напряженному члену, сводя с ума, так что не раз уже хотелось Лису сорвать к чертям это кольцо, избавиться от рвущего на части неутоленного желания. Едва сдержался, сжал пальцами подбородок Данте, не позволяя сомкнуть губы. Назад подался, сладко потираясь головкой о приоткрытые губы, пачкая слюной и смазкой.
Никого и никогда не желал он так исступленно, так страстно. И Дамиан - угадал же с побрякушками этими, со всем этим образом дорогой куртизанки, за один взгляд и поцелуй которой можно было умереть или убить. Прекрасный возлюбленный, и кого благодарить за такое счастье? Если б Готье знал... Не того ли бога, которого поминал Данте? Только вот для Венсана сам Дамиан был божеством, непостижимым, обожаемым до самозабвения. Очаровывал, дразнил, неудержимо манил к себе, пробуждая в Готье такие желания, каких он то ли не знал никогда, то ли успел позабыть за ненадобностью.
Переступил. И никакой случайностью не станет пытаться оправдать себя. Потому что не было никакой случайности - хотел так. Дико, пьяно хотел. Плеть взвилась, жалящим поцелуем впиваясь в покрасневшую кожу, с оттяжкой, раздирая в кровь. Еще, и еще... И только тогда отрезвило немного, зыбкий туман чуть рассеялся, и Венсан словно вблизи увидел бисерный пунктир алых капель, любуясь завороженно, как они набухают, сливаются, совокупляясь друг с другом, струйкой стекают по пленительному изгибу бедра и ягодиц.
Всхлипнул, к губам его припадая, этими же руками, что вот мгновения назад причиняли боль, теперь с трепетной нежностью лицо его обнимал, облизывая его губы, в рот вторгаясь, шарик пирсинга кончиком языка задевая. Так бы и целовал его - вечность, взахлеб, до головокружения, если б только этого было достаточно, чтобы утолить свою похоть, хоть немного пригасить сжигающее изнутри адское пламя.
И никаких там "извини". Ни тени страха или сомнения - не уловил в подернутых дымкой желания глазах возлюбленного.
С самого первого дня их странного, судьбоносного знакомства, Данте покорил Готье, и если поначалу он пытался отрицать очевидное и держаться в стороне, то теперь жизни себе без Дамиана не представлял. Казалось - если лишится его, то и делать ничего не нужно будет - сердце само остановится, легкие ни глотка воздуха в себя не впустят.
Краткая передышка на нежность поцелуя, и вот уже Лис назад перебрался, языком по ране провел, кровь слизывая с жадностью звериной, подрагивая от вновь нахлынувшего всепоглощающего желания, зная заранее - такое он позволяет себе не в последний раз. На миг задохнулся, прижавшись неприлично мокрым хуем к тесной вожделенной дырке, размазывая смазку, нетерпеливо толкаясь бедрами. Казалось, что стоит только войти в это невыносимо жаркое, до одури желанное тело, как и кольцо уже сдержать не сможет.
Даже растягивать его не стал, отпуская на волю свою животную похоть, от которой перед глазами качался туман. Зарычал, сминая истерзанные плетью бедра, со стоном почти болезненным врываясь в узкую задницу, преодолевая сопротивление тугих мышц. И не останавливаясь, дрожа и кусая губы, короткими толчками вбивается в сладкую дырку, охуевая от ощущений, доводящих до безумия.
- Мой... - простонал, вталкиваясь глубже, до основания, и не давая даже секунды на передышку, трахает его неистово, жестко, шепча непристойности, даже не думая сдерживать ни яростной страсти своей, ни выражения ее словами.

+1

140

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/015.jpg[/AVA]Как же прекрасно Данте понимал, что не он один с ума сходит теперь от похоти, не его одного заставляет позабыть обо всем эта сладкая боль, которая удивительным образом не только гармонировала, но еще и дополняла и без того казавшийся полным экстаз. Нет, он чувствовал, что возлюбленный, если и не впитывает его ощущения теперь, но и сам мучается от неразрешенного желания, которое давно пламенем объяло обоих. И плевать ему было, какие последствия у этих их страстных игр будут на его коже впоследствии. Каждый ожог плети того стоил, возводя затуманившее сознание наслаждение в какой-то несоизмеримый ни с чем абсолют.
И застонал хрипловато, от неожиданности, когда Венсан сжал его подбородок пальцами, воспрещая дальнейшие оральные ласки, которые хотелось дарить и дальше, проверяя, кто же сдастся первым. И не вертелся уже в голове вопрос о том, как далеко могут завести их обоих их желания. Знал доподлинно, что нет такого предела, нет такой черты, которую не могли бы они переступить. Все для них открыто. Все, что может доставить им удовольствие, непременно случится, когда придет время.
Плеть снова ужалила кожу, добавляя новых следов. И Дамиан продолжал выгибаться на постели от этих обжигающих ласк, стонал, прижимаясь губами к торчащему члену, облизывая тугие яйца, как никогда уверенный в том, что вот-вот кончит. И ничто не сможет этому помешать. А вот… поцелуй страсти – смог. Отсрочить, хоть и ненадолго. И с каким упоение он целовал его в ответ, с сожалением понимая, что обнять его сейчас не может. Казалось, и время остановилось, и дышать даже перестал – настолько воодушевленно целовал возлюбленного, на котором, да, свет клином сошелся. Как нельзя лучше подходило это выражение, которое прежде Альварес глупой поговоркой считал, не более того. Кожа, обласканная плетью, горела, но он будто бы не замечал этого, заранее, в самом начале еще наплевав на возможные последствия. Доверился же. Доверял всецело, отдаваясь рукам любимого человека. Впрочем, он и смерть бы от этих рук принял, даже не пытаясь сопротивляться. Слишком любил. Хотя раньше и представить себе не мог, что бывает это самое «слишком». И также хорошо знал, что если не станет Лиса, не станет и Данте. Один без другого существовать не может. Они могут только жить. И только вдвоем. И даже краткая разлука для них кажется вечностью. Вот почему бросаются в объятия друг друга, не разбирая, где находятся, чтобы отдаваться страсти.
И вот уже снова Дамиан прогнулся в спине, подставляясь, тихо и покорно всхлипывая, измученный желанием своим, терзающим его плоть, чувствуя, как слизывает Венсан, по всей видимости, кровь, выступившую на коже. Мгновения – и он уже ощущал у тесно сжавшегося от порки ануса хуй, что он так тщательно и с упоением вылизывал. Подался было вперед, инстинктивно пытаясь этого проникновения избежать, но руки удержался. Да и что же он… смеется что ли? Сейчас? От него? Не позволить? Смешно!
- Ты… ты… не… я не… - бессвязно лепетал он, прежде чем вскрикнул, продолжая нелепые попытки вывернуться, которые не только успехом не увенчались, но и принесли долгожданную разрядку, от чего тело в единый миг стало податливее, послушнее. Дамиан протяжно застонал, подставляя задницу, наконец, охнув от того, как быстро Венсан набрал темп, понимая, что сейчас вот вполне спустит еще раз, несмотря на гребаную физиологию и необходимость какого-никакого отдыха для организма. Кажется, его телу действительно было глубоко фиолетово на простые законы анатомии. Он то ронял голову на постель, кусая простыню, то кусал в кровь губу, то кричал в голос, изнемогая от этой сумасшедшей ебли. По его внутренним часа прошло минут двадцать, по факту – минуты три от силы, когда он вновь излился, пачкая простынь и обрывки своего палантина.

Отредактировано Дамиан Альварес Кастильо (2015-04-30 14:24:45)

+1

141

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206364_968fullvincentcassel.jpg[/AVA]
Понимал Лис, чувствовал, что любимый слишком возбужден, как и он сам. И что любая боль теперь воспринимается им как острая яркая приправа к испепеляющему, мучительному возбуждению, которому не было  выхода. Но не ожидал, что так скоро - ведь едва только успел овладеть им, удержать в руках отвязно, похотливо извивающегося, стонущего так, что впору впасть в бесповоротное безумие от этих стонов.
- Охбля... - всхлипнул, но какое там остановиться и дать ему передышку, когда сам себя не помнит?! Только по члену его пальцами провел, стирая капли спермы, по губам своим вязкую пряную влагу смазывая. Облизал пальцы, в тот же миг осознавая свою ошибку - его вкус... О боги! Дыхание перехватило, жестоким спазмом скрутило в паху. Не переоценил ли собственные возможности, когда перед ним, под ним - восхитительный, до боли желанный?
Ничего подобного Готье никогда не испытывал. Он брал то, что хотел, делал с этим, что пожелает, не испытывая никакого особого чувства восторга. Удовлетворение, которое вроде бы тоже было неполным. И вечно мучился от какой-то непонятной жажды. Жажды обладания мечтой, идеалом, который не мог существовать в этом измерении, в этой жизни. Но он ошибался, думая так. Его идеал сам нашел его, с ним Венсан чувствовал себя так, словно родился заново и готов был прожить тысячу жизней - рядом с ним.
Не смог даже на миг сдержать себя, стонал развратно, с упоением и жадностью одержимого трахая Дамиана, рывками натягивая его на стояк - глубоко, жестко, вбиваясь по самые яйца, растрахивая горячую тесную дырку, продляя его стремительный оргазм, и не позволяя вынырнуть из него.
Взгляда не мог отвести от кровавых подсохших росчерков на его заднице, пальцами их касаясь, словно не веря, что это его рук дело. Комнату вдруг вспомнил, оставшуюся в их доме. Сюда нужно такую же - они здесь надолго. Сколько часов, дней подряд они могли бы не выходить из нее, предаваясь извращенным фантазиям своим, воплощая их в восхитительную реальность? Готье уверен был - они бы долго могли жить в уединении, наслаждаясь друг другом и начисто отрицая существование и необходимость чего-то еще, пока внешний мир сам не начал бы напоминать о себе.
- Я хочу тебя... - рычал он, кусая губы, неудержимо вбиваясь в раскаленные нежные тиски тела, ритмично трахая его, словно веря в то, что еще несколько движений - и он получит долгожданную разрядку. Но лишь задрожал, в кровь раздирая губу зубами, ощутив как тесно обхватили член пульсирующие мышцы, увидев, как любимый сладко забился в его руках, наслаждаясь оргазмом. Лис прижался пахом к его заднице, не отпуская, пока не стихла восхитительная дрожь. И только после бережно отпустил Дамиана, выскользнув из его тела, позволяя расслабиться немного. Аккуратно развернул его на спину, зная, что ранки, прижавшись к постели, не дадут покоя. Словно маленькая месть - за собственное же решение. Тело горело, напряженные мышцы пробивало дрожью, и желание кончить становилось почти нестерпимым, когда к нему склонился, вдыхая опьяняющий аромат его тела, языком члена коснулся, со стоном вылизывая. А после и ноги его раздвинул, выглаживая языком меж ягодиц, лаская воспаленную от жаркой ебли дырку.
- Ты готов продолжать? - но Готье не спешил. Навис над возлюбленным, постанывая, бесстыдно мокрым хуем об него потерся, проклиная то самомнение собственное, то неспособность хоть немного сдержаннее быть. Хоть еще немного... Кончиком языка поддел пирсинг в соске, дразня, облизывает с жадностью, рычит, в порыве безудержной страсти резко, болезненно впиваясь зубами. Эта обездвиженность Данте возбуждала Венсана, словно иначе тот что-то мог бы запретить. А так - ласкал его поцелуями, расписывая нежную кожу яркими метками укусов и тонкой сеточкой лопнувших капмлляров. Если бы они не трахались неделю - и тогда Готье вряд ли горел большим вожделением, нежели теперь.
Неспешно поцелуями ниже спустился, облизывая его бедра, мягко вбирает в рот яйца, посасывает, прикрывая от удовольствия глаза. Неужели, неужели это - для него? Обладая таким сокровищем, можно ли желать чего-то еще?
- Я... я не смогу больше... - простонал, словно извиняясь. Встал на колени между его призывно раздвинутых ног, придержал, ласково огладив ладонями нежную изнанку бедер. Медленно, плавно вошел в разъебанную, но все еще до стона тесную дырку, потрахивая головкой у самого входа. Чуть глубже толкнулся, головкой потираясь о чувствительный бугорок в жарком желанном теле. Взгляда алчного, горящего безумием, не мог от любимого отвести, любуясь изяществом его тела, и сводящей с ума гармонией нежной гладкой кожи и массивных украшений.
- Ты великолепен, - прошептал, выскальзывая из него, взгляд опустил, завороженно любуясь приоткрытой дыркой. Снова втолкнулся, мягко и плавно, неглубоко трахает его, с нежностью, давая время ощутить себя. И снова вышел из горячего тела, дрожа и всхлипывая, словно не сам себя на эту пытку обрек. Кольцо со своего члена сдернул, намеренно резко  и больно, чтобы не обкончаться в тот же миг. Вдохнул глубоко, подхватил любимого под ягодицы, должно быть причиняя боль, и единым толчком ворвался в его похотливую сладкую дырку до основания, ебет его с безумной жадностью, страстью, затмившей разум, жестоко, яростно, не в силах сдержать рвущийся с искусанных губ крик невыразимого блаженства.

+1

142

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/015.jpg[/AVA]Как приятно осознавать, что не ошибся. Не сделал ошибку тогда, когда напрашивался с Лисом на приват, получив приятно саднящий ожог от сигареты, который некоторое время напоминал ему об отвязном сексе, от воспоминаний о котором мурашки по коже бежали и тесно в трусах становилось. И каждая последующая близость только доказывала правильность неосознанно сделанного в свое время выбора, линии, которую он упрямо вел, подбивая клинья к отвергающему его Готье. Знал бы он тогда, какие минуты острого болезненного наслаждения он ощутит позже… вероятно, старался бы еще больше, чтобы заполучить такого любовника как можно скорее. Впрочем, все шло своим чередом. И жалеть было совершенно не о чем. Особенно учитывая то, что Венсан и сам дошел до светлой мысли, что Дамиану следует дать шанс.
С ним можно было изнемогать от страсти вечно, не вылезая из постели, а коли таковой под боком не было – как угодно, только быть рядом с ним, чувствовать его желание. Пожалуй, сейчас его возлюбленный приоткрыл еще одну завесу своих увлечений. И Данте вновь не о чем было жалеть. Разве что об утраченном на время рассудке. Да и как можно было думать, когда он, шутка ли, кончил едва ли ни два раза подряд! Кожу саднило от острых поцелуев плети, а отголоски сознания подсказывали, что его неистовый любовник и сам давно потерял голову от неразрешенного пока желания, которое обжигало пониже живота, огнем растекаясь по телу, также напрочь лишая того возможности сосредоточиться. И мысли обоих были только об одном – доставить друг другу как можно более сильное, ни с чем не сравнимое наслаждение, которое бы напрочь лишило сил.
Вот и слова Лиса показались просто каким-то гулом – будто бы Дамиан с головой ушел под воду. Еще кровь не перестала пульсировать в висках, дыхание не выровнялось, а тело вновь била дрожь. От соприкосновения с постелью следы, оставленные плетью, стали ощущаться куда яснее, будя в теле новые желания. И как, как можно принимать столь и желать большего? Думать он все равно не мог, поэтому вынужден был принимать как факт. Как бы ни был он измотан, он все равно будет его желать. До боли, до безумия, до просьб, которые никак не могли сейчас сорваться с припухших искусанных в кровь губ. Особенно теперь, когда язык Венсана вольно разгуливал промеж ягодиц, откровенно дразня, заставляя шире разводить бедра, подаваясь навстречу, а с губ вновь слетали стоны рождающегося желания, грозящего слишком скоро перерасти в самый настоящий пожар.
- Д-да… - хрипловато простонал в ответ на заданный вопрос, не в силах выдать хоть какое-то более-менее распространенное предложение. Приподнял голову, сквозь туман похоти и свершившихся оргазмов глядя на возлюбленного, отмечая, как сильно он возбужден. И как это безмерно заводит, отзывается естественными реакциями собственного тела. И хватило бы ему немедленного проникновения, так нет – последовавшие опосля вопроса ласки вновь накрыли начавшее было пробуждаться сознание беспроглядной пеленой. И как же некстати связаны руки… ведь так хотелось в ответ коснуться его, а не мог. Застонал от этого запрета, дрогнув в путах, напрягая руки и тут же расслабляясь, вновь вспомнив об этом досадном ограничении. От каждого поцелуя, едва ощутимого ли, острого ли, оставляющего на коже след, возбуждение росло, крепло, становилось острее. И когда ласки Венсана охватывали область пониже живота, Дамиан выгнулся на постели, протяжно застонал, стараясь получить нечто большее, правда, совершенно не осознавая, что именно.
- Ты… ч…что? – глухо спросил он, приоткрывая глаза, с трудом взгляд на нем фокусируя, чтобы в следующий момент вновь с губ стон сорвался, громкий, бесстыдный, просящий. И тело, которое будто бы требовало какого-то перерыва и отдыха от их утех, неожиданно с новой страстью отреагировало, подаваясь навстречу, выгибаясь. И вновь недовольный стон – аккурат тогда, когда он покинул его тело, дразня самым жестоким образом, не позволяя познать эту болезненную сладость их близости, единения, которое желанно теперь более всего на свете.
- Ты… тыыыы…. – негодующе простонал он, закусив губу в следующий момент, наблюдая, как Венсан с трудом сдернул с члена кольцо. Это тоже было определенного рода завораживающее зрелище. Если бы Лис в тот же момент кончил, находясь меж раздвинутых ног и глядя на нетерпеливо сжимающуюся в ожидании мокрого хуя дырку, то Дамиан бы совершенно не удивился. Однако тут все-таки, как-никак, сказывался определенный опыт и сила воли. Потому что Готье мало того, что не кончил, так еще и с энтузиазмом взялся за продолжение. Пальцы, сжимающие ягодицы, причиняли дискомфорт, ибо как легли аккурат на следы недавней порки, но только этот дискомфорт лишь добавлял градуса похоти. И Данте мгновенно со стонов на крик перешел, извиваясь в его руках, слыша лишь позвякивание собственных побрякушек да совершенно блядские характерные шлепки. Это было невыносимо. Напор Венсана, то, с какой яростью он буквально долбил его, будто бы кольцо по-прежнему было на нем и не давало кончить. Будто бы по-прежнему проверял его на прочность, наблюдая, сколько раз он сможет кончить. И удивляться тому, как мало вновь потребовалось Данте, не приходилось вовсе. Накрывший его оргазм был какой-то невероятной сокрушительной силы, так что он самым банальным образом погрузился в небытие, отключившись, чего прежде с ним никогда не было.

0

143

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206364_968fullvincentcassel.jpg[/AVA]
Вот когда искренне – и не впервые с любимым – пожалел Готье о собственных не безграничных возможностях. А каким заманчивым теперь казалось – вот так и оставить Дамиана привязанным к кровати, и учитывать только собственное время на восстановление сил. Лис уверен был, что много этого самого времени ему и не потребуется. Разве можно находиться рядом с ним, видеть его, такого блядски соблазнительного, растерявшего в наслаждении свою очаровательную способность смущаться чего бы то ни было? Как можно было не желать его снова и снова, прикрытого лишь обрывками прозрачной ткани да украшениями, которые, скрывая незначительную часть тела, словно напротив – обнажали еще больше, распаляли и без того запредельную звериную похоть?
Даже дышать было тяжело, воздух, пропитанный ароматом секса, тягуче вливался в легкие, разъедал, сжигал изнутри, и казалось, что конца не будет этому исступленному наслаждению, которое стало их миром. Бесстыдные крики и стоны, и его восхитительное стройное тело, сладострастно, нетерпеливо извивающееся под ним - нет, такого божественного великолепия Венсан никогда прежде не видел. И самого себя казалось сейчас мало, чтобы утолить их общую страсть, поглотившую их.
Как-то смутно успел удивиться тому, что не кончил в тот же миг, едва снова вошел в  раскаленный нежный плен растраханной задницы, набирая темп. С искусанных губ срывались рваные хриплые стоны, Лис ебал возлюбленного с жадной одержимостью, яростно и грубо, стремясь к такой желанной разрядке. Возбуждение болезненно-сладкими спазмами выкручивало напряженное тело, жгло в паху, и когда, наконец, яркой, острой дрожью прошило, крика он сдержать не смог, последними жесткими толчками вбиваясь в податливую задницу, изливаясь, раздавливая ни с чем не сравнимое наслаждение, прежде чем окончательно провалиться в ослепительное блаженство, отключаясь от реальности.
Сколько прошло времени – он не смог бы сказать. Очнулся, осознавая, что все еще сжимает пальцами истерзанные плетью ягодицы Дамиана. Кое-как отпустил, чувствуя приятную опустошенность и расслабленность. Привалился на бок рядом с возлюбленным, непослушными пальцами отвязывая его руки.
- Ты… ты в порядке? – в лицо его вгляделся, сквозь туман сладостной неги пытаясь рассмотреть его лицо. К себе прижал бережно, отчего-то пугаясь, что всего было – слишком. Нежными поцелуями и касаниями подрагивающих пальцев пытался хоть как-то извиниться за свою жестокость. Не со зла ведь, нет. И Данте прекрасно знает об этом. И принимает его таким.
- Надеюсь ты сможешь сидеть, - прошептал, с пьяной улыбкой в глаза возлюбленного заглянул. Только с ним может быть так восхитительно хорошо. Им обоим может быть так только друг с другом. Иначе бы их не было здесь. И вообще нигде не было бы того, о чем можно говорить и думать – «мы». Вместе.
Помогло ли это включить мыслительный процесс и хоть на какое-то время отдаться делам – Готье не знал. Пока в голове была сияющая пустота, тело сковала упоительная расслабленность. На то только и хватило, чтобы подняться, дотянуться до предусмотрительно кем-то из них оставленной бутылки с водой. Лис не помнил, чтобы он ее сюда приносил. Вообще ничего не помнил, кроме роскошной ебли и дрожи возлюбленного.
- Ты же не будешь меня бояться? – рассмеялся, отпил пару глотков и протянул воду Дамиану. Пальцами побрякушек на его груди коснулся. – Я и не знал, что у тебя такое есть. Откуда? – ревнивая нотка в голосе звякнула. С кем он еще мог вот так, кто видел это великолепие? Немедленно пришлось напомнить себе о том, что как бы там ни было, когда бы и с кем – все давно в прошлом. И нечего изводить глупостями ни себя, ни Дамиана.
- До душа дойти сможешь? – склонился к нему, мягким поцелуем коснулся губ. Я готов на руках тебя носить, наваждение мое, любовь моя.

+1

144

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/0021_1.jpg[/AVA]Казалось, вечность продлилась эта блаженная нега, это сладкое небытие, прежде чем в медленно окрепшее сознание ворвались первые слова возлюбленного.
- М… ммм… - только и ответил сперва Дамиан, который, что не удивительно, голос все-таки немного сорвал. Еще бы… было бы удивительно, если бы при таком раскладе подобного не произошло. – В полном… - отозвался он. – Просто… это у меня так… впервые… Я, кажется, вообще отключился…
Поймал его взгляд, ответил на него своим, ласковым, любящим, благодарным. Да, вот такой он, его Венсан. И это ему безумно нравилось. И пьянящая его нежность после, и жестокий азарт, обжигающий огонь его страсти до. Ничего другого вообще, казалось, не было нужно. Да и вообще: иначе и быть не могло. И никто иной попросту не мог быть рядом с ним. Только он.
- Я тоже надеюсь… - хрипловато рассмеялся, проследив за ним, облизывая искусанные губы и представляя себе, как в ближайшие дни будет выглядеть. Ну и ходить. И сидеть, что немаловажно. Впрочем, ради такого результата можно было пуститься во все тяжкие. И ничуть Данте не сомневался, что подобное вскоре повториться. И не раз.
- Бояться? – жадно отпил из бутылки, возвращая ее. – А я должен тебя бояться? С чего бы это?
Нет, он вполне себе представлял, и даже очень хорошо, в каких ситуациях стоило бы опасаться Лиса. Только вот они стояли по одну сторону, ничего не делили, а значит, можно было побаиваться возлюбленного лишь в том случае, если сам натворит дел, а после получит заслуженное «вознаграждение».
- У меня много разных штук есть… - ласково коснулся его руки, чуть сжимая пальцами, чтобы подольше задержать на себе, - это вот было приобретено в свое время для тематической вечеринки. Только в моей буйной молодости я не мало пил… - хохотнул негромко, - поэтому я точно не уверен, было ли это куплено для празднования Нового Года или же для Марди Гра в Новом Орлеане. У меня еще и всякие шмотки остались с тех незапамятных времен, когда мы с де ла Вегой пытались концертную деятельность вести… даже не знаю, что бы ты сказал, увидев меня в кожаных штанах в облипку на шнуровке с такой заниженной талией, что мама дорогая… Я был модным и эксцентричным на сцене, фотографии вроде где-то лежат на закрытом сайте, я могу тебе как-нибудь показать, если хочешь. Но… - он внимательно посмотрел на возлюбленного, - я никогда и ни для кого ничего из этого не надевал, чтобы, так сказать, поразить. Не было рядом со мной никогда никого такого, кто заслужил бы, чтобы я еще и эстетическое удовольствие доставлял. И вообще. Лучше тебя, любовь моя, никого не было, нет и не надо. Ты единственный мужчина в моей жизни. Как-то так.
А вставать действительно было нужно. Хоть и не хотелось.
- Я пока не знаю, надо попробовать… - улыбнулся, ласково обвивая его шею ненадолго, с упоительной нежностью целуя в ответ. От губ его нехотя оторвался, кое-как садясь на постели, поморщившись. – Уххх… силища-то дурная… - добродушно прокомментировал собственные ощущения в районе пятой точки, кое-как ноги с кровати свесил, встал, пошатнувшись. – Нормалды. Дойду.
И, улыбнувшись, немного неуверенно похромал в душ, по дороге кое-как избавляясь от украшений, кидая их прямо на пол по пути следования. И не мог не отметить, что разум действительно перезагрузился и начал закидывать его крайне полезной информацией. Пока, закрутив волосы в пучок на затылке, он стоял под струями прохладной воды в душевой кабине, у него даже сложился определенный план действий. А главное – подписывать документы на ресторан пока было рано. Потому что владельцем его будет не американец и не испанец, а гражданин Франции. И над этим следовало поработать. И вновь все вело к Маркусу, которому потребуется выбраться из предсвадебной кутерьмы и поработать головой. Нужно было в срочном порядке найти доверенное лицо, которое в кратчайший срок и за приличное вознаграждение выправит Дамиану необходимые документы. Так будет куда спокойнее. Тем более, что дела предпочитают вести со своими, пусть и сомнительным прошлым и репутацией, а не понаехавшими. Данте даже пожалел, что не взял с собой в душ мобильник – так можно было бы сразу изложить другу задачу кратко и понятно. А заодно… Нет, это чуть подождет.
Из душа он вышел чуть пободрее, хотя походка с головой выдавала то, как приятно он провел время только что.
- Ну что? Мы готовы поработать головой, м? – весело изрек он.

+1

145

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206364_968fullvincentcassel.jpg[/AVA]
И сказал бы Лис о том, как и за что его боялись. Почему его бросила жена, например. Да очень уж неподходящий был момент для подобных признаний. Пожалуй, Дамиан о том и сам догадывался уже, и в постели с одним недопустимо говорить о других. Никогда. Этого бы Венсан себе не позволил. Аморальный тип все же имел свою собственную мораль, особенно когда дело касалось безумно любимого им человека.
Готье выслушал Дамиана без особого энтузиазма. Упоминание о друге его и там покоя не давало, особенно после того памятного представления, когда они с Данте самозабвенно трахались около неостывшего еще трупа врага, на глазах у того самого Маркуса. И вот опять, куда ни ткни – все в этого самого де ла Вегу попадешь. Но благоразумно промолчал на сей счет – не хватало еще сцепиться по этому поводу, а то, что сцепятся, стоит только Лису заикнуться – так то без сомнений. Лучше уж обходить сторонкой, пока оно возможно.
- Если бы я тебя в таких штанах увидел – вряд ли бы я способен был на особое красноречие, - хмыкнул, бедро его кончиками пальцев очертил. – Я слегка твой костюмчик попортил, но есть же еще? – Венсан улыбнулся. В том, что возлюбленный еще не раз будет удивлять его и доводить до умопомрачения – в этом и сомневаться не стоило. Но никогда не сможет Готье угадать, что ожидает его на сей раз. Ведь не ждал же такого божественно прекрасного, на которого и сейчас-то смотреть больно и того и гляди опять завалит на постель и отымет, несмотря на то, что заднице Дамиана явно нужен хоть недолгий, но покой.
Смотрел на него с легким беспокойством все же, в любой момент готовый подхватить на руки. Но не случилось. Улыбнулся, провожая взглядом.
- Может спинку потереть? – облизнулся, ну чисто сытый кот. Точнее – Лис.

Готье позволил себе немного поваляться, очень надеясь на то, что Дамиан не станет на него орать, когда вернется, обнаружив, что наглая лисья морда на мораторий положила болт. Готье с удовольствием дымил в потолок, выбирая цветы для Николь. Выбрал, наконец – неприлично дорогое и столь же неприлично прекрасное произведение флористического искусства. Подумал было присовокупить карточку с текстом «Спасибо, что ушла от меня». Но не стал, ограничился инициалами.
А правда – ну не испугайся она тогда, или после, неделей позже, кто знает, случился бы в его жизни Дамиан или нет. Пожалуй, что нет. Все могло сложиться иначе. Николь настояла бы на возвращении во Францию куда раньше. А ведь он ее когда-то любил…
Венсан улыбнулся, в очередной раз соглашаясь с тем, что всё, что ни делается – всё к лучшему. Теперь у него есть Дамиан, которого он боготворит, есть сын, который вырос в любви и уважении к отцу – а ведь с другой матерью вполне мог бы презирать. Все-то у него в жизни складывалось. Теперь осталось прочно жопой на трон усесться. Да кстати, про трон.
Пока Дамиан был в душе, Готье успел кое-что из содержимого кейса просмотреть. Придраться было не к чему. Пара договоров купли-продажи и одна дарственная, что попались ему наугад, были составлены безупречно. Четко, внятно, лаконично, безо всяких подводных камней. Венсан усмехнулся – понятно, кто к составлению руку приложил. Зря что ли Ксавье у Куаре в любимчиках ходил? Ну и он сам – тоже. Верх юридического искусства – наебать так, чтобы никто ничего не понял до определенного момента. Но Венсана наебать было весьма затруднительно.
А вот документик в отдельной папочке, помеченный le testament, заинтересовал Венсана чрезвычайно. Уж очень он был красноречив, и намеренно обставлен, чтобы не пропустил в шалой радости.
И только углубился в изучение, как вернулся Данте. Обернулся на голос его, оглядел с удовольствием, да так, словно сейчас опять в постель завалит.
- Думаю, что на какое-то время вполне готовы, - улыбнулся, помахал бумажкой. – Смотри-ка, что я тут нашел, - рассмеялся, протягивая Дамиану документ. – Эдмон великолепная сволочь! Я в восторге. Ты только глянь! Куаре завещает все, что у него осталось, мне и Ксавье. Но в случае моей смерти все унаследует его сын, а если помрет Ксавье – то моя бывшая жена, - Готье давно так не смеялся. Для чего ему положили эту заверенную по всем правилам копию – тоже было понятно. Дата – свежая. Но никто не сказал, что завтра Эдмон своего решения не переменит. А переменить должен. Хотя… Неважно. Всю эту ересь обойти можно, если слегка постараться.
- Так, чем ты хотел заняться? Связаться с Маркусом? – Венсан очень постарался, чтобы имя это прозвучало ровно, бесстрастно. Отчего его всякий раз царапало – он не смог бы объяснить. Поднялся, натянул домашние штаны.
- Так, я быстро в душ, а ты можешь пока Леруа позвонить. Хоть сегодня ему назначай, хоть завтра. Я говорил – он мне нужен. Теперь более, чем когда-либо. А я потом со своими свяжусь, координаты тебе дам, будешь принимать парад, - погладил Данте по щеке, запечатлел почти невинный поцелуй на его губах и удалился в ванную.

Отредактировано Андреа Фольи (2015-04-30 18:12:44)

+1

146

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/0021_1.jpg[/AVA]Конечно, и костюмчики еще были… да и купить всегда было можно. Дамиан был на все сто уверен, что вполне себе понимает, как и чем можно разнообразить их утехи, как порадовать возлюбленного. Даже не то что порадовать… а свести с ума одним собственным видом. И да, уже было очевидно, что его концертные костюмы пришлись бы очень кстати, хотя немало времени пришлось бы потратить на то, чтобы их снимать. Впрочем, костюмчики, как Данте прекрасно понимал, совершенно не будут застрахованы от того, чтобы Венсан их попросту срезал. Изысканно этак. А что, он умеет. Не напасешься на него костюмчиков.
- Ты опять курил в спальне? Ты же час назад обещал, что больше ни-ни! – поправив полотенце вокруг бедер, Дамиан изобразил праведный гнев и присел на кровать, принимая из рук в руки бумажку и, чуть закусив губу, принимаясь за чтение. Читал он на французском не так бегло, как болтал, поэтому приходилось тратить чуть больше времени, чем оно того стоило.
- Ну… хм… что я тебе могу сказать… - вернув документ, он повертел в руках свой смартфон, который не преминул притащить, - Куаре мне не понравился с первого взгляда. И эта ерунда с завещанием… словом, сделать все, чтобы никто ничего не получил. Междоусобицу развязать… интересно, на кого бы он поставил первого… кто, по его мнению, должен скопытиться первым… согласно этой бумажке… - Дамиан усмехнулся, потер нос. – Но вообще, учитывая, кто такой Эдмон Куаре, можно с уверенностью сказать, что грош цена его такому слову, даже если оно оформлено по всем правилам. Он уже мог переписать завещание. Как знать. Но не думаю, что имеет смысл сейчас рыть в этом направлении.
Он вальяжно растянулся рядом, посматривая в потолок и покручивая смартфон в руке.
- Маркус… да. Есть у меня к Веге важное дело. Но пока достаточно сообщение чиркнуть, как бы мне ни было стыдно выдергивать его из предсвадебного бедлама… а мне не стыдно ни чуточки, но мне его навыки по поиску нужных людей сейчас очень важны.
Он внимательно посмотрел на своего мужчину, мягко улыбаясь.
«Ревнуешь же… понимал бы, что напрасно… что вообще ни к кому ревновать смысла нет… я же твой… твой… только…»
- Хорошо, я позвоню. Сегодня только… я сомневаюсь, что смогу, а вот завтра… после пирсинга-то… - хохотнул, - вполне. Либо отложу пирсинг на потом. Ты же потерпишь? – нежно поцеловал в ответ и проводил любимого взглядом, вздохнув. Дела нужно было делать.
Подобрал смартфон Лиса, удивившись, что пароля не стоит, нашел телефон Леруа, после чего набрал его номер со своего.
- Здравствуйте, мсье Леруа! – с его уст елей так и тек, можно было не сомневаться с самого приветствия о цели подобного звонка. И Дамиан был уверен, что Ксавье-то как раз все поймет именно так, как следует. – Прошу прощения за возможное беспокойство, однако совершенно не мог сдержать собственный душевный порыв. – Мелодичный смешок прекрасно дополнил легковесную фразу. – В свете нашего сотрудничества и моего знакомства с вами, я не могу не пригласить вас на ужин. Скажем, завтра. Вам же удобно, не так ли? «И да, ты же понимаешь, что я не приму отказа…» Отлично. Буду очень рад вас увидеть. Да-да, приезжайте часиков в шесть-семь вечера на виллу Готье. – Короткая пауза, чтобы добавить интриги. – Можете привезти красного вина. Готовить буду я. Обещаю, вам понравится! И до встречи!
Сбросив вызов, он даже покосился на телефон, словно не веря, что Ксавье так легко согласился. Видимо, ему тоже есть зачем приезжать. И все-таки следовало как следует поработать над этим персонажем. Не из легких будет работа. Но он же обещал…
А теперь…
И он вкратце изложил в сообщении суть просьбы Маркусу. И следом в новом сообщении попросил его подобрать ему человек пять, прислать их личные дела. Именно их, если они устроят Альвареса, потребуется перебросить из Штатов в Париж. Здесь они будут работать под привычным им началом.
- Ты там не утонул? – весело и громко поинтересовался Дамиан.

+1

147

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206364_968fullvincentcassel.jpg[/AVA]
Теплые колкие струи воды отчасти усмирили в Лисе желание придушить Куаре голыми руками. Легонько этак придушить, чтобы удивился, и чтобы не только у дверей, но и в постель свою охрану положил. С каждого боку по бойцу.
Итак, Дамиан прав – с этой бумажкой можно не спешить, потому что старая сволочь помирать не собирается. Да и они с Леруа – тоже. Но вообще весьма интересно, - размышлял Готье, мурлыкая себе под нос что-то, в чем сам после с удивленным смешком опознал арию Зигфрида. Чего бы ей в его голове делать, казалось бы. Так вот, завещание его интересовало не в смысле «когда», а – «зачем». Зачем Эдмону присралось сунуть копию в кейс? Посмотреть, кто из них с Ксавье окажется жаднее и придет выстелить дражайшему Эдмону дорожку на тот свет? Но тогда он не увидит главного – как они с Леруа станут около его свежей могилы собачиться за нехилый куш. А это, по мнению Венсана, и было самым интересным во всей этой пьесе. Или Эдмон верит в загробную жизнь и рассчитывает оттуда посмотреть, как события станут развиваться? Нет, это не про него точно. Не сходилось что-то. Предположим, что как вариант – Куаре неплохо их обоих знал, и знал то, что со стволами наперевес или с цикутой в бокале они не ломанутся убивать любимого учителя. Значит что? Значит, тут все гораздо интереснее, чем кажется на первый взгляд. В общем, тут было над чем поразмышлять, однако опять же – на досуге, которого пока вроде бы не предвидится.
Другое больше занимало Лиса. Маркус. Никакие самоубеждения и взгляды Дамиана не могли избавить его от этой настырно скребущейся в подвздошье мыши. Данте Венсан верил, и себя считал вполне конкурентоспособным, даже если что вдруг. Однако от раздражения избавиться, к своему неудовольствию и даже стыду, - не мог. Надеялся только, что этот без пяти минут женатый друг не припрется в Париж.

- Утонул? – Готье рассмеялся, заворачиваясь в большое пушистое полотенце. – Не дождешься!

Подошел, устраиваясь рядом, с нескрываемым удовольствием оглядел возлюбленного, и с еще большим удовольствием – по спине его ладонью провел, словно не было большего счастья в жизни, чем вот так смотреть и прикасаться к нему.

- Как успехи? И что там Леруа? Долго убеждать пришлось? – улыбнулся. – Кстати про пирсинг… По-моему мы уже и без того непозволительно откладывали, - рука соскользнула пониже поясницы. Вот уж не стоило сейчас об этом говорить, не стоило. А то способность соображать утратится весьма быстро – тут никаких сомнений. Потому Лис предусмотрительно отодвинулся, потянулся было за сигаретами, да запрет вспомнил вовремя.

- Черт! – рассмеялся, откинул пачку в сторону. – Может тогда в кабинет переберемся, или куда-нибудь, где можно пить, курить и не стесняться в выражениях?
Хотя в выражениях они и тут более чем не стеснялись, напротив. Готье скинул полотенце прямо на пол, извлек из шкафа домашние штаны и футболку, натянул на голое тело. И впервые подумал о том, что странно ощущать себя таким одетым рядом с Дамианом. Словно было в этих покровах что-то противоестественное. Улыбнулся собственным мыслям, сунул сигареты в карман, прихватил ноут.

- Оперативно, - усмехнулся, открывая почту. Алекс времени даром не терял. Лис не очень понимал, сколько там у него сейчас времени, и считать было лень. Впрочем, если он что-то просил, то Россу ничего не стоило кинуться выполнять даже среди ночи. А еще – ревность. Видишь, я все могу, и быстро, и как ты без меня? Забавны порой чувства человеческие, и что с ними делать? Сам он – не забавен разве?
Фото кабинета Венсан разглядывал с какой-то ностальгической улыбкой, словно покинул его год назад и успел соскучиться. Хотя Лис никогда особо не привязывался ни к вещам, ни к людям. Они были ему удобны, только и всего. Новое же предполагало приложение усилий и некий период привыкания, и это порой раздражало.

- Так… Сейчас отправлю эти фото, пусть начинают. Дома слишком сложно сосредоточиться, - бросил на Дамиана многозначительный взгляд, не предполагающий иного толкования. Огромного усилия стоило вернуться к монитору, и вникнуть в присланные Алексом досье. Восемь человек. Пока восемь или всего?
- А это еще кто такой? – пробормотал недоуменно, вглядываясь в незнакомое лицо. Фамилия казалась смутно знакомой, но – и только. Странно. Ладно, это после.
Готье, во избежание соблазна, постарался не прикасаться к возлюбленному. Дотянулся до смарта, собираясь позвонить одному из местных своих, Ноэлю, не откладывая в долгий ящик. И взгляд снова натолкнулся на файл с завещанием. Все же странно. И зачем было его подписывать так, ясно же, что Венсан все бумажки просмотрит, и эту не пропустит. Слишком явно, слишком… Почему же? И другое вспомнилось, из далекого прошлого. Готье так никуда и не позвонил, улыбнулся догадке.
- А это не Куаре положил. Он даже не знает, что я видел этот бред скучающего засранца. Это Ксавье позаботился о том, чтобы меня проинформировать, И завтра мы его спросим – зачем. 
И только после этого заключения позвонил Ноэлю, назначив встречу на послезавтра, вкратце пояснив суть. Тому уже известно было о смене власти, и пока вдаваться в излишние подробности нужды не было.
- Ну вот, - Лис откинул телефон. – Послезавтра будешь выбирать умных и красивых, для общего пользования.

+1

148

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/0021_1.jpg[/AVA]- Ну я как бы и не рассчитываю на подобное… - промурлыкал Дамиан, довольно разглядывая возлюбленного, слегка выгибая спину от его прикосновений, тут же одергивая себя – нет, нет и нет! Они же поработать собрались.
- Леруа был кроток как ягненок, даже не возразил. Может, он решил убедиться самолично в том, что отравить я его не планирую, когда я анонсировал, что готовить буду лично? – быстро облизал губы, готовясь что-то говорить в ответ про пирсинг. – Ах, ты… - коротко рассмеялся. – Да, я наказал ему припереть бутылку красного. Буду делать мясо. Только не решил еще, что именно… каре ягненка или потушу в горшочках… У нас есть горшочки? А то ты учти, что если я их не обнаружу попозже, то погоню тебя в хозяйственный отдел в супермаркет, так и знай. И никаких отнеток! – глазом даже не моргнул. – Что ж я, позволю тебе из-за нежелания заниматься продуктовым шоппингом, срывать программу пребывания Ксавье у нас в гостях? Нетушки!
Игриво пальцем ему подразнил и кое-как слез с кровати, укоризненно глядя на Венсана.
- Уммгу… пить, курить, материться и трахаться. На твоем рабочем столе. Только про последнее до завтра забудь… у меня задница в отпуске! – рассмеялся. – Разве что… отсосу с чувством. Но не более того!
«И куда ж меня так несет… того гляди и правда вместо работы… да что там… плевать мы оба потом хотели про задницу в отпуске… выебет на этом самом столе так, что любо-дорого…»
Данте облачился в свободные легкие домашние штаны и майку, чтобы не создавать диссонанс, стараясь заодно не сверкать исполосованными частями тела, прихватил свой лэптоп, сигариллы и смартфон, в боевой готовности выдвигаясь в кабинет, усаживаясь в кресле, поджав ноги, уложив на коленки лэптоп, а остальное распределив по подлокотникам.
- Кстати, сидеть могу, хоть и с трудом. – Констатировал он, внимательно вглядываясь в лицо Готье. – М? Алекс фотки кабинета прислал? Чудно, чудно. Умница. – Проговорил с улыбкой чеширского кота, прекрасно понимая, какие мотивы движут Россом в ночь глухую, что он подорвался кабинет босса фотографировать.
Сам же не без удивления обнаружил, что и Маркусом что-то двигало. Контакты были в почте. Даже, стервец хитрый, умудрился договориться и сделать первый взнос со счета, а также переслать копии необходимых документов. Вот же, Дамиан сам в копии письма стоит. И даже вот… ответ серьезного дяденьки имеется. Что должно в документах гражданина стоять. Вежливо так интересуется, расшаркивается. Ну, конечно. За такие деньги вообще ужиком мог бы вползти, очей не поднимая.
«Однако ж… надо будет отблагодарить Вегу. Не даром что мой первый зам. Пожалуй, я его даже по-своему люблю. Я был бы счастлив, будь у меня такой брат…»
Данте пожевал губу, а потом, озорно блеснув глазами, быстренько начирикал ответ чиновнику, желая именоваться Дэмьеном Дешайе. А что. Он когда-то прочитал в интернете одну прелюбопытнейшую историю. И даже вполне готов был бы поделиться некоторыми пикантными сценами с Венсаном. Ему бы пришлось по вкусу, нисколько не сомневался.
- А? – он поднял голову. – Кто такой? А… - тут же дошло, к чему могло относиться высказывание подобного характера. И снова в экран уткнулся, уточняя сроки работ и перенося свой прием к пирсеру на следующий день.
- Что? – сморгнул, уставившись на Венсана. – Ты серьезно?
И отчего-то рассмеялся даже, локтем уперевшись в подлокотник, подпирая ладонью голову.
- Спросим, спросим. С пристрастием, может быть. Как знать… а вдруг я и правда отравлю его немного? А вот за противоядие он все и скажет… - прижмурился довольно, - хотя это совершенно не мой метод. Это вот… есть у меня один в банде, его, кстати, вытащу сюда всенепременно.
Пока Венсан общался, Дамиан ознакомился с перечнем рыл, что отряжал ему Вега. Мыслили они все же в одном направлении. Рыла были сплошь правильные и те, кого сам Альварес хотел видеть в своем ближайшем круге среди первых прибывших. Список он моментально одобрил, лениво пробормотал что-то по-испански в ответ, вновь переводя взгляд на любимого.
- Послезавтра? А, ладно. Как раз после пирсинга кислая мина у меня будет и, сука, недоверчивая. Как раз то, что надо, для беседы по душам. Ну что, мы сегодня, кажется, закончили? – соскользнув из кресла, он оставил на нем все девайсы, зевнул. – Не знаю, как ты… а мне после нашего заезда просто-таки необходим отдых. И да… с оформлением ресторана пока погоди юристов напрягать. Там другие имя-фамилия будут в документах фигурировать.
И, обернувшись у дверей, все той же чуть скованной и неуверенной походкой пошлепал в спальню, падая на кровать и почти сразу засыпая, вполне довольный собой.

Утром он умудрился выскользнуть из постели еще до того, как проснулся Венсан, первым делом навел ревизию на кухне, чертыхнулся, что горшочков все-таки нет, а потому пришел докладывать об этом спящему Лису, бесцеремонно забираясь на него верхом.
- Горшочек не вари! Горшочек не вари! – запричитал он весело. – Вставай, у меня трагедия! Ты едешь в магазин!

+1

149

[AVA]http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/120/206/120206364_968fullvincentcassel.jpg[/AVA]
Одно удовольствие было смотреть на Дамиана, севшего на стул так, словно в той, что была в отпуске, торчал кол. И ни малейшего раскаяния на лисьей физиономии. Сплошное довольство и готовность повторить хоть сейчас. Однако сейчас иные дела ждали обоих, хоть и менее приятные, но крайне необходимые. Потому, высказав свою догадку, которая, впрочем, была по сути уверенностью, Готье Дамиана отвлекать не стал, да и себя тоже. Досье изучил, одобрил, даже неизвестного. О нем он спросит Алекса позднее. А пока лишь отписал, что для начала достаточно и люди могут выезжать. Эти будут основой. И нити потянутся дальше. Оплетут сетями, выживут армию Куаре.
Венсан поглядывал на Данте, словно на лице его что-то прочесть пытался, что-то важное для себя самого. Для них обоих. Отчего ему не давало покоя, почему так хотелось раскрыть рот и задать вопрос, чтобы услышать ответ, держа лицо? Если бы он только знал, чем смыть, откуда вырвать это паршивенькое чувство - он бы это немедленно сделал. И вот ведь даже покопаться, причину найти - некогда. Понимал - не о том думать нужно. Может этого Маркуса... того... - мелькнуло в голове. И ведь едва не написал. Опомнился, потер текст. Тоже мне, ревнивец нашелся! Посмеялся над собой, насущным занялся. Отправил фото и требования по срокам, вкупе с авансом. Подумал немного и попросил Алекса прилететь на день-два. После, не завтра. Нужно было поговорить, нужно было кое с кем встретиться. И главное - чтобы Росс предостерег Лиса от самого же Лиса. Больше никто не умел.
Разобравшись со всем текущим на данный момент, Готье захлопнул ноут и откинулся на спинку стула, закурил, разглядывая причудливый дым. Итак, корабль поплыл. И он не потонет. Но сейчас, вынырнув из дел, он смотрел на Дамиана и думал о том, что ничего важнее в жизни быть не может. И как это он раньше не понимал?
- Да, на сегодня все, - кивнул. - Иди, я приду чуть позже, - улыбнулся, успел огладить ладонью упрятанную в штаны задницу. Но одежда дела не меняла - Венсан и сквозь нее видел прелесть желанного тела, и раны, оставленные плетью. Его похотью и безумием.
Дамиан ушел в спальню, а Лис набрал номер Николь. Неправда, что им не о чем говорить.
Через полчаса Готье тихо вошел в спальню, стараясь не разбудить Данте, скинул одежду и с наслаждением забрался под одеяло, в нежное тепло любимого. Обнял осторожно, вдохнул родной запах, мгновенно рядом с ним забывая все тревоги и сомнения. О чем можно думать, когда в мире больше никого нет, кроме них? Прочая жизнь катилась речными волнами мимо них, иногда вышвыривая под ноги то мусор и гниль, то сирен сладкоголосых, исполнительных и на все готовых сирен... Только вот ни одной из них не удастся ничего изменить. Каким бы ни было имя ее...

- Какого черта, Дамиан! - сонно возмутился Лис, пока понимая только одно - любимый какого-то дьявола будит его среди ночи. - Какие еще горшки?
Но Данте был настойчив. К тому же он весьма удачно сидел на Лисе, что способствовало скорейшему пробуждению. Венсан открыл глаза, и с удивлением признал
утро, причем не самое раннее.
- Никуда я не еду, не иду и не бегу! - возмутился, осознав суть проблемы и проявленную любимым дерзость. - Я думал вчера, что ты пошутил... - потянулся обманчиво-сонно, после чего рывком сгреб Данте в охапку и бесцеремонно подмял под себя.
- Приготовь что-нибудь другое, - попросил проникновенно, отлично понимая, что Дамиан за просто так не сдастся. - Тебе нравится гонять меня по магазинам, да еще и в такую рань? Да еще и из-за Ксавье? Я сам его отравлю, - усмехнулся, похабно пахом к бедрам возлюбленного притираясь. - Может ну его все, а? - бесстыдно ладонь под задницу сунул. И вспомнил.
- А мы разве не сегодня на пирсинг едем? - даже привстал, облизнулся в предвкушении. - Что у нас на завтрак? И потом сразу поедем.
Мгновенно с Дамиана слез, окончательно проснувшийся. Игриво покрасовался перед ним, и упорхнул в душ. И назвал бы Венсан это свое нетерпение детским, если б не касалось оно столь интимного и возбуждающего. Разумеется, он будет присутствовать и смотреть. Не кончить бы...
В рекордные сроки приняв душ, с начавшей пробиваться щетиной, на которую Готье откровенно забил, вышел из душа.
- Собираемся? А потом уже горшки и все остальное, - подошел к Дамиану, с нежной развратностью губы его поцеловал. - Две недели, говоришь? - звучало с отчаянием почти. Но черт возьми, это лишение того стоило.

+1

150

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/006.jpg[/AVA]- Как какие! Не ночные же! – от души веселился Дамиан, ерзая вовсю на Лисе, прекрасно понимая, что подобные телодвижения приведут к тому, что он-таки проснется, хоть и не весь. И вот же, знакомая плотность вполне ощущалась даже через его штанишки. – Как! Как ты мог предположить, что я буду шутить такими вещаааа….ми! – закончил он, едва не взвизгнув от наглости Венсана и от собственного удивления, оказываясь мгновенно под ним, немедленно обнимая его бока коленками. – Нахал! – с трудом проговорил он сквозь смех.
- Другое не буду! Буду это! Я уже решил! Мммм… бесстыжие твои руки! – хихикая, продолжил Данте, обвивая шею возлюбленного руками. – Ну… вообще я его на всякий случай и на завтра застолбил, если вдруг сегодня не смогу… но запись в силе, конечно… - как-то мгновенно смутился, даже щечки слегка порозовели, взгляд отвел, представляя, как вот он, его любимое похотливое чудовище, в котором он души не чаял, будет внимательно пялиться на то, как будут дырявить его промежность.
- На… на завтрак… сейчас сделаю что-нибудь… - также смущенно он пролепетал, почти нехотя отпуская Венсана от себя, качая головой, деланно осуждающе, на его красования. Ведь до греха ж доведет… и тогда… ни тебе, Данте, завтрака, ни пирсинга, ни уж, конечно, керамических горшочков.
Вздохнул, потянулся, нехотя вылез из кровати и поплелся на кухню – готовить тосты с яйцом. Отчего-то он разнервничался перед грядущей экзекуцией, а голова от этого совершенно отказывалась работать на предмет кулинарных изобретений на завтрак.
- Ты позавтракай сначала… - тихонько предложил он, с удовольствием целуя его в ответ, - я уже по-быстрому заточил немного, мне хватит. Я нервничаю… ты же будешь меня держать… нет, не за член… за руку? – хохотнул, понимая, какую глупость несусветную сказал. Нет, ну процедура более-менее себе серьезная, но не настолько, чтобы Данте Альварес из-за часа Икс ныкался в кусты.
Через минут пятнадцать появился уже на кухне, облаченный в какие-то модные треники, майку и куртку, прилагающуюся к треникам. Косу еще заплел. Ну латинос чистой воды, не иначе.
- Ну не выходной ж мне костюм надевать для таких дел! – фыркнул даже, рукава подтянул, хвостиком за Лисом ходя, пока тот собирался. И за ним спустился, в машину сел, на навигаторе ткнул адрес салона.
- Нет, правда что-то я очкую… - хмыкнул он, надвинув темные очки.
И почти всю дорогу, которая, правда, от силы минут десять заняла, сохранял напряженное молчание.
Правда первым из машины выскочил, хорохорясь, по ступенькам почти прыжками запрыгнул к двери, а там уж, где повеяло знакомой салонной атмосферой, стал ручкаться с мастерами, администратором, со своим пирсером поздоровался, Венсана ему представил, тот сразу как-то понимающе заулыбался, покивал, а потом от Дамиана снова потребовалось усилие – взять себя в руки, пройти в отдельный кабинет, снять портки и улечься на стол. И выдохнуть. А заодно надеяться, что Венсан не взбесится от того, что какой-то чужой мужик будет, хоть и вполне бесстрастно, но на его причиндалы смотреть. И вот, последние детали согласованы, небольшой и не слишком болезненный укол, который Данте бесстрашно пережил, даже не моргнув, немного времени, чтобы заморозка подействовала – и дело пары минут. Прокол – и в него вставлена штанга. Потом, когда отек спадет, ее можно будет заменить на штангу поменьше. Заодно мастер заверил, что при должном уходе и если месье Альварес изволит блюсти себя, то воздержание может стать короче двух недель. Пока Дамиан одевался, бросая смущенные и почти жалобные взгляды на Венсана, пирсер чирканул бумажку на обезболивающее и различные антисептики, чтобы время заживления прошло комфортно.
- Ну… вот… а я боялся… - неуверенно хохотнул Дамиан, осторожно садясь в машину, немедля, едва Готье оказался рядом, устроив голову на его плече. – Обещай, что не будешь слишком провоцировать меня… а то с этой штукой мне будет очень сложно сдерживать свою похоть… ну… - вздохнул он почти облегченно, - а теперь в магазин! Только с заездом в аптеку по пути!

0


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Альтернатива » Las amistades peligrosas