Кровь и кастаньеты

Объявление

Мои благочестивые сеньоры!
Я зову вас в век изысканного флирта, кровавых революций, знаменитых авантюристов, опасных связей и чувственных прихотей… Позвольте мне украсть вас у ваших дел и увлечь в мою жаркую Андалузию! Позвольте мне соблазнить вас здешним отменным хересом, жестокой корридой и обжигающим фламенко! Разделить с вами чары и загадки солнечной Кордовы, где хозяева пользуются привычной вседозволенностью вдали от столицы, а гости взращивают зерна своих тайн! А еще говорят, здесь живут самые красивые люди в Испании!
Дерзайте, сеньоры!
Чтобы ни случилось в этом городе,
во всем можно обвинить разбойников
и списать на их поимку казенные средства.
Потому если бы разбойников в наших краях не было,
их стоило бы придумать
Имя
+++
Имя
+++
А это талисман форума - истинный мачо
бычок Дон Карлос,
горделивый искуситель тореадоров.
Он приносит удачу игрокам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Альтернатива » Las amistades peligrosas


Las amistades peligrosas

Сообщений 211 страница 240 из 285

211

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]
- Постой, - Ксавье придержал Лиса за рукав.
- Не пачкай мой костюм, - Готье усмехнулся. - Что такое?
Только что Лис заключил весьма выгодную сделку, и пребывал в прекрасном настроении. Оно было еще более прекрасным от того, что сегодня вечером - вот уже буквально через пару часов - они с Дамианом собирались поужинать в его ресторане, а потом... Вот от этого "потом" Венсан испытывал особое удовольствие. В последние дни так закрутились, что толком времени друг на друга не было. То есть, оно было, конечно, но чтобы вот так - долго, отвязно... Ах да, сначала ужин.
- Видишь ту тачку? - Леруа плевать было на костюм Лиса. - Она ехала за нами сюда. Видимо ждут. Не спеши.
- И что, в ней сидит киллер, который разнесет мне башку? - усмехнулся Готье, показав в сторону неприметной тачки характерный жест.
- Не думаю, - Ксавье покачал головой. - Но это явно не твои фанаты. Я ведь тебе говорил, с кем на днях встречался Ален.
- Думаешь? - Готье нахмурился. Ален Куаре после внушений Дамиана почти исчез с горизонта. И тут вдруг вновь всплыл, да еще и на встрече с Бернаром. Это настораживало. Однако Лис не верил, что Ален зайдет далеко.
- Пробивают передвижения? - спросил Готье, неспешно направляясь к своей тачке.
- Надеюсь что так, - Леруа сощурился, пытаясь разглядеть ситуацию за тонированными стеклами. - Может...
- Если Ален на что-то решится - он идиот. А Бернар - его же за спасибо не купишь. Он работал с Эдмоном.
- Вот именно, - Ксавье кивнул. - Что если этот недоносок надавил авторитетом отца?
- Все знают, что Эдмон отошел от дел, - Венсан остановился, прикурил. - Ты слишком мнителен.
- А ты - беспечен, - отрезал Леруа.
- Да неужели? - Лис усмехнулся. Если бы в него собирались стрелять - уже бы это сделали. Если пасти - да на здоровье. Какой в этом смысл?
- Перестань паниковать. Поехали. Меня ждут, да и тебя, наверное, тоже. Не учи моего сына плохому, когда он приходит к вам в гости, - Готье рассмеялся, сделал пару шагов к машине. Еще пару. И тут его кабриолет превратился в огненный шар. Очень громкий и жаркий.
- Венсан! Ты в порядке?
Готье удивился. И что это он делает на асфальте, что за суета?
- Красиво, - пробормотал он, поднимаясь, пытаясь отряхнуться. - Черт, испачкался. Как в таком виде в ресторан?
Так красочно его еще не пытались убить. Или предупредить.
- Черт! Дамиан! - процедил Лис. - А если этот ублюдок...
Вот когда стало страшно. Прыгнув в первое попавшееся такси, он помчался в ресторан. Дамиан должен был уже быть там. По дороге набрал его номер.
- Любимый, ты где? Я скоро приеду. Не выходи, пусть у двери будет охрана.
Объяснять ничего не стал. Это потом, не по телефону. И едва ли не на ходу выскочил из тачки, торопясь к Дамиану, убедиться, что тот в порядке. Теперь это была война. Блицкриг. Против одного недоумка, который не внял голосу разума.

+1

212

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/006.jpg[/AVA]Дамиан был доволен. Все шло по плану. И даже Ксавье распахнул прозрачное пуленепробиваемое стекло своей сокровищницы, подарив ему вожделенный ствол, на рукояти которого была изображена Пресвятая Дева. Идеальное оружие для убийства. Ритуального даже, если можно так выразиться. Правда, сейчас ему было не до убийств. Он хлопотал по поводу открытия своего ресторана, кроме того, ему приходилось ездить на встречи. Было сложно быть Дамианом Альваресом, а Дэмьеном Дешайе оказалось быть еще сложнее, но это было все чистой чушью, потому что он знал: что бы то ни было, они есть друг у друга. И всегда поддержат друг друга. Удивительным образом они совмещали все: были пылкими любовниками и деловыми партнерами. Он успевал следить за маячащими на горизонте придурками, которые могли угрожать империи его возлюбленного, но все было настолько мерзко тихо, что это вызывало подозрение. Особенно его волновал Ален. Он злился, что не прикончил его еще тогда, в кабинете… и теперь уже был иного мнения по поводу смерти этого ублюдка. Его смерть принесет ему облегчение и наслаждение.
И вот - день открытия ресторана. Последние приготовления, репортеры, перерезанная красная ленточка, масса фотографий, небольшое интервью его лощеного управляющего и самого мсье Дешайе, прекрасного молодого владельца. Вереница гостей - все бронировали столик за месяц вперед, а теперь восторженно ахали, листали меню.
Скоро должен был приехать Венсан. И Данте ждал его, ждал и волновался. Отчего-то ему очень хотелось, чтобы возлюбленному понравилось то, во что превратился этот ресторан. И тут, когда он посмотрел на часы, раздался звонок.
- Я жду тебя, любовь моя!
На остальное он не стал реагировать, принял к сведению. Шепнул своим испанцам. Опыт американских делишек с бандой Альвареса ни для кого даром не проходил. Ребята незаметными тенями рассредоточились по периметру.
- Узнай, что там случилось. Немедленно.
Он сообщил примерно, где должен был быть Венсан и Ксавье. Неро кивнул и отошел с телефоном, что-то взволнованное выясняя.
- Был взрыв, Данте. Машину Венсана взорвали.
Дамиан сощурился, сжав пальцы в кулак.
- Привезите мне Алена Куаре. Живого. Сегодня. Через час или два. Из-под земли мне его достаньте. И привезите на склад. Подготовьте все там.
Отчего-то он не сомневался, что причина покушения… а ведь он сопляка предупреждал. По-хорошему предупреждал. Теперь он даже не знал, как будет убивать его. Любая казнь казалась ему ничтожной за то, что он покусился на его семью. Но пока нужно было дождаться Венсана. И звонка, что говнюка везут на место.

+1

213

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]
Открытие ресторана сегодня. И надо ж было именно в такой день. Сопляк, чуть праздник не испортил! Нет чтобы хотя бы до завтра подождать со своими дурацкими штучками. Венсан был раздосадован. И не потерей тачки, черт бы с ней, а тем, что этот засранец посмел омрачить такой прекрасный день. Разумеется, не случайно. И Лису теперь даже неинтересно было – косяк ли то, что он до машины дойти не успел, или же так было задумано. Он все же склонялся ко второй версии, и кабриолет рванули из той самой тачки, на которую показывал Леруа. Ну что ж. Будет чем заняться, а то до неприличия тихо было и скучно. Все развлечение.
- Привет, - Лис улыбнулся Дамиану. – Извини, что я в таком виде, - поморщился, снова пытаясь отряхнуть запылившийся рукав  белоснежного пиджака. – Некогда было ехать переодеваться. Ты уже знаешь, я полагаю? Знаешь, - Готье кивнул. – Ну и придурок же Ален, ну вот кто так делает? Ксавье там остался, они с Нико позже приедут.
Очень уж не хотелось Лису сегодня планы свои нарушать. Но, глядя на Данте, понял, что ни хрена томный вечер уже не сложится.
- Только не говори мне, что ты уже… - Венсан хищно улыбнулся. – Давай хотя бы сначала поедим, а то потом аппетит испортится.
Готье позвонил Леруа, попросил забрать Кристофа. Он не думал, что сегодня что-то еще произойдет, однако стоило перестраховаться, пока они окончательно не разберутся. Потому что помимо Алена был еще и Бернар, каким-то боком, и кто-то еще. И вот пока ситуация не прояснится, ни Николь, ни сын не должны оставаться без присмотра.
- Зря мы были такими добрыми, - Венсан покачал головой, приобнял Дамиана за плечи. – Странно, что он страх потерял, как бешеное животное. Уж не подсказал ли кто поумнее? Сам бы он не догадался, или побоялся бы.  Ты же не откажешься, чтобы я поприсутствовал при вашей задушевной беседе?

+1

214

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/006.jpg[/AVA]Дамиано качнул головой, встречая Венсана, сдерживаясь, чтобы не сказать ему слишком много ненужных слов.
- Главное, что с тобой ничего не случилось. – ему было слишком сложно сдерживаться сейчас.
Он мрачно посмотрел вокруг, кивнул маячившему неподалеку Неро, мол, охрану пока не снимай.
- Уже. – Кивнул он. – Если я выясню, что в этом кто-то еще замешан… я город в крови утоплю. Ты еще не знаешь, что значит угрожать семье. Наверняка ты видел ужасы расправы в фильмах про итальянскую мафию… - он усмехнулся, - в реальной жизни это цветочки. – Он тронул кобуру под пиджаком с тем самым пистолетом. – Я ведь не шутил, когда говорил Алену… впрочем, скоро я это повторю. – Он холодно улыбнулся. – Через часа полтора максимум его привезут ко мне на склад загородом. Я распорядился достать его из-под земли, если потребуется. Мои парни с этим справятся. И, конечно… я не буду против твоего присутствия.
Пока от нежного любовника не было и следа. Это был тот самый Данте, которого Лис наблюдал в подвале. И сам Дамиан знал – пока это все не закончится, он не сможет сбросить с себя напряжение. Ведь еще не приехали ни Ксавье, ни Николь, ни Кристоф. А они автоматически подпадали под защиту Альвареса как часть его семьи.
- Более-менее я спокоен за Николь и Кристофа. С ними Ксавье. Его интуиция еще не подводила. И я рад, что моя задумка тогда удалась… меньше волнений. Тем не менее… я не буду спокоен, пока они не приедут. И пока… - он прищурился, - эта скотина не выложит мне все. Но ты прав… война войной, а обед по расписанию… пойдем.
Он все-таки попытался ненадолго сбросить с себя этот модус безусловной жестокости, вздохнул и коротко, но нежно поцеловал Венсана в уголок губ, после чего взял его за руку и повел в отдельный кабинет, походя отдавая распоряжения по поводу ужина.
Дамиан едва приступил к аперитиву, когда к нему подошел, извинившись, Неро. Кивнул. И отошел.
- Отлично. Можно спокойно закончить ужин и поедем. Птичка в клетке. Не зря я вывез из Штатов всю свою шоблу. Как знал, что боевики мне пригодятся. Спасибо дону Эдуардо за то, что дал мне толкового сержанта в мой маленький клуб. А ведь когда-то ты настаивал, чтобы я отошел от дел… Увы, не получается.
Усмехнулся, разливая им вина.
- Вечер обещает быть интересным, любовь моя.
Он быстро уплетал ужин, но думал не о нем. А о том бесценном подарке, что привезли его парни на склад. И приковали за ногу, оставив на нем одни трусы. Давно он так не играл. Отчасти даже можно сказать, что ему придется вспомнить жестокую молодость. Но оно того стоило. Такие приятные воспоминания.
Позже приехали Николь с сыном и Ксавье. И, несмотря на протесты последнего, Дамиан распорядился, чтобы этим вечером их сопровождали двое. Лучших отдал.
- Ксавье, это не для тебя. Это для них. Может так статься, что одного тебя не хватит, чтобы их защитить. Прими это и не спорь. Ты же знаешь, что они все равно сядут на хвост и будут следовать за вами. Так что соглашайся по-хорошему… - увещевал Данте Леруа, который в этот раз согласился. Дамиан знал, что в иной ситуации ни черта бы Ксавье уговорить не пришлось. А парням сказал, что они жизнью отвечают за то, чтобы с этой троицы ни одного волоска не упало.
Через пару часов они уже были на месте. У Данте приняли пиджак, поставили перед сидящим на полу Аленом стул, на который Дамиан вальяжно опустился. Еще один поставили для Венсана, также и ему предложив услуги нетривиальной гардеробной.
- Я тебя предупреждал, сукин сын, чтобы ты ходил и оглядывался? – елейно начал Данте вместо приветствия. – Напрасно ты решил, что я буду шутить. Особенно после того, что ты на меня накопал. А ты копал. Интересовался. Знаю. Я предупреждал, что даже за мысль о том, чтобы создать опасную ситуацию для членов моей семьи ты будешь чувствовать, как умираешь. Я слово сдержу. Но сначала… ты расскажешь мне и мсье Готье, кто же надоумил такое тупое ссыкливое говно.

+1

215

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]
- Ну… я не только фильмы смотрел, - Лис кровожадно улыбнулся. – Так что не хуже тебя знаю… Хотя нет, все же хуже, - признал Венсан. – У меня семьи давно не было. А те, за кого можно было бы опасаться, были далеко. Это знаешь… - он усмехнулся. – Я сам привез сюда проблемы. Как чумной больной со своей заразой. Ну да ничего, справимся. И дышать тут легче станет.
Готье уселся на диванчик, закурил. Тут им никто не помешает не по делу. – Но все же я думаю, что пока с ними Ксавье, никто не сунется. Хотя мне будет спокойнее, когда они приедут. Потому что это мы мыслим логично, а как рассуждает идиот – мне недоступно.
Пока Дамиан разговаривал с одним из своих, Лис все же пытался думать. Но думать по-аленовски получалось плохо. Потому что какой смысл было портить его тачку, когда каждому понятно – Готье такими фейерверками не напугать, если он останется жив. А он остался. И ясное дело, завтрашними заголовками в газетах дело не окончится. А значит… Значит Лис должен был поверить в то, что Ален Куаре, несмотря на то, что его предупредили и разумеется, легко бы стерли в порошочек мелкий, все же так тупо рискнул? Не сходилось. Но Данте все верно сделал – ниточку надо тянуть именно с Алена.
- Уже? Отличная новость. Нас ждет незабываемый десерт, - Готье усмехнулся. – И я даже рад, что ты отказался оставить дела, а у меня хватило ума не настаивать на этом. Без тебя я бы и Леруа никогда не заполучил, не говоря уже о многом другом, - Лис тепло улыбнулся Дамиану, словно они обсуждали что-то такое милое, семейное. Планы на отдых, к примеру. Впрочем, отчасти так оно и было. Увеселительная беседа.
- Я думаю он или начнет каяться сразу, или же будет очень самоуверенным и наглым. И если второе, то…
Готье сощурился.
- Я еще больший идиот, чем этот выблядок. Смотри. Недавно через контору  Ксавье уехал груз. И ничто не предвещало, но кто-то видимо слил. И ему потом стоило кучи бабла и связей, чтобы дело замять. Ну мелочь, с кем не бывает. А не бывает с Леруа. Заказчика того как раз с Бернаром после увидели, очень уж удачно. Своевременно. Я не спрашивал, куда Ксавье дел труп, может закопал в огороде. А приличный мужик был, кстати, - Венсан усмехнулся. – Бернар так, звезд с неба не хватает, но. Если ему обещали поддержку… Но не сопляк же этот.
Если Лис прав, то все было просто. И весьма серьезно.
- Ладно, послушаем, что нам скажет Ален, - безмятежно подвел итог Лис, приступая к ужину.

Кажется, Николь привыкала к роли женщины, вокруг которой происходит нечто пугающее, но такое, о чем нельзя спрашивать, нельзя рыдать и виснуть на шее с воплями «я тебя никуда не отпущу!» Наверняка, что-то ей было известно, как-то же пришлось объяснять незапланированный сбор и охрану. Но она и виду не подавала, что встревожена более, чем то допустимо. Готье посмотрел на них и подумал, что они тоже балбесы – потеряли столько времени. Впрочем, наверное все должно случаться не раньше и не позже, чем положено. Ну вот и случилось с легкой руки Данте. 

Скинув пиджак в чьи-то руки, Лис уселся на стул, закурил, предоставляя Дамиану самому начать беседу с засранцем Куаре. Ему казалось, что тот все еще пребывает в изумлении от того, как легко его изловили, ну и наверное, весьма за свою дальнейшую судьбу беспокоится, хотя бы по причине ее полной неизвестности и независимости от него самого.
- Не те ты фильмы смотрел, Ален, - Готье покачал головой. – Хорошую машину испортил только. Нельзя же быть таким клиническим идиотом. Давай, вещай, мы все – внимание, это твой звездный час, - не найдя поблизости пепельницы, Венсан аккуратно погасил окурок о переносицу Куаре, и снова занял место в зрительном зале.

+1

216

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/006.jpg[/AVA]Ален даже не пытался хорохориться. Забился в угол, как и подобает трусу.
- Надеюсь, разговоров вроде «я все расскажу, только отпустите» ты вести не начнешь? Потому что не отпущу. Я тебя предупреждал. От того, что ты нам сейчас поведаешь, будет зависеть только одно. – Спокойно поведал Данте, закуривая. – Как долго ты будешь умирать. И как болезненно. Это всё. Я даже обещаю отправить твоему отцу соболезнования в связи с твоей безвременной кончиной.
Он усмехнулся и уставился на сжавшееся в углу тело.
- Это Бернар! – сразу же плаксиво выдохнул Куаре.
- Это я и без тебя догадался. У тебя бы ума не хватило. А что, ты не подозревал, что обещая ему золотые горы, притом, не твои, а твоего отца, ты можешь впасть в немилость своего папочки? – рассмеялся Дамиан.
- Отец… я мог уговорить его переписать завещание. За это и трудился Бернар.
- Завещание переписать, говоришь? – он повернулся к Венсану. – Весело же, а? Поделить шкуру неубитых медведей. Интересно, папа в курсе обещаний отпрыска? Впрочем, это не важно.
Данте подозвал одного из своих людей.
- Пригласите в гости вышеозначенного мсье Бернара. Нам очень не хватает его общества. С ним будет посложнее, он, если не полный идиот, окопался. Так что четких сроков не ставлю. Но поспешите. А то наш гость может не дожить до очной ставки. Я не могу ручаться… Если сразу не получится, если мне не изменяет память, у Бернара есть очаровательная дочь. Можно начать с нее. Он, насколько мне известно, очень ей дорожит. И непременно приедет для того, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. С девушкой просьба обращаться галантно. Но я думаю, что это лишнее дополнение. Ты знаешь, как я поступаю с женщинами.
Тот кивнул и вышел из помещения. Как было приятно работать с умными людьми. Вернее, не столько с умными, сколько с исполнительными. Которые достанут со дна морского. А дочери Бернара, и правда, ничего не грозило. Дамиан уважал женщин. Особенно непричастных. Если приходилось брать в заложницы даму, то она всегда возвращалась домой целой и невредимой вне зависимости от того, какой был итог.
На складе имелось вполне пригодной для юной девушки помещение. И отчего-то Данте подозревал, что именно ее, а не отца привезут первой. Отдавать дополнительных приказов было не нужно. Коли все сложится так, парни озаботятся всем необходимым, чтобы ей было более-менее комфортно.
- Что же. Ты пока ведешь себя хорошо. А значит, получишь шанс на мое милосердие. – Данте усмехнулся и кивнул одному из стоящих в тени парней. – Серхио, будь добр.
Он поднес ему небольшую ножовку, которую Дамиан кинул на пол рядом с Аленом.
- Цепь или браслет перепиливать не трудись. Бесполезно. Но ты можешь придумать, как выбраться отсюда. К пример, пожертвовав ногой. Я надеюсь, завтра мы узнаем, насколько ты оказался умен. Снова. А пока… - он достал из кобуры тот самый пистолет, что подарил ему Ксавье, трогательно приложился губами к рукояти и прочел короткую молитву во славу Пресвятой Девы. – Я не намерен упрощать тебе жизнь.
Данте маниакально почти смеялся, водя стволом, словно выбирал. И, выбрав момент, прострелил Алену кисть правой руки.
- Так оно будет спокойнее. Для меня. Дайте ему что-нибудь, чтобы до завтра не истек кровью. Это всё. Венсан, поедем. Нас еще ждут дела. – С полным равнодушием к орущему Куаре бросил он.

+1

217

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]
Кажется, Ален глупо надеялся на то, что его отпустят. Может даже не в полной комплектации, но живым. Лис в который раз удивился: странные люди. Лезут куда не следует, а потом этакую овцу из себя разыгрывают. Жертвенную. В данном случае - баран был налицо. И он блеял интересные вещи. Отчасти.
- Я же говорил, что малышу Алену мозгов не хватит, - обратился Готье к Дамиану, кивнул. - А завещание...Это прямо забавно. И как же ты намерен был убеждать его? Хотя... пока это к делу не относится.
Эдмон Куаре выстроил, судя по всему, хорошую многоходовку, чтобы и поразвлечься, и выгоду поиметь. И первым ходом должна была быть война Лиса и Ксавье. Но вот таланта Данте, благодаря которому Венсан и Леруа снова жили душа в душу, он не учел. А напрасно.
- Бернар мог уже спрятать девчонку, - заметил Готье. - Хотя все же пусть ищут. Он же наверняка в курсе, куда ввязался. И знает, что ты с дамами весьма обходителен, - Лис улыбнулся и обернулся к Алену. - Я ведь тебе вроде говорил, что отец твой не станет горевать о тебе. Будь у меня такой сын - я бы тоже не стал. А ты на чужом горбу собирался в рай въехать? И чего тебе спокойно не жилось? - Венсан пожал плечами. Всегда неловко было смотреть на подобное жалкое зрелище.
- Я могу тебе рассказать. Ты бы убедил папу каким-нибудь даже мелкокалиберным аргументом у виска, чтобы он отписал внушительную долю Бернару. Но по сравнению с тем, чем владею теперь я... Поправь меня, если я ошибаюсь? Ну вот, - Готье усмехнулся. - Это так, в общих чертах. Жаль, так дураком и помрешь.
Признаться, Венсан ожидал что-то вроде уже виденной им казни, после которой они с Дамианом так сладко и страстно трахались. И теперь с нескрываемым интересом и удовольствием наблюдал за действиями возлюбленного.
- Прекрасная идея, любовь моя! - Лис рассмеялся. - Уверяю тебя, он и завтра будет сидеть здесь, на цепи. Правда от него будет вонять, - Венсан поморщился, словно уже ощутил этот запах. - Ты прав, нам пора.
Но не успели они выйти.
- Здравствуй, Эдмон, - Готье улыбнулся в трубку и сделал знак Данте, чтобы тот не спешил уходить и подошел ближе. Включил громкую связь.
- Венсан, что случилось? Мне позвонили люди Алена...
- У Алена есть люди? - фыркнул Готье. - Долго же они соображали. Не говори мне, что ты не в курсе. Если ты имеешь в виду мою тачку и испорченный костюм - то ничего не случилось. А случилось много лет назад, когда твоя жена произвела на свет твоего же сына. В семье не без урода, Эдмон, не огорчайся.
- Это не он, Лис.
- Знаю. Но без него не обошлось.
- Он... Ален где сейчас?
- А почему ты меня об этом спрашиваешь? - Готье изобразил искреннее удивление. - Тебе следовало бы обратиться к мсье Альваресу. Но так уж и быть - твой сын рядом с нами. Жив и почти здоров. У тебя все?
- Бернар, - сказал Куаре. - Он просил меня...
- Вот как? - Лис рассмеялся. - Посоветуй ему не прятаться. Понимаешь же, что найти его - вопрос времени. А пока он ныкается по углам, его дочь будет нашей гостьей, - Венсан сунул смартфон в карман.
-  Ты слышал. Чем дальше, тем интереснее. По-моему Эдмон слегка огорчен. Наверняка из-за расходов на похороны. Поехали, - Готье коснулся пальцами щеки Данте. - Думаю, можно сегодня остаться в городе, Крис все равно у матери, квартира пустая. Предупреди своих. Да и без колес я не могу, а там как раз вторая на парковке. Черт, эта скотина из меня параноика сделает, - хохотнул. - Буду спецов сначала к машине отправлять, а потом уж сам садиться.

+1

218

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/006.jpg[/AVA]«Эдмон? Надо же…»
- Если Бернар не так глуп, приедет раньше, чем привезут его дочь. Я ведь могу нанять кого-нибудь, у кого иные правила, нежели, чем у меня. Я думаю, он это поймет. А если нет… - Данте пожал плечами. – Быть может, даже я сам впервые изменю принципам. Посмотрим. Это зашло слишком далеко. Я это прекращу. – Холодно заявил он. – Это оскорбление моей семьи. – Процедил он сквозь зубы. – Этого я не прощу.
Судя по тому, как поджался Ален, которому кое-как перевязывали руку, он уяснил, какое бы самое минимальное отношение он ни имел к случившемуся, с ним действительно никто не собирался шутить или играть. Без вариантов. Он сдохнет. Но, если повезет, довольно быстро.
- Мне насрать, в связи с чем огорчен Эдмон. Если уж на то пошло, я уберу и Куаре-старшего. Потому что он знал, что делается за его спиной. И попустительствовал. Знаешь, Венсан, как работали Великие Инквизиторы? – ласково спросил он. – Даже если ты знал, что твой сосед – еретик, но не донес, ты отправишься на дыбу, а затем и на костер. Вместе с ним. Так уж вышло, что один из моих предков – один из Великих Инквизиторов. Аутодафе и костер не обещаю, но что-то наподобие вполне могу устроить.
Надел пиджак, по знаку поданный одним из его людей, кивнул в благодарность, прижав пальцы Готье к своей щеке.
- Все будет хорошо. Я вызову завтра же из Штатов человека, который займется техникой. Ну то есть вызову я его сегодня, а завтра он будет уже здесь. Отличная штука. Ни один мудак, даже если он жучок поставил, не останется незамеченным. В том плане, что ты будешь на смартфон получать информацию, какое инородное тело вдруг появилось на твоей машине в конкретный момент времени. Даже если, блядь, муха сядет посидеть.
С этими словами он тут же достал смартфон и затараторил по-испански. Получив согласие, он дал отбой и сунул смартфон в карман, после чего подозвал обратно парня, подававшего ему пиджак.
- Мы будем в квартире, не на вилле. На вилле охрану не снимать. С ресторана тоже. О любых подозрениях докладывать немедленно в любое время.
Вздохнул, устало потерев переносицу.
- Пока ты за руль один не сядешь. Ты будешь ездить только со мной. На моей машине. Она уже прокачана нужным образом. Тебя больше одного я не отпущу, пока это не закончится. И, пожалуйста. Не спорь со мной. А то я просто рявкну, что будет так, как я сказал. Ты у меня мужик рисковый. А я не хочу рисковать тобой. Надеюсь, это ясно.
Когда они вышли из ангара, позади машины Альвареса уже стоял потрепанный джипик, в котором сидела пара этаких парней «на районе», типичных латиносов в банданах. Дамиан кивнул им с улыбкой, сел за руль, дождался, когда сядет Венсан и втопил педаль в пол, поднимая пыль и мелкие камни.
- Но ты прав. Завтра эта туша будет вонять и слезиться. А нога будет на том же месте. Хотя не знаю, смог бы я себе отпилить ногу, чтобы избежать смерти. Ребята предупреждены… если он решится, они его отпустят. Но он не решится. Что до Бернара… - он смотрел на дорогу прямо перед собой, зажав в зубах сигариллу, впервые нарушив собственное правило не курить в своей машине, - то для него будет аутодафе. Я его сожгу. Живьем. После. И да… - тут он повернулся к Венсану, с прежним мальчишеским весельем, как обычно, глядя на него, моментально переменившись, - поскольку это касается и Ксавье, я приглашу его на это событие. Пока он будет заседать на трибунале с нами, ребята побудут с Николь и Кристофом. Во избежание.
Он протянул руку и ласково коснулся волос Готье.
- Я знаю. Я слишком много беру сейчас на себя, отодвигая тебя, моего босса, в тень. Но ты на то и босс, что должен лишь принимать решение. А я – исполнитель.
За несколько километров до квартиры джип вырвался вперед, а минутами позже ребята сообщили Данте, что все в порядке. Дамиан припарковался на парковке, отправив их вперед, кинув ключи, которые взял у Венсана.
И, хотя он был уверен, что сюрпризов больше не будет, во время поездки в лифте в руке он держал свой вайпер.
- Все в порядке, Данте. Чисто. – Отрапортовали парни у входа в квартиру.
- Хорошо. Ступайте вниз. Если что – звоните. Ну или я вас так услышу. – Усмехнулся он.
Ввалился, на ходу сбрасывая туфли и кидая в кресло пиджак.
- У меня еще никогда не было такой запары. Но я разрулю. Обещаю. – Плюхнулся в то же кресло, обводя комнату взглядом. – Плесни мне чего-нибудь, а? А потом… можно снять стресс. По-быстрому… - улыбнулся он, облизывая губы.

+1

219

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]
- А Эдмона при любом раскладе нужно убирать, - будничным тоном отозвался Готье. Пиджак грязный надевать не стал, перекинул через руку. - Последним. Сначала эти. А потом жирную такую точку поставить. Мне даже будет немного жаль, он многое мне дал. А уберет его Ксавье, - Лис кивнул, словно поставил точку в только что вынесенном приговоре.
- Мне его бабло без надобности. Раздадим на благотворительность, - усмехнулся.
Пока Данте общался по телефону со спецом, Венсан выстраивал схему. Пытался прикинуть, кто еще может быть подвязан. И выходило, что решение убрать старшего Куаре - единственно верное. И те недоумки, которые еще могли бы на что-то при Эдмоне рассчитывать, стухнут в момент. А это означало власть безраздельную. Ну - почти. А он и не думал, возвращаясь на родину и принимая предложение, что все обернется так, да еще в рекордно короткие сроки. Политика беспощадного устрашения и устранения несогласных и всяческое способствование в делах тем, с кем по пути. Боги, куда это заведет? - Готье усмехнулся. Эдмон хотел на покой - он его получит. В самом полном смысле этого слова.
- Что? - Венсан обернулся к Данте, не сразу вынырнув из своих мыслей. - Ах это. Нет, я ничего подобного делать не стану. Сейчас придется, но не рассчитывай, что я стану прятаться, - Готье нахмурился. - Можешь рявкать сколько угодно. У меня есть тачка, и есть охрана, которая не тупее остальных. Все, вопрос закрыт, - Венсан плюхнулся на сиденье, швырнул пиджак назад. Закурил. Не хватало еще, чтобы его как младенца нянчили. Тем более - Дамиан.
- Не говори мне о риске. Это в Штатах мне срать было на все. А сейчас... - Лис посмотрел на возлюбленного. - Так что не надо преувеличивать. Я не прожил бы столько и не добился бы того, что имею, если бы не дружил с головой.
Раньше Венсана оберегал один Алекс. Теперь у него были Дамиан и Ксавье. Которые иногда чрезмерно, как казалось Лису, его опекали. И он пока никак не мог привыкнуть, что теперь не принадлежит только себе.
- Уверен, Ксавье будет тебе очень признателен за приглашение, - Лис улыбнулся. - Ты это серьезно насчет сжечь? Я помню про твоего предка, но это как-то неэстетично, наверное? Я просто никогда никого не сжигал заживо.
Как Венсан и предполагал, сегодня их никто более не решился беспокоить. Пока ребята Данте проверяли квартиру и подходы к ней, Лис позвонил Леруа, и тот тоже сказал, что у них тишина и покой. Готье сообщил ему, что сегодня они с Дамианом остались в городе.
Войдя в квартиру, Венсан скинул обувь и галстук, расстегнул пару пуговиц на рубашке.
- Виски сойдет? - усмехнулся, направляясь к бару. Стареет. Расслабился. Но этого никто не знает, кроме самых близких. Короля играет свита. А с такой свитой он мог впасть в полную немощь, и никто бы не помыслил даже скинуть его с трона.
Венсан наполнил бокалы, набил их льдом и один протянул Дамиану, сам сел на диван, закинул ногу на ногу.
- Ты разрулишь? - спросил, глядя на Данте. - Не стоит сбрасывать меня со счетов. Это и мое личное дело.
Венсан пока к такому положению вещей не привык. Не привык совсем уж быть скрытым надежным щитом. Да и характер не тот.
- Стресс? - Лис отпил из бокала, поверх него глядя на Дамиана. - Кажется мы именно так планировали провести вечер, - мурлыкнул он, опуская ладонь на свой пах. - И я не хочу по-быстрому.
Готье поднялся с дивана и подошел к возлюбленному, присел на подлокотник кресла, и приобнял Дамиана за плечи, склонился к нему, страстным поцелуем прильнул к его губам, пробираясь языком в нежный рот, прикрыв глаза, слизывая вкус алкоголя и сладкого пьянящего поцелуя.

+1

220

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/006.jpg[/AVA]Данте улыбнулся.
- Не сердись. Я просто другой формации, если можно сказать. Я привык, что если я исполнитель в каком-то вопросе, то босс может спокойно почивать на лаврах. Потому и пытаюсь по привычке тебя от всего оградить.
Он принял стакан, делая глоток, чуть морщась. Виски, конечно, сойдет. Никогда не любил этот напиток, но для неприятной ситуации неприятный же напиток, все сходится. Хотя в компании с возлюбленным не таким уж и гадким он кажется.
Проследив за движением его руки, он почти залпом выхлестал вискарь, облизывая губы, ставя пустой стакан со льдом прямо на пол.
- Когда ты так делаешь и говоришь, мне в пору забыть обо всем на свете, кроме тебя… впрочем, если уж нам дарят более-менее спокойный вечер и ночь, то спешить… и правда… не имеет смысла.
Он приобнял Готье, почти мгновенное застонав в сладкий поцелуй, скользнув рукой между его ног, слегка сжимая в паху пальцы. Нужно было немедленно раздеться.
- Погоди… - шепнул он в поцелуй, отстранился, поднимаясь из кресла, скинув в него кобуру, вайпер, снимая рубашку через голову и штаны, которые снял словно по мановению руки прямо с трусами, демонстрируя торчащий член. Тут же ухватил Лиса за руку, поставив его стакан также на пол вместе со своим, и потащил его в спальню, где, сев на край кровати и глядя ему в глаза, неторопливо расстегнул брючный ремень, брюки и, приспустив вниз, потянул за трусы, чтобы в следующий момент прильнуть к его члену губами, покрывая поцелуями, проводя языком по плоти, а затем обнимая ее губами, сопровождая медленную ласку несдержанными тихими стонами.
- Правда… я не уверен… что получится медленно… - прошептал он, наконец, отстранившись, забравшись поглубже на кровать и соблазнительно закусывая губу.
- Я очень тебя хочу. Но ты прав… хочу, чтобы получилось подольше… глубоко… мучительно… долго…

+1

221

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]
Лис, продолжая жадно целовать возлюбленного, откровенно притирался пахом к его руке, постанывая, и уже словно забыв о собственных словах о том, что по-быстрому не желает, готов был сделать именно так. Немедленно. Здесь же. А вот потом уже можно будет и долго. Когда это им хватало одного раза? Кажется, они даже устать до такой степени ни разу не умудрились. Или все же уставали, но желание друг друга было всегда сильнее всех прочих факторов.
Потому и отпустил Дамиана с такой неохотой, едва ли не с возмущением по поводу непригодности данного кресла для их утех. Но вмиг о своем возмущении позабыл, с вожделением глядя на то, как Данте раздевается, стоя так близко, что никак нельзя было удержаться, чтобы кончиками пальцев не дотронуться до бесстыдно-соблазнительно торчащего члена. Захотелось сию же минуту опуститься перед ним, взять в рот напряженный хуй и сладко отсосать. Но не успел, Дамиан уже тянул его за собой. И Венсан отправился за ним, с каждым шагом мечтая только о том, чтобы скорее избавиться от сдавливающих член штанов. Для начала.
- Ну же… - всхлипнул почти жалобно, наблюдая за этой неспешностью, едва сам не потянулся к своим штанам, чтобы сдернуть их немедленно. Но кое-как выдержал, покусывая губы и едва заметно подрагивая. Ожидание того стоило, чтобы потом переступить через упавшую на пол одежду, получая такую желанную ласку любимых губ. Венсан застонал несдержанно, расстегивая рубашку и сбрасывая туда же, в кучу на полу. Скользнул ладонями по плечам возлюбленного, провел по шее, вплетаясь пальцами в волосы. Тихо постанывая от наслаждения, он не торопил Дамиана, плавно и неглубоко вталкиваясь членом в его охуенный нежный рот, сверху вниз любуясь на то, как скользит между приоткрытых губ напряженная плоть. И уверен был, что если эта ласка продлится еще немного, то так и кончит, сжав пальцами его волосы и не позволяя отстранить. Но Данте слишком хорошо его чувствовал, и сам отстранился как раз вовремя, за пару секунд до того, как Венсан бы уже не отпустил. И смотрел теперь на Дамиана похотливым взглядом, забираясь следом за ним на постель.
- Долго и мучительно? – повторил Лис с развратной улыбкой. Это была его спальня, Кристоф занимал другую, и если сыну не пришло в голову все тут перерыть, то тогда шанс на «долго» вполне был. Венсан дотянулся до прикроватной тумбы, вытянул нижний ящик. Если сын тут и побывал, то следы замел отменно. Главное было на месте.
- Теперь… может быть и получится… медленно… - простонал он, облизав губы и надевая на мокрый член возлюбленного кольцо. И тут же облизал головку, развратно постанывая, дразня, медленно впуская глубже в рот, с упоением отсасывая, в то время как скользкие от смазки пальцы ласкали горячую дырку. И в который раз подумалось о том, что если бы никакие дела не отвлекали, он способен был бы проводить с Дамианом в постели сутки напролет, с краткими перерывами на еду, сон. И все равно ощущения не стали бы менее острыми, и желание все так же сводило бы с ума. И Лис был бы так же нетерпелив, как теперь…
Он устроился между призывно раздвинутыми ногами возлюбленного, оглаживая ладонями нежную изнанку бедер. Прижался головкой, прикусив губу, резковато толкнулся в безумно желанное тело, вскрикнул коротко, когда мышцы жаркими нежными тисками сомкнулись на напряженном члене. Готье не спешил, входил плавно, покачивая бедрами, любуясь с вожделением, ладонью лаская член и тугие яйца возлюбленного, с каждым движением  входя глубже, постанывая от яркого удовольствия.

+1

222

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/0021_1.jpg[/AVA]То, как это повторил за ним Лис, ввергло Данте едва ли ни в подобие священного трепета.
- Язык мой… враг мой… - прошептал он, не сводя с Венсана взгляда, покорно раздвигая перед ним ноги и вздрагивая со стоном, когда кольцо неспешно скользнуло по его влажной плоти. О, да. Теперь будет именно так. Долго и мучительно. Для него точно. Но они же оба уже знали, как он это любит. Как противится этому и как желает этого.
- Может… - согласился он, всхлипнув, тут же выгнувшись на кровати, так как ласка остро отозвалась в его теле. Он несдержанно стонал, слегка толкаясь в его рот, выказывая нетерпение. Оно и понятно – к неутолимой жажде, что всегда они испытывали друг к другу, добавился непростой вечер. Впрочем, он подозревал, что долго может и не получиться, исходя из того, с каким нетерпением в него пробирались скользкие от смазки пальцы. И как он сам мечтал, чтобы вместо них, наконец, был член. Однако даже просить не пришлось. Лис вошел стремительно, словно чувствовал – Данте хочет именно этого, сейчас.
- Не получится долго… у тебя точно… - почти ехидно простонал он, шире раздвигая ноги, нарочно сильнее сжимая его внутри себя, чтобы почувствовал нетерпение. Да еще и, стервец, принялся теребить колечки в сосках, призывно постанывая и подмахивая, пользуясь тем, что руки возлюбленного сейчас заняты. – Надо было… тебе тоже… окольцеваться… - заметил он, от их близости слишком быстро теряя голову, чувствуя, что его желание слишком быстро переросло в откровенную самую настоящую жажду, когда сдерживаться вроде как нет никаких сил.
В какой-то момент, не сдержавшись, учитывая то, что Венсан как-то не спешил натянуть кольцо на свой член, Данте привлек его к себе, крепко прижимая, чтобы в следующее мгновение, заполненное жарким и томным поцелуем, полным стонов, перевернуться, оказываясь сверху на нем. Это была и игра, и своего рода сладкое противостояние. Дамиан, вроде как удерживая руки Лиса, ритмично насаживался на его член, склонившись над ним, дразняще проводя языком по его губам, не давая поцеловать полноценно, глубоко, отстраняясь от его лица всякий раз, когда он делал эту попытку, а еще и приподнимал задницу, когда тот пытался резче вбиться в его тело – тогда он опускался так, чтобы твердая плоть едва проникала в горячую дырку.
- Ты сейчас кончишь, мой любимый… я же чувствую, что ты больше не можешь терпеть… - проворковал он, вновь с силой насаживаясь на член, не собираясь теперь останавливаться.

0

223

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]

Наверное, Дамиан был прав. Какое там – долго… Для Лиса все грозило закончиться слишком стремительно, но его это не останавливало. Никто же не мешает после оргазма отдохнуть, покурить, например, любуясь на возлюбленного. Правда сначала связать и в дырку вибратор засунуть, чтобы ему ждать веселее было, пока Венсан снова будет готов сладко и жадно трахать его.
Поэтому он даже не слишком старался сдерживаться. Да и вряд ли смог бы, даже если бы захотел. Слишком уж соблазнительно и развратно выглядел Дамиан, с этим похотливым взглядом, бесстыдно разведенными ногами, еще и намеренно дразнит, теребя свои соски. Это было слишком… И движения стали резче, Лис с упоением трахал своего возлюбленного и вскоре кончил бы, но Данте едва ли не рывком уложил его на себя, сбивая с ритма и даря такую необходимую отсрочку. И Лис ему был благодарен за это. Хотя, как оказалось, преждевременно. Страстный поцелуй вовсе не способствовал сдержанности, и Венсан со стоном вжался в горячее тело возлюбленного, подминая под себя, сладко вылизывая его рот, постанывая, и даже не совсем осознал тот момент, когда оказался лежащим на спине.
- Ты… что… - глянул вопросительно, и тут же развратно улыбнулся, принимая сладостную игру, не пытаясь ни вырваться, ни тем более снова уложить Дамиана на спину. Чуть приподнимался, пытаясь поймать поцелуем его нежные губы и развратный язык, всхлипывая, стараясь напряженным членом вбиться поглубже в умопомрачительную тесноту горячей задницы, рыча и подрагивая от нетерпения, когда Данте, дразня, ускользал от его резких толчков.
- Я-то… дааа… сейчас… - простонал Готье, получая, наконец, желаемое, и действительно в считанные секунды, как ему показалось, со стоном кончая и дрожа под ним. И то, что он не договорил, теперь и не было смысла озвучивать. Он просто сделает, вот сейчас, только немного придет в себя после яркого оргазма.
И даже не дав себе толком расслабиться, Лис скинул Дамиана с себя, нависая над ним, заглядывая в его глаза.
- Мы скоро продолжим… - пообещал он, мягко прикусил его губу. – А пока чтобы ты не скучал… Перевернись, любовь моя…
И как только Дамиан сменил позу, Готье завел его руки за спину, связывая оба запястья вместе, и включив вибратор, стал им поглаживать блядски мокрую от смазки и спермы дырку, тугие яйца и перетянутый член. И только вдоволь подразнив, протолкнул игрушку в мокрую задницу, плавно трахая, меняя угол проникновения, поглаживая простату.
- Хотел бы я и тебе сказать, что ты скоро кончишь, любимый, но нет… еще не скоро… - мурлыкнул Лис, любуясь возбужденным Дамианом, свободной рукой обнимая его влажный от смазки член, поглаживая подушечками пальцев, размазывая вязкую течку желания.
Ему самому не понадобилось много времени, чтобы возбудиться снова. Оставив вибратор в сладкой дырке, Готье переместился, одной рукой дотянулся до сосков возлюбленного, болезненно сжимая, оттягивая за колечки, теребя их, другой рукой приласкал свой торчащий член, постанывая от жаркого удовольствия.

+1

224

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/0021_1.jpg[/AVA]Венсан кончил – и Дамиан довольно застонал, нетерпеливо ерзая на нем, поглаживая по груди кончиками пальцев. И был невероятно удивлен прыти возлюбленного, когда он завалил его на спину снова.
- М… очень на это надеюсь… - прошептал он, теперь уж сам не имея возможности поцеловать его так, как хотелось. Он послушно повернулся, хотя и несколько недоверчиво, ожидая от Лиса чего-нибудь этакого. И теперь дрожал от неведомого и в предвкушении еще большего удовольствия, мучительного и долгого, как сам и пожелал фактически.
- Ты… ты… но как же я… - пробовал помешать связать себя, хоть и чисто символически, давно уже понимая, что Венсан знает, что делает, чтобы доставить обоим максимальное наслаждение от близости. Данте застонал, выгибаясь, пытаясь вывернуться, чтобы вибратор не проник в его задницу, но знал – это напрасно. Он все равно там будет. И пока он так дразнил его, только и мог, что глухо стонать лицом в постель, кусая губы, пытаясь прижаться торчащим членом к кровати. И, конечно, игрушка проникла в него в тот самый момент, когда он меньше всего этого ожидал. Так что он даже вскрикнул, выгнувшись, опасаясь, что если так и дальше пойдешь, то, вопреки увещеваниям Лиса, кончит, что он и решил озвучить, толкаясь мокрым членом в его руку.
- Кончу. Кончу, любовь моя… - с трудом проговорил он, - на сухую…
Он всхлипнул от прикосновения к соскам, застонал громче, вперившись взглядом в торчащий член возлюбленного.
- Дай хоть… отсосу у тебя… - прошептал он, - только… рекомендую все-таки… тебе одеть кольцо… потому что… - он развратно облизал губы, - я думаю, что попрошу… чтобы ты взял в руку плеть…
И уже представлял себе, как будет глухо стонать с вибратором в заднице, кончая на сухую, пока будет сосать его член, как тогда, дома, когда они наебались до изнеможения. В нем сейчас была такая жажда наслаждения, что если бы не грядущие дела, он бы согласился всю ночь провести если не с вибратором, то с пробкой в заднице точно… или даже весь день, только чтобы потом получить такую разрядку, от которой, как бывало, потемнеет в глазах.
- Я хочу тебя… до одури хочу… - озвучил он и без того очевидное, сжимая ягодицы и постанывая, чувствуя, как болезненный сухой оргазм вот-вот подкатит к его блядски мокрой плоти.

+1

225

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]

Иногда Лису и самому хотелось вот так кончить насухую. Понять, что чувствует его любимый, познать новые ощущения. И словно тем самым стать еще ближе. Он любил Дамиана, любил до самозабвения, желал его и знал теперь, что эти чувства выстоят даже под натиском времени.
И теперь Данте был прав, стоило надеть кольцо и себе, ведь от одних только мыслей, от слов его по телу прошла сладкая дрожь и жарко запульсировало внизу живота. Соблазнительный, безумно желанный...
Готье достал кольцо, надевая его на мокрый член, едва касаясь головкой нежных губ, намеренно дразня его, развратно постанывая.
- Открой рот, сладкий мой, - прошептал хрипло, сминая подушечкой большого пальца уголок его губ, приоткрывая, и после плавно вталкиваясь торчащим членом, всхлипывая от наслаждения. Вплелся пальцами в его волосы, поглаживая затылок, перебирая шелковистые пряди. Разве мог он отказать в почти что просьбе, отказать в том, чего они оба так страстно желали? Стоило только представить, вспомнить, как стонет Дамиан, извиваясь под жестокими, жгучими ударами плети, как пытается потереться мокрым хуем, и как ярко кончает, до изнеможения... Если на нем нет сдерживающего фактора. А если есть, то... Наверное, такой оргазм мучителен, но приятен, иначе разве Дамиан позволил бы?...
- Я хочу тебя... любовь моя... - отозвался Венсан запоздалым эхом на слова Данте, взял в руку плеть. Погладил кожаными хвостами его изогнутую спину, словно примерялся, куда нанести удар.
Застонал блядски, глубоко вбиваясь хуем в нежный влажный рот любимого, в тот же миг хлестко опуская плеть на его развратно отставленную задницу, обжигая кожу, снова и снова, и сам уже со стона сорвался на крик, сжимая пальцами его волосы, трахая восхитительный рот - резко, страстно. Он любовался на покрасневшую кожу, на то, как связанный Дамиан лишен свободы действий. Эта его беспомощность возбуждала еще сильнее, и удары сыпались с небольшими паузами, на ягодицы и бедра, и даже между ног порой доставали довольно длинные хвосты. Лис стонал неприлично громко, представляя отчего-то, как плеть могла бы ласкать напряженный член и яйца любимого, впиваясь с такой же жадностью в нежную плоть, срывая громкие крики с искусанных губ. И стоило только красочно это представить, впечатывая в задницу очередной удар, глубоко толкаясь хуем в тесное горло, как мгновения спустя он понял и ощутил то, что хотел - тело скрутило мучительно-сладким оргазмом, в возможность которого для самого себя он не верил.

+1

226

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/0021_1.jpg[/AVA]Дамиан с какой-то почти священной дрожью, покусывая губы, смотрел на то, как кольцо плавно скользнуло по мокрому торчащему члену возлюбленного. Он облизнулся и послушно приоткрыл рот, впуская плоть, немедленно довольным стоном отреагировав на удовлетворение собственного пожелания. Как будто бы это хоть как-то могло облегчить его зверскую похоть, которая вовсе не ослабевала из-за невозможности кончить нормально. Да и вибрация в заднице буквально сводила с ума.
Он выгнулся с жадно сжал ягодицы, глухо застонав, еще в тот момент, когда плеть появилась в руке Лиса. Как же мешали эти связанные за спиной руки, которые сейчас могли бы ласкать желанное напряженное тело… да и дотрагиваться до себя, чтобы подразнить Венсана еще больше. Но, судя по тому, как он ебал его в рот, он и без того был едва ли ни на пределе. Данте глухо всхлипывал, извиваясь под ударами плети, подставляясь, выгибаясь так, что длинные хвосты не раз попадали по промежности, задевая пирсинг, от чего он издавал практически неприличные звуки, силясь сжаться, то ли чтобы закрыться, то ли для того, чтобы удержать это убийственное жжение между ног подольше. В отместку он мог лишь старательнее сосать, притираясь шариком пирсинга к уздечке, плотнее обхватывая губами твердый до безобразия член. О, да, он себе представлял прекрасно, как однажды Венсану станет недостаточно просто трахать его измученную задницу. Однажды он засунет туда и небольшую игрушку. И разделит вибрацию на двоих. А то и посадит Данте верхом на себя, заставив двигать в себе игрушкой.
Ничего не поделаешь… их тела были источником неиссякаемого наслаждения друг для друга. И если кто-то когда-то сказал фразу о том, что все, что вы делаете в постели – все правильно, то это было как раз про них. Если, конечно, под постелью подразумевать нечто абстрактное. Ничто не мешало им совокупляться где угодно, где бы их ни застала страсть. Данте готов был уже разразиться очередным сухим оргазмом, что так мучительно и болезненно скручивал тело, как почувствовал во рту знакомую пульсацию, довольно застонав, понимая, что, наконец, подобное невыносимое ощущение испытал и сам Венсан. Теперь-то он поймет, что это… когда словно масла в огонь подлили. И после такого желание ебаться до умопомрачения возрастает в разы, лишь бы кончить нормально, полноценно. Новый удар обжег его промежность, коснувшись штанги, и Данте, взвизгнув, вновь кончил на сухую, мелко дрожа.

+1

227

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]

Это было невыносимо. Болезненно, но так хорошо, что Лису показалось, будто он на какое-то время выпал из реальности. Его трясло от этих новых ощущений, и теперь он точно знал, что никакого облегчения подобный оргазм не приносит. Напротив, желание кончить стало нестерпимым, и в то же время… В то же время он с удивлением понял, что ему, черт возьми, это понравилось.
- И как… ты это… терпишь… - простонал он хрипло, дрожащими руками развязывая руки Дамиана, чтобы тут же упасть на постель, сжимая его в крепких объятиях, похотливо потираясь об него торчащим хуем, подминая под себя, с жадностью целуя и кусая его губы.
- Это же… охуенно… - сообщил он свое впечатление от испытанного, просунув руку между его ног и довольно резко убирая вибратор из его задницы, тут же заполняя своим членом похотливо раскрытую дырку. Готье с некоторым удивлением осознал, насколько острее стали ощущения, и что та жажда отвязной ебли, которую он всегда испытывал с возлюбленным, еще не предел. Сейчас ему хотелось трахаться так, словно он накачался каким-то мощным возбудителем, хотелось яростно долбить сладкую задницу, чтобы Данте кричал под ним, срывая голос, беспрестанно кончая так же мучительно, прежде чем Венсан позволит снять кольцо. Эта исступленная страсть даже немного пугала Лиса, когда он, рыча, сжимая и царапая бедра возлюбленного, жестко вбивался в его горячую дырку, понимая, как этого мало, чтобы утолить безумное желание обоих.
Резко, со стоном отстранился, выскальзывая из его задницы, чтобы торопливо развернуть Дамиана, поставить раком и тут же единым резким рывком натянуть его на свой напряженный хуй, вбиваясь по самые яйца, и после так же резко выскальзывая полностью, чтобы через мгновение вновь с неприличным стоном втолкнуться насколько возможно глубоко. Он не взгляда от этого блядского зрелища, раз за разом выходя из приоткрытой разъебанной дырки и вновь вталкиваясь в нее с пошлым шлепком о тела тело. Он словно и впрямь сошел с ума от страстного желания, от обжигающей похоти, и теперь драл Дамиана жестко, едва ли не жестоко, то и дело вскрикивая, кусая губы, дрожа напряженным телом и набирая какой-то совершенно безумный темп, отлично понимая, что нормально кончить они не смогут. И трахаться будут до полного изнеможения.
Едва заставив себя остановиться, Готье откатился к краю кровати, выбрал из ящика самый маленький вибратор, и тут же вернулся к возлюбленному со смазанной игрушкой. Конечно, сейчас Дамиан начнет сопротивляться и возмущаться, говорить, что в него это не влезет, но Венсан вряд ли станет слушать. Пристроившись к его блядски припухшей дырке, он прижался головкой и вибратором, вталкивая плавно, тут же включая его, и продолжая входить глубже в тесную до одури дырку, понимая, что даже если он будет теперь трахать его неспешно, в изводяще-медленном темпе, еще один такой же мучительный охуенный оргазм ему обеспечен. Войдя еще глубже, Лис всхлипнул, подрагивая, дотянулся до груди Данте, болезненно сжимая сосок.

+1

228

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/0021_1.jpg[/AVA]- Сам… не знаю… как… - прошептал сквозь стон Данте, - но сдохнуть я готов каждый раз… когда это происходит…
Наконец, он был свободен и смог прижать к себе Венсана, с неутолимым желанием и жаркими стонами припасть к его губам, целуя в ответ, обхватывая его бедра ногами, будто бы не собирался отпускать. От того, что вибратор довольно резко покинул его тело, он сладко вскрикнул, в следующий момент издав громкий стон.
- О, господи… я ёбнусь сейчас… - простонал он снова, в следующий момент впиваясь в плечи Готье ногтями, выгибаясь, с жадностью обнимая мышцами его напряженный хуй, даря ему неописуемое продолжение их мучительной похоти, ни конца, ни края у которой, похоже не было. Он кричал в голос от восторга и желания кончить, подставляя задницу, зная, что ни малейшего облегчения они оба от этого не получат. Но он готов был всю ночь наслаждаться этой пыткой, забываться в болезненном сухом оргазме, виться под возлюбленным, чтобы в конце концов, наверное, потерять от подлинного оргазма сознание.
И вот он уже стоял на коленях, чтобы вновь оглашать воплями квартиру, ритмично толкаясь, когда было возможно, назад, с силой насаживаясь на торчащий колом член. Он выгибался, извивался, иной раз совсем прижимаясь грудью и щекой к постели, так что торчала только задница. В отместку он несколько раз, сунув руку между ног, сжимал яйца Готье, чтобы дать ему дополнительный стимул к, возможно, еще одному оргазму, такому же болезненному, мучительному и дарящему жажду.
Однако Венсан явно был настроен на что-то большее… иначе бы ни за что не покинул горячего тела в такой ответственный момент.
- Что… что ты задумал? – хрипло всхлипнул Дамиан, мутным взором проследив за его движением и… - Ты мысли мои читаешь? Не дам! Нет! Ты… ты не… - сопротивляться было бесполезно, он это прекрасно знал.
Он издал протяжный мучительный стон, постепенно впуская в себя и игрушку, и твёрдый хуй, привыкая, становясь на колени и вжимаясь задницей в его пах, чтобы обе его руки могли сжимать его соски, пока он, придерживаясь за изголовье кровати, к которому они в процессе ебли переместились, мог ритмично, но не быстро насаживаться на нечто, состоящее из мокрой горячей плоти и вибрирующей игрушки, вибрация которой приходилась ему аккурат на простату, от чего уже не орать хотелось, а взвыть. Он вздрогнул, сжимаясь, раз, другой, а потом вновь содрогнулся в неистовом болезненном оргазме, извиваясь и дрожа, уже, кажется, полностью утратив способность членораздельно говорить. Извертевшись на горячем хую, который был в плену жарко пульсирующих мышц, он размазал по собственному члену обильно сочащуюся смазку, и снова продолжил насаживаться на него, издавая такие стоны, что любой порнофильм бы счел его прекрасным приобретением. Он уже был готов на все… если бы Венсан отходил его плетью между ног… прицепил бы на соски что-нибудь… утяжеляющее или что-то вроде цепочки, за которую бы он тянул… да на что угодно… лишь бы оргазм, настоящий, всепоглощающий, хотя бы замаячил на горизонте.

+1

229

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]
- Конечно… дашь… - простонал Лис, готовый сейчас пресечь любое сопротивление, даже если оно случится всерьез. Ему казалось, что он сходит с ума, и происходящее лишено всякой реальности. Это уже была не просто жажда обладания, это было безумие, раздирающее на части, превращавшее его в дикого зверя, объятого яростной похотью. Если бы Готье вдруг пришло в голову хоть как-то облечь в слова то, что он чувствует, то ему бы это не удалось. Теснота горячего тела и вибрация игрушки сводили с ума, и хотелось то прижать Дамиана к себе и замереть, то желание причинять боль, заставить кричать до срыва голоса, отодрать плетью снова, оставляя кровавые полосы на нежной коже… Эти мысли пугали Венсана, но были слишком соблазнительны, чтобы он смог выбросить их из своей головы. Он с жадностью ласкал горящим безумным взглядом плавный изгиб спины возлюбленного, его ритмично двигающиеся бедра, глухо всхлипывая и постанывая от каждого его движения, пальцами жестко сминая соски, оттягивая за колечки. Почему этого теперь казалось слишком мало, недостаточно? Словно перестал чувствовать, видеть какие-то границы.
И без того тесная дырка сжалась на его члене еще сильнее, причиняя сладостную боль, и Готье, одной рукой продолжая сжимать сосок, другой размашисто, хлестко шлепнул по блядски выставленной заднице Дамиана, и в следующий миг едва не рухнул на него, содрогаясь в таком же мучительном, доводящим до яростного безумия, оргазме, кое-как осознавая, что они и в этом тоже – вместе. Ему казалось, что больше выдержать невозможно. Но как же не хотелось прекращать эту восхитительную близость…
Тяжело дыша и постанывая, Венсан убрал вибратор и сам выскользнул из умопомрачительно жаркой задницы, любуясь на бесстыдно раскрытую дырку, в которую тут же протолкнул пальцы, не позволяя мышцам сомкнуться, дразня бугорок простаты, другой рукой поглаживая и оттягивая пирсинг в промежности. Ему казалось, что кольцо на его члене вот-вот лопнет к чертям, иначе он сам окончательно сойдет с ума.
Он снова полез в ящик, мимолетно подумав о том, что надо бы в следующий раз все его содержимое вывалить на кровать, поближе, чтобы только руку протянуть. Краткая передышка для них обоих, которая вроде бы и не нужна была – настолько жгло безудержным желанием.
- Потом я сниму это с тебя… - пообещал хрипло Лис, дотронувшись до кольца на члене любовника, погладил тугие яйца, коротко сжал в ладони. Перевернул Данте на спину, надев на соски соединенные довольно длинной цепочкой зажимы, раздвинул его ноги и снова взял в руки плеть. Может быть потом он будет сожалеть о своем безумии? Даже если и так, то это будет потом. А пока плеть в его руке взвилась, опускаясь между ног, обжигая промежность. Венсан и сам удивился, что в таком состоянии способен соображать и контролировать силу удара, понимая, насколько чувствителен даже самый слабый из них. Потянув за цепочку свободной рукой, он заворожено, с маниакальным блеском во взгляде смотрел, как Дамиан вьется на постели, как хвосты плети ласкают промежность, и в какой-то момент испугался даже, что не сможет остановиться.
Всхлипнув, он отбросил плеть в сторону, и не в силах больше терпеть, едва ли не рывком сдернул со своего мокрого члена кольцо, вздрагивая и опасаясь кончить в тот миг, когда только толкнется напряженным хуем в сладкую задницу возлюбленного.
- Не… двигайся… - предупредил Готье, устраиваясь между бесстыдно разведенных ног Данте, резко вталкиваясь до основания в его горячую дырку. – Я… нне… смогу долго… - прошептал, глядя в лицо Дамиана. Сжав его упоительно мокрый хуй, он снял кольцо и с него, и тут же накрыл собой, вжимаясь всем телом, со стоном резко, жестко вбиваясь в его тело. Всего лишь несколько движений, и он вскрикнул, сжав ладонь на шее Дамиана, неправдоподобно долго, ярко кончая, рыча и всхлипывая, на какое-то время отключаясь от реальности.

0

230

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/0021_1.jpg[/AVA]Конечно, даст. И сейчас, и потом. Что бы Готье сам или они вместе ни затеяли. Данте – по незнанию, Лис же – вполне осознанно, потому что прекрасно знал, как довести до состояния, в котором Дамиан уже и говорить не мог, и ни черта не соображал, превращаясь в безумца, которому всё мало. Порой он задумывался, как далеко могут завести их эти игры похоти, но пока ничего не давало ему повода сомневаться в собственных способностях вовремя останавливаться.
Пока Данте толком даже не осознал, что и возлюбленный его также позади него содрогнулся в оргазме, безумном и совершенно не приносящем ни малейшего облегчения. Он уже горел весь – и снаружи, и изнутри. Казалось, что задница его стала настолько чувствительная, что даже, позволь ему Лис кончить, потом мог бы вновь отстреляться, даже если его поебать немного простым карандашом.
Так что Дамиан продолжал стоять раком, вцепившись побелевшими от напряжения пальцами в изголовье кровати, невидящим взглядом уставившись в стенку. Он четко понимал, что окончательно ёбнулся на сексуальной почве, но ничего другого уже не желал. Даже если однажды их страстные игры закончатся его собственной смертью. Это была бы лучшая смерть, пожалуй. Только, уж конечно, когда он будет в преклонном возрасте. Оба. Тогда можно, а пока… Данте вздрогнул от ласки, хрипло застонал, пытаясь сжаться, но пальцы уже были в нем, так что припухшей от ебли дырки ни мгновения отдыха не полагалось. Мимолетно представилось, что если Лису в голову придет по утру, как обычно, присунуть безмятежно спящему на боку возлюбленному, то, пожалуй, Данте даже посопротивляется этой острой болезненной сладости.
- Только… не тяни… а то точно в дурку… - он качнул бедрами, всхлипнул от ласки, такой обещающей и такой мимолетной, лег на спину и…
«Он что… правда мои мысли читает? Пресвятая Дева! Я обещаю больше ни о чем с ним в постели не думать! Ни о чем таком!!»
Альварес судорожно втянул воздух сквозь прикушенную губу – и новый хрипловатый крик раздался в квартире, а потом еще и еще, покуда он извивался на постели, ставшей уже влажной и горячей. И нет бы порка отвадила его хотя б раз от таких экспериментов – так нет же. Еще больше хотелось. Он на все готов был с Венсаном. Пусть это грозило безумием, но удовольствие доставляло немыслимое, колоссальное. Он и сам не верил, что от жгучих ударов плети он еще больше распаляется, течет, мышцы внутри сокращаются так, будто он вот-вот снова кончит… а этого он допустить снова никак не хотел. Он попросту больше не выдержит очередного такого оргазма. Так что когда он увидел, что Лис сдернул кольцо со своего члена, то очередной хриплый стон застрял у него в горле. Он глазам своим не поверил… даже мысль была – превозмогая себя, притянуть его к себе, чтобы отсосать. Но тогда… вполне вероятно Венсан бы что-нибудь учинил бы над ним за такое своеволие.
Не двигаться… да куда там… он был заворожен действом настолько, что не мог пошевелиться. Дамиан хотел было пролепетать что-то, когда увидел, что рука Готье потянулся к члену Дамиана, подивившись заодно, что кольцо от такого количества смазки все-таки не соскользнуло. Со свистом, причем.
- Я вообще... сам уже… - жалобно простонал Данте, не понимая толком, каким бы образом он хотел закончить эту мысль и была ли она вообще. Дальше все померкло. Движение в его теле, осознание того, что сейчас вот уже можно, а потом вновь ладонь на его шее, которую он нежно накрыл своей рукой, задохнувшись в беззвучном крике удовольствия, за которым последовала темнота и сладкое небытие.

+1

231

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]
Сознание возвращалось возмутительно медленно, словно эта ослепительная бездна блаженства не желала отпускать его. Казалось, что прошла целая вечность, на деле вряд ли дотянувшая хотя бы до пары минут. Готье, простонав что-то невнятное, открыл глаза. И немало усилий пришлось приложить, чтобы хоть как-то сфокусировать взгляд, осознать под собой горячее тело возлюбленного, и потом – с испугом уже – собственную руку, все еще сжимавшую его горло. Сколько времени он вот так… И насколько сильно мог сжать за то время, на которое абсолютно утратил контроль над собой.
От этой мысли почти окончательно придя в себя, Лис с поспешностью отдернул руку. Следы от его пальцев отчетливо выделялись на коже, но можно было не волноваться – сойдут через несколько минут.
- Ты сумасшедший…
Венсан лег рядом с Данте, устроившись на боку, опираясь на согнутую руку. Смотрел с восхищением и едва уловимой ноткой тревоги, кончиками пальцев медленно провел по груди возлюбленного. Все боялись. Если не все, то – многие. У Дамиана же, казалось, инстинкт самосохранения отключался напрочь, когда они были вместе, предаваясь своей безумной страсти.
- Ты не думал, что это может быть опасно, м? – спросил негромко, улыбнулся. Интересно, когда у них было время думать о таких вещах, которые в процессе не имели ровным счетом никакого значения, а вот сейчас… Готье и сам не знал, Вот допустим он, думает об этом сейчас. А что толку? Разве в следующий раз он будет осторожнее или сдержаннее? Нелепо даже предположить такое. Даже если в эту минуту он даст обещание, то и это ничего не изменит. И либо они пресытятся друг другом однажды, либо… Но первого «либо» Венсан даже вообразить себе не мог.
- Однажды я могу забыться настолько, что… - Венсан на миг прикрыл глаза, раздумывая, делиться ли с Дамианом теми желаниями, которые осаждали его в минуты их отвязной ебли. Сказать ли о том, что они стали зависимы друг от друга, от извращенных наслаждений, которых с каждым разом становилось мало. И если пока еще какие-то призрачные границы маячили даже в затуманенном похотью сознании, то кто знает, не утратят ли они со временем способность эти самые границы различать. Готье и прежде особой сдержанностью не отличался, а Данте вовсе превратил его в съехавшего с катушек маньяка. Лис понимал, что возлюбленного возбуждает не боль и его действия сами по себе, а то, что это все исходит именно от него. А значит, если что, - не остановит. Этого-то Венсан и опасался.
- Наваждение мое… - прошептал хрипло, облизал пересохшие губы. Никогда не перестанет гореть, никогда не перестанет желать его. Венсан придвинулся ближе, положил руку на бедро Дамиана. Такая горячая, нежная кожа. Он мягким поцелуем коснулся губ возлюбленного, восхищенный и благодарный за немыслимое наслаждение, за каждую минуту, проведенную вместе. За жизнь, которую именно Дамиан подарил Лису.
Готье уже даже не удивлялся тому, как чувствительно сейчас тело, и что даже такие вот невинные нежные поцелуи отзываются таким сладким волнующим теплом. Наверное, все, что происходит между ними, любое прикосновение, любой даже невесомый мимолетный поцелуй – будут неизменно пробуждать желание. И если не желание немедленно наброситься друг на друга, заключая в страстные объятия, то уж желание быть ближе, дотронуться еще раз, снова и снова – точно. И Венсан целовал его, прикрыв глаза, не в силах оторваться от упоительных губ, еще теснее прижимаясь к обнаженному великолепному телу, рукой проскальзывая между ног, не имея сил отказать себе в удовольствии. Тихо всхлипнул, проникая пальцами в умопомрачительно горячую, мокрую дырку. Лис уже словно напрочь забыл о событиях вечера, о том, почему они не дома, а в квартире, и совершенно не думал о том, что там сейчас происходит, чем заняты их люди, пока они сладко трахаются, доводя друг друга до исступления. Пока можно было обо всем этом не думать – до тех пор, пока не напомнят, не вырвут из блаженства резким и всегда неуместным звонком.

+1

232

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/0021_1.jpg[/AVA]- Я? – хрипловато и тихо, медленно приходя в сознание, поинтересовался Дамиан, даже не думая приоткрывать глаза. – По-моему, оба…
Ему не нужно было открывать глаза, чтобы знать, что сейчас Венсан на него смотрит. Вероятно, даже чуть тревожно, опасаясь, не перегнул ли палку. Не перегнули ли оба. Но что поделать, если рядом с ним у Данте напрочь срывало башню. И он бросался в этот чёрный омут страсти, полный чертей, не раздумывая.
- Ну… может, до и думаю… но потом… - наконец, Альварес открыл глаза, заглядывая в лицо возлюбленного. – Я ведь думал об опасности, когда шел к тебе тогда, в клуб… а разве ж думал об этом, когда ты драл меня на столе, да еще и пушку к голове приставил? Нифига… ты будто сам не знаешь, как с тобой охуительно хорошо. Да я бы сдох, если бы мы еще про какие-то меры предосторожности начали думать… ты еще… это… - он фыркнул весело, - свидетелей приглашай, чтобы нас, в случае чего, разнимали, ага.
Он перехватил его руку, негромко застонал, прикрывая глаза снова. Ему казалось, что он вовсе почти не чувствует собственного тела – все ощущения настолько перемешались, что он не мог выдернуть какое-то одно. Тут было и сладчайшее послевкусие, и истома, и трепет от ласки плети, и дырка так приятно саднила, что приходилось отгонять вполне напрашивающиеся мысли о повторении.
- … что? Что тогда, любимый? – тихо спросил он. – Не держи такие мысли при себе. В конце концов, как мне кажется, я имею право знать, что могу от тебя еще ожидать… - попросил Данте, со всей серьезностью посмотрев на Венсана, коснувшись кончиками пальцев его лица. Сейчас он не думал о том, что произошло за этот непростой день. Не думал, что ему в любой момент могут позвонить, чтобы сообщить, что дочку Бернара взяли, к примеру. Или что Ален вдруг преисполнился храбрости и отпилил-таки себе ногу ножовкой… или что сам Эдмон вдруг нашел ангар и теперь его ребята штурмует его, чтобы освободить единственного отпрыска… Но если что-то и случится, то, пожалуй, придется выбираться из сладостных объятий, строить свою хоругвь и вести воинов в бой. Тогда… тогда, пожалуй, Ксавье лишится шанса уничтожить Куаре-старшего. Придется эти лавры носить Данте Альваресу. Впрочем, это было бы первое столь крупное убийство за все время его деятельности и ратных подвигов. Но и об этом он теперь не думал, когда Венсан вновь прикоснулся к нему… так.
- Душа моя… - вторя, отозвался Дамиан, в ответ с нежностью касаясь его губ. Пожалуй, уже тогда он предчувствовал, что жизни их будут неразрывно связаны. Словно он долгие годы искал, а потом вот неожиданно, решив подразнить серьезного дядьку, в нем и нашел свое всё. Он не представлял, что можно так кого-то любить. А его любовь к Лису, пожалуй, давно переросла рамки известных человечеству чувств. Дамиан, как и любой влюбленный, был уверен, что никто и никогда так никого не любил. Только он, они двое способны на подобные друг к другу чувства, всепоглощающие.
Дамиан и сам не заметил, как поцелуй стал и глубже, и жарче, и чувственнее, как прильнул он к горячему телу своего возлюбленного, как обнял его, как дыхание стоном оборвалось. Пока пальцы не коснулись входа в его тело…
- Ммм… изверг… - с улыбкой промурлыкал он, - дай ей отдохнуть… ты же знаешь, что если ты начнешь, я не смогу тебе отказать… А нам… вообще-то нам самим следовало бы немного набраться сил, ты помнишь, что завтра мне предстоит устроить торжественное сожжение, а? Впрочем… впрочем… я уже не могу остановиться сам, кажется… - с этими словами он закинул ногу Готье на бедро и чувственно выгнулся со стоном, подталкивая его руку, чтобы пальцы глубже вошли в его тело.

+1

233

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]
- Что тогда…. – запоздалым эхом отозвался Готье, наконец, внимая голосу разума и Дамиана. Сжал его в крепких объятиях, так, словно возлюбленному сей момент угрожала некая вполне зримая опасность, а он мог вот так, лишь силой своих рук и желаний оградить его от всего негативного.  – Понимаешь… Я и сам не знал, наверное.
Лис чуть приподнялся, чтобы видеть лицо Данте, смотреть в его еще чуть пьяные после неистовой ебли глаза.
- Ты пробуждаешь во мне странные желания… Странные… да, - задумчиво заключил Венсан, стараясь как можно проще и понятнее объяснить возлюбленному, раз уж он пожелал знать.
- Помнишь, я говорил тебе, что Николь сбежала от меня, потому что испугалась? Так вот, - он улыбнулся, качнул головой. – Я знаю уже, что тебя подобное не пугает, но знаешь… Иногда мне хочется действительно сделать тебе больно. В том состоянии я уже мало что понимаю, и боюсь утратить контроль над собой. Боюсь совершить что-то непоправимое, что в самом невинном случае лишь оттолкнет тебя от меня. Но именно этого я и боюсь. Потому что… - Лис сделал паузу, пристально посмотрел в глаза Данте. – Потому что ты, черт возьми, влез в мою жизнь, щенок, и я уже не представляю эту жизнь без тебя.
Не дав ему ответить, Венсан рывком прижал Дамиана к себе, страстным поцелуем припал к его теплым губам. Наверное, это и есть счастье. Чувствовать желанное, близкое тепло, засыпать и просыпаться рядом, и знать, что все твои недостатки если и не обратят в достоинства, то так или иначе примут, какими бы отвратительными они ни показались кому-то другому. Должно быть, это и есть любовь, та самая одержимость друг другом, за которой нет жизни, нет ничего, только тьма кромешная.

Венсану показалось, что он только успел закрыть глаза, прижав к себе Дамиана, и погрузиться в расслабляющий сон, как в сознание вторгся посторонний звук, назойливый и резкий. И стоило немалых усилий открыть глаза, и сообразить, что за коном уже утро, хоть и довольно раннее, а звук этот исходит от ерзающего на тумбе у кровати телефона, мерцая знакомой физиономией.
- Черт возьми, Ксавье, чего тебе не спится?
– негромко проворчал Лис, прижимая одной рукой трубку к уху, другой обнимая спящего еще Дамиана. Но слушая Леруа, он очень быстро выпутывался из объятий сна. Черт бы их всех побрал, такое удовольствие обломали! Неужели нельзя было подождать?
Но нет, подождать было нельзя. И Готье это отлично знал.  И должно быть вот с секунды на секунду зазвонит смартфон Дамиана. С тем же известием, или же с более подробным.
- Хорошо, я понял. Сиди с Крисом и Николь, понял? – Венсан и не думал даже нежничать с Ксавье. Это они после успеют, мило поболтать и поулыбаться.  Впрочем, Леруа ничего против такого тона и не имел – зря что ли Лис так желал видеть его рядом с собой.
Итак. Эдмон не стал собирать армию, которая у него само собой имелась, где-то в тени. Он просто послал киллера убрать Алена. Зачем? Готье отлип от Дамиана, сел на край кровати. Чтобы мальчик не мучился? Должно быть так, ведь Эдмон Куаре не идиот, и прекрасно был осведомлен о методах Лиса и Альвареса. Главным образом, конечно, Альареса. Потому что Готье всем дал понять, кто теперь правит бал и сносит головы. Так что дважды два складывалось более чем просто. Весть вторая была чуть похуже: ночью кто-то пытался пробраться в квартиру Николь. Хорошо что там был Леруа, обошлось еще на подступах. И человек в форме был послан туда, куда и следовало.
- Что ж, видимо, стоит навестить Эдмона, - процедил Лис сквозь зубы. Он был зол еще и потому, что ему испортили возможное сладкое утро с возлюбленным. Но утешало то, что у них с Дамианом будет еще множество таких вот прекрасных дней, ночей и прочего, а вот кто-то уже даже следующего рассвета не увидит. Он слез с кровати и отправился на кухню, включив кофемашину, и после поспешил в душ.

Отредактировано Андреа Фольи (2015-07-21 19:36:38)

+1

234

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/009.jpg[/AVA]Он и сам все понимал. И не раз задавался вопросом, на что может способен быть его возлюбленный, которому он не то что доверял всецело, но и не остановил бы, если бы тот… Снилось же ему уже однажды, как на нем, распятом на постели, Лис каллиграфически почти вырезает «Собственность Венсана Готье». И теплые струйки собственной крови, стекающей прямо на матрас по коже… И ведь не знал, не мог докопаться Данте, что такого на самом деле может сделать Венсан, что может оттолкнуть, напугать… Пока ведь ему казалось, что все, что бы с ним он ни делал, просто не может вызвать в нем самом какого бы то ни было страха или негатива. Ну не может и всё тут. Потому совершенно страхи Готье не склонен был разделять.
«Не щенок… волчонок хотя бы…» - улыбкой во взгляде ему ответил, целуя в ответ, обнимая, давая понять в который раз, что принимает его со всеми его тараканами, со всеми безумствами, на которые тот способен, пусть даже и с теми, о которых пока даже понятия не имеет. Любит ведь. Безумно любит. И не видит собственной жизни без него.

Данте предавался сладкому утреннему сну, в котором места делам не было совершенно. Место там было только для их с Лисом безграничному чувству, которому они предавались даже во сне. Сначала заерзал телефон у Венсана, и Дамиан недовольно застонал, накрывшись одеялом с головой, чтобы в следующий момент взять собственный смартфон, сонно угукнув. А через секунду уже откидывал одеяло и садился на постели, потирая переносицу и открывая глаза, босыми ногами дошлепав до окна и выглянув, чтобы увидеть то, что и должен был: его молодцы были на месте, бодрствовали и в боевой готовности ждали приказа.
«Так значит… ну уж нет…»
Однако была и радостная новость. Катрин, дочь Бернара, благополучно стала гостьей Альвареса-Дешайе. Скинув звонок, он набрал ребят внизу.
- Через пятнадцать минут спустимся. Едем на склады. Приказ туда передайте такой: глаз с Куаре не спускать. За ним кое-кого послали. И если его уберут, каждый на складе ответит передо мной лично. Это всё.
Он догадался, что в квартиру Николь кто-то наведался, судя по звонку Ксавье. И счастье, что он был рядом.
- Напрасно он не захотел, чтобы мои были там… - проворчал он. – Всё сам, всё сам… хотя хуюшки бы Леруа спокойно дрых этой ночью один хер… - бросил он, нервически закуривая. Идея с сожжением нравилась ему все больше. А ехать к Эдмону хотелось не очень. Ведь Ксавье…
- К Эдмону… ты поедешь с Ксавье. Было же решение, что его убирает он. Прежде пусть отвезет Николь и Кристофа на виллу, там хорошо просматривается периметр. Я выставлю туда своих и твоих людей. К этому времени… - он посмотрел на часы, - туда привезут моего спеца из аэропорта. Он может понадобится, если кто-то вдруг сунется по-хитрому. Артуро знаток подковерной войнушки.
Было видно, что опыт боевика оказался для Дамиана бесценным. Он моментально переключился в боевой режим и рассуждал уже совершенно иначе. Если вчера он был еще склонен погрозить кулаком и воплотить в жизнь пару угроз, чтобы прекратить бойню, то теперь он сам готов был эту самую бойню начать. В открытую. И тут же сам отзвонился на склад, куда уже ценные указания передали.
- Сооружайте костер. И подтяните людей. Возможно, что киллер приедет не один. – Распорядился он. – Да мне похуй, откуда! Но чтобы люди были! – он прищурился и перешел на испанский, доходчиво объясняя подчиненному, что будет лично с ним, если он будет задавать вопросы.
Как только Венсан вышел из душа, туда пулей отправился Дамиан, приводя себя в порядок за какие-то пять минут. Больше времени у него не было.
- Я на склад. А потом отзвонюсь. Если что – звони. Или я сам позвоню. Я должен быть там. И закончить. Я лишь… могу пообещать тебе не лезть туда, куда не нужно. Но я не могу отсиживаться сам. Ты должен понять. Я оставлю одну тачку со своими. Тебя будут сопровождать. Поедешь на моей машине или с ними, как захочешь. Но лучше с ними.
Он глубоко вздохнул, прикрыл глаза и поцеловал Венсана.
- Я тебя люблю. Помни это.
И, чтобы избежать ненужных пререканий, натянул то, в чем приехал вчера – по дороге переоденется, подцепил обе пушки и, наплевав на кофе, спустился вниз, оставив одну машину со своими внизу, чтобы сопроводили Венсана.

+1

235

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]
Лис уже окончательно смирился с тем, что Данте ни за что в сторонке сидеть не будет. С этим смирением отпали и ненужные препирательства относительно местоположения каждого в случае опасности. Достаточно было просто сказать - береги себя. Уж это-то они друг для друга могли сделать. Войны не бывают бесконечны, а вот их совместная жизнь - еще как бывает. И будет.
- Жаль, не смогу присутствовать лично, - Лис порылся в шкафу, натянул джинсы. Просить запечатлеть казнь не стал - уж об этом Дамиан точно догадается и без него. - Мой пламенный привет Алену. Кстати, если окажется, что он хотя бы попытался отпилить ногу - будь к нему чуть снисходительнее. За мужество, - Венсан усмехнулся. Поцеловал, кратко коснулся пальцами щеки возлюбленного. Это вместо слов. Потом позвонил Леруа.
Тот, разумеется, отказался отпускать семью с кем бы то ни было.
- Куда мне девать эту прорву времени? - язвительно спросил Лис. Хотя разве он сам доверил бы кому-то Николь и сына? Да ни за что. - Ладно, я поеду к Куаре, там встретимся.
- Ты охренел что ли? - заорал Ксавье в трубку. - Какого хуя ты попрешься туда один? Да ты не доедешь, ты...
- Не ори, - оборвал его Лис. - Я не забыл. И я не один, мне тут Дамиан армию небольшого королевства оставил, в полной готовности. А вот ты...
Готье, обозначив место встречи неподалеку от дома Эдмона, спокойно выпил кофе, и спустился в гараж. Упрямство - не лучшее качество, но он просто не мог сесть в чужую тачку, тем самым признав, что недоносок его напугал. Тоже глупо, и должно быть Данте, когда узнает об этом, будет в крайне несдержанных выражениях высказывать свое недовольство.
Впрочем, обошлось без сюрпризов. Да еще и с таким сопровождением - Лис вовсе мог покататься перед носами врагов туда-сюда на малой скорости, и ничего бы с ним не случилось.
- Ты паршиво выглядишь, - поприветствовал он Ксавье, подсевшего за его столик в кафе. - Кто приходил, знаешь?
- Один из людей Эдмона, - Леруа потер висок, залпом осушил свой кофе. - Мелочь. Я даже мараться не стал.
- Дельно, - Лис кивнул. - Дамиан там на складе факельное шоу устраивает, жаль не успеем. Но нас ждет наш дорогой учитель. Кстати, дочь Бернара на складе.
- Мы можем рассчитывать на теплый прием? - Леруа хохотнул, поднимаясь.
- А то. Только ты не стреляй раньше времени, он еще должен завещание свое идиотское переписать. Ты ведь имеешь право заверять такие документы? И еще меня любопытство разбирает - зачем Эдмону нужен был я? У него в каком-то рукаве козырь, а я до сих пор не в курсе?
- Да все просто, Венсан. Как обычно - разброд и шатания. Он решил, что ты наведешь порядок, лишнее уберешь, а потом он уберет тебя. Ты ведь слишком давно уехал - кто бы стал о тебе сожалеть? - Ксавье усмехнулся.
- Что-то подобное я и думал, - Лис хищно улыбнулся. - Не дай мне бог когда-нибудь в старости вот так же ошибиться, как ошибся Эдмон.
Улицу проверили - все чисто. Готье подъехал к воротам, но въезжать не стал.
Им беспрепятственно дали войти, но на пороге дома охранник вежливо сообщил, что мсье Куаре нездоров и не может принять гостей.
- Ничего, мы его вылечим, - жизнерадостно отозвался Лис, но когда охранник попытался преградить ему путь, мгновенно выхватил ствол и ткнул им в шею мужика.
- Проводи нас к больному, - усмехнулся, следуя за охранником. - В былые времена тут с кадрами было получше, - обратился Лис к Леруа.
- И не поднимай шум. Ты же не дурак, понимаешь, что нас тут больше чем двое. Хотя на тебя лично и одного многовато. А если остальные такие же, как ты... - Готье презрительно усмехнулся, оттолкнул охранника и вошел в кабинет больного.
Куаре и впрямь выглядел неважно. Какой бы ни был, но Ален - сын. А может не в родительских чувствах дело, а в признании промаха.
- Вы все же вместе...
- А ты на что рассчитывал? - Венсан присел на край стола. - Жаль, но ты проиграл. Странно, почему ты в таком жалком окружении? Не ждал? И к чему этот киллер для Алена?
- Акт милосердия, - процедил Эдмон. - Больше я ведь ничего не могу для него сделать, не так ли? А твой Альварес...
Готье согласно кивнул. Мой. И я знаю, о чем ты не договорил. О его методах, да.
- Ну допустим, - Венсан кивнул. - Это мелочи. Но ты нарушил покой моей семьи. Нашей, - поправил сам себя Лис, глянув на Ксавье. - А вот это уже было лишним. Сам понимаешь. Давай разберемся с твоей шуткой насчет завещания, Эдмон. У нас мало времени.

+1

236

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/009.jpg[/AVA]Клан Альвареса работал слаженно. И Данте уже на подъезде к складам обнаружил не без удовольствия, что его ребята подготовились так, будто ждали правительственные войска. Территория была окружена тяжелой промышленной техникой, которую согнали со всей округи – и тяжелые грузовики, и экскаваторы, и чего тут только не было. Дамиан даже присвистнул. Неро, руководивший операцией, определенно заслуживал особого поощрения. Но это потом. На площадке перед ангаром уже была вбита свая, которую обложили деревяшками, ветками и, кажется, всем, что горит. Альварес хищно оскалился, и будто бы уже отблески будущего костра замелькали в его потемневшем взгляде. Все это будут снимать. Такая расправа должна войти в анналы. И, при случае, если Куаре-старший еще будет жив, он непременно увидит смерть собственного сына.
Парни на баррикадах напряженно покуривали, придерживая под рукой автоматы, собираясь беспрекословно выполнить приказ босса: положить любого, кто без особого знака попробует приблизиться к оцепленной территории.
- Я даже заходить туда не буду. Много чести. Хватит с него и того, что я лично подпалю… - усмехнулся он, так и не переодевшись, но скинув пиджак. И теперь стоял с еще не подожженным факелом и с четками, которые снял с шеи и которыми обмотал свободную руку. – Выводите. – Приказал он.
Двое тут же исчезли в ангаре, чтобы вывести то, во что превратился за ночь Ален. Сопливое перепачканное уебище. Разумеется, ногу он себе так и не решился отпилить.
Он сощурился от солнечного света и с ужасом уставился на сооруженное для него кострище, едва ни залившись слезами и пытаясь бухнуться на колени перед Альваресом.
- Даже не пытайся… - усмехнулся он. – Я ведь тебя предупреждал? Предупреждал. Жаль, мсье Готье тут нет. Впрочем, все это будет записано. Он обязательно посмотрит. И твой отец. Если доживет… - он прищурился, кивнув в сторону сваи, к которой его подчиненные быстро и мастерски примотали упирающегося, вырывающегося из последних сил Куаре-младшего. – Но тебе повезло… - Ален посмотрел на Дамиана так, будто еще был шанс спасти себе жизнь. – Без отпущения грехов ты не умрешь.
И снова ужас застал в глазах смертника. Съемка началась.
Дамиан же, будто заправский священник, прочитал молитву, отпуская грехи Алена Куаре. Когда он произносил последние слова, Неро подпалил факел, напитанный солярой, и Данте, с должной торжественностью, подобающей случаю, подошел к Алену, поджигая древесину с нескольких участков, не без удовольствия отмечая, что материал подобрали хороший. Ветерок только способствовал распространению огня. Не прошло и нескольких минут, как нечленораздельные мольбы обмочившегося в который раз Куаре сменились воплями. Сперва ужаса, а потом боли.
Большинство подчиненных Данте смотрели на происходящее с ужасом. Видимо, до последнего не верили, что Альварес сотворит такое. Ан нет. И теперь, кажется, стали относиться к молодому боссу еще с большим уважением и страхом. Ведь, случись что, может и их самих? Дамиан же был спокоен. Он стоял с догорающим факелом и словно молился про себя. За спасение души? Своей? Нет. За то, чтобы Небесный Отец и Пресвятая Непорочная Дева были бы благосклонны к возлюбленному его. Чтобы удача сопутствовала деяниям его.
- Данте, машина показалась!
Крики Алена как раз затихли, вонь горелой плоти распространялась по периметру и Дамиан, затушив тлеющее пламя факела о землю, ловко вскочил на один из экскаваторов, глядя в бинокль на машину, колеса которой поднимали дорожную пыль.
- Свои? – тихо спросил один из стрелков.
- Чужие. Но… пусть подъедут поближе. Нужно наверняка.
Свои бы позвонили. Был уговор. И Данте сбросил смс на телефоны Готье и Леруа. «Бригада у нас. Куаре мертв».
Не удержавшись, он сам взял винтовку с прицелом у парня, что стоял рядом с ним, и отпустил его, устроившись удобнее на нагретом солнцем металле. Поднятый ковш надежно скрывал его от пуль, так что он ждал. Ждал, когда торопящаяся машина…
«Главное, чтобы они не развернулись, увидев здесь… но это не важно…»
По бокам дороги, среди деревьев пара джипов готовы были выскочить. И, словно погонщики, гнать отбившегося от стада… Однако… то ли сидевшие в машине верили, что технику выкатили от того, что людей мало, то ли не осмелились пойти против приказа Эдмона… но машина упорно катила вперед. Еще чуть-чуть – и Данте навел прицел на водителя. В машине было четверо. Выдох… как учил его отец… и он нажал на курок.
Сквозь прицел он видел, как пуля продырявила голову водителя. Машину повело. Руки сидевшего рядом мужчины успели вывернуть руль, а потом, как-то изловчившись, он дал по тормозам, ибо тогда, на этой скорости, они неминуемо врезались бы в один из грузовиков.
Теперь было можно. Под градом пуль машина за считанные минуты, кажется, превратилась в решето. И лишь спустя какое-то время Данте скомандовал отбой. И первым вылез из оцепления, чтобы добить выживших. Они могли быть. Палили беспорядочно, но далековато. И, сколько бы железа не впитал кузов, он вполне мог быть достаточно качественным.
За Данте двинулось несколько человек с оружием на перевес.
«Как в старые-добрые…» - подумалось Альваресу, который смело, чуть сощурясь, не обращая внимание на растрепанные ветром пряди волос, выбившиеся из кое-как завязанного по утру хвоста, шел, вскинув винтовку на плечо. За шагов десять до машины дал знак остановиться. И первым, как всегда, ломанулся вперед. Он рисковал собой, но не другими. За них он был в ответе. А за себя… что ж… Пресвятая Дева оградит его.
Пассажир на переднем сиденье явно скончался. Это было хорошо. Оставалось убедиться, что те двое сзади… Дамиан напряженно считал собственные шаги. 10… 9… 8… 7… 6… 5…
И выстрел. Пуля слегка задела плечо, Данте издал утробное рычание и добил последнего оставшегося в живых.
- Данте, ну какого ты опять! – орал Неро, подбегая к боссу, чтобы убедиться, что с ним все в порядке.
- Царапина, глупости. Как думаешь, стоит их головы на пики насадить и сделать селфи для инстаграма? – усмехнулся Альварес, совершенно не обращая внимание на плечо.
«Лис меня уроет. Даже за царапину. Ладно, обработаем, может, и не заметит…»
- Можно. Но лень возиться.
- Верно. Мне нужна чистая одежда, перевязка и… разбирайте уже, к ебеням, эти баррикады.
Неро подошел к Дамиану и деловито осмотрел плечо сквозь прореху в рубашке.
- Шить надо. – Сообщил он.
- Я сам. – Поморщился он.
- Маркуса на тебя нет. С ним ты хотя бы иногда голову включаешь… Включал, вернее. Теперь-то… - Неро махнул на босса рукой, покачал головой и пошел раздавать команды.
Грузовик отъехал аккурат перед тем Альваресом, когда он заходил на периметр, внутри суетливо прибирали пепелище, а другая группа выдвинулась с канистрами, чтобы сжечь тачку с трупами. Потом это все примнут ковшами, прокатают гусеницами и отвезут на свалку. Как и не было.
- Что делать с барбекю? – усмехнулся Неро.
- Вряд ли его отец будет жив к этому моменту, чтобы позаботиться о похоронах. Так что… в мешок и под бетон. Неподалеку. Чтобы если что… - он задумчиво посмотрел на ангар. – Потом я познакомлюсь с мадемуазель. С ней все хорошо?
- Да. Она словно рада была всему этому. Это для нее приключение. Избалованная девка. Альберто уже четыре раза мотался за яствами. Привез ей лак для ногтей. Она делает маникюр.
Данте возвел очи горе и ступил в тень ангара, поднимаясь на второй этаж, где в уютной каморке смог кое-как переодеться, привести себя в порядок и даже перекусить, но перед этим отправил еще одно сообщение обоим, и Венсану, и Ксавье: «В машине было четверо. Ликвидированы». Ничего не мог поделать, он привык давать Королям именно такие отчеты.
Неро в этот момент принес ему набор для кройки и шитья и сел напротив, подперев голову рукой.
- Заняться нечем? – буркнул Данте, сидевший в драных джинсах, которые были ему чуть великоваты, от того держались на честном слове и делали его окончательно похожим на какого-то уличного бандита.
- Давай помогу. Не ворчи.
Дамиан кивнул. На самом деле он просто не хотел, как всегда, чтобы кто-то из подчиненных его видел, как он будет морщиться и материться, пока будет себя шить.
- Данте, ты такой же человек, из плоти и крови. Не пытайся этого скрывать. – Напомнил Неро, осторожно обрабатывая рваный след от пули, придерживая Альвареса, который от антисептика зашипел и дернулся, но мужественно дождался окончания процедуры.
- Ты меня кислотой что ли поливаешь? – попытался пошутить он, сполоснув этим же составом руки и взяв иглу с ниткой. – Будешь ассистировать, разрешаю.
И, закусив губу, начал шить, благодаря мысленно приятеля, что промокал края, которые попросту из-за сочащейся крови пропадали из виду. Было неудобно, так что уже после второго стежка он сдался, отдаваясь в руки подчиненного, который куда быстрее закончил работу, стараясь как можно меньше мучить своего босса.
Шов почти не кровил, поэтому они наклеили сверху пластырь, проложив под него повязку. И все. Простая черная футболка. Вот теперь точно все.
- Сообщи Бернару, чтобы приезжал. Когда все уберете, конечно.
Нужно было немного отдохнуть. Нашлась недопитая бутылка дешевого рома, мятая пачка чьих-то сигарет. Довольно. И новая смс обоим: «Я жду Бернара у себя. Закончите – приезжайте. Очень хочу вишневых сигарилл. Если можно…»

+1

237

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]
Эдмон полез в стол, вытащил оттуда завещание и с усмешкой разорвал его в мелкие клочки.
- Ты доволен? Это была забавная шутка, но вы...
- Да-да, мы тебя переиграли, - согласно кивнул Готье. - Только теперь не покатит. Ты напишешь нам новую бумажку, а Ксавье заверит. Прости, что приношу тебе плохую новость, но Алену твои богатства уже без надобности. Впрочем, нам обоим - тоже. Но - не помешает, - он коротко хохотнул. - Ксавье вот собирается в свадебное путешествие, например. Так что...
Сигнал смс одновременно на обоих смартфонах отвлек Лиса. Он полез в карман, оставляя пока Куаре под присмотром Леруа. Прочитал, кивнул. Стало быть у Ксавье такое же сообщение.
- Мне жаль, но твой акт милосердия провалился, - Готье уже не улыбался. Если вдруг что-то там пойдет не так, и на теле Дамиана появится хоть малейшая царапина... Впрочем, Куаре все равно не доживет до этого, а дважды не убить.
- Ксавье, продиктуй Эдмону текст, мы итак неприлично долго тут задерживаемся.
Это они обговорили еще по пути сюда, потому Венсан не слишком вслушивался. Ему хотелось скорее закончить тут и ехать на склад. Отчего-то он волновался так, словно Данте был там один. И потому казалось, что время тянется невыносимо медленно.
- Вам не выйти отсюда живыми, - зло бросил Эдмон, передавая Леруа бумаги.
- Неужели? - усмехнулся Венсан, оборачиваясь и глядя в глаза. - Даже если и так, то тебе какой от этого прок? Ты даже не узнаешь об этом. Не нужно было нас впускать сюда живыми. А раз уж мы смогли войти - то уж выйти тем более сможем.
Лис забрал у Ксавье новое завещание, коротко кивнул.
- Прощай, Эдмон. Мне даже жаль, что так вышло.
Последняя его фраза слилась с приглушенным выстрелом. Готье поморщился и отвернулся. Итак, конец войне. Как быстро... Волнения скоро улягутся.
Лишь перед тем, как покинуть кабинет, Венсан бросил короткий взгляд на то, что было Эдмоном Куаре. Думал - хоть что-то шевельнется в душе. Может быть еще пару дней назад - да. Теперь уже нет. Сунул бумаги в карман и вышел, читая вторую смс.
- Там вроде все в порядке. Но что-то неспокойно.
- Перестань. Пишет - значит жив, - отозвался Леруа, тоже прочитав краткое послание Данте.
- Знаешь...  Там, в Штатах, я думал, что потеряю его. Больше не хочу.
Ксавье молча кивнул.
Едва они вышли из дома, как раздался хлопок, и Лис почувствовал, как обожгло висок. Отступил назад, отер тыльной стороной ладони кровь. Совсем легко задело, чуть оцарапало кожу.
- Идиоты... - проворчал он, осторожно высовываясь из-за двери.
- Не усложняйте себе жизнь, придурки, - крикнул Леруа, выходя на крыльцо.
Готье вышел следом. Понимал, что может подставиться, но чувствовал - ничего с ним не случится сейчас.
И правда - недолгая перестрелка, и путь свободен.
- Те, кто выжил, придут к тебе каяться, - Ксавье усмехнулся.
- Лучше бы они этого не делали, - отозвался Венсан. - Теперь можно и на склад.
Новое сообщение застало их почти на подъезде к месту.

- Что там? - спросил Лис.
- Данте просит сигариллы, - передал Леруа. - И туда везут гостя. Ты хоть кровь сотри, не пугай Дамиана, - и увидев, как сощурился Готье, сам достал из бардачка салфетки и хоть как-то отер его висок.
- Жизнь с Николь тебе явно на пользу, - хмыкнул Венсан.
Купив сигариллы, они подъехали к складу. Венсан сбавил газ и присвистнул.
- Однако... Черт, мы много пропустили, досадно.
Выйдя из тачки, он сразу отправился к возлюбленному. Обнял, на несколько секунд прижав к себе, и только после отстранился, внимательно глядя в глаза.
- Ты в порядке? - сжал ладонями его плечи. - Расскажи. Ах да, Эдмон и Ален, полагаю, уже встретились в мире ином. Что девчонка Бернара? И сам он - уже здесь?

+1

238

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/009.jpg[/AVA]Дамиан успел отдохнуть и впитать немного алкоголя. Даже дурацкие сигареты в пору пришлись, хоть выбирать и не из чего было по сути. Катрин он пока решил не навещать, предоставив мучиться с ней Альберто. Кажется, именно его компания более всего понравилась богатой избалованной девочке.
- Там твои едут, ребята доложили. - Сообщил Неро.
- Сейчас спущусь.
Не медля, он осторожно попробовал пошевелиться: плечо беспокоило, но и так пойдет. Резво сбросил ноги со стола, потянулся с той же осторожностью и резво сбежал по лестнице вниз, чтобы выйти во двор аккурат тогда, когда Леруа припарковался. Улыбнулся, обнимая Венсана, осматривая его на предмет повреждений. И увидел царапину на виске. И заикнулся уже было, чтобы сказать, что Лис-то у нас подранок! И кто, мол, технику безопасности и все такое не соблюдает, хотя и ребят отрядил, а все туда же! Но тут Венсан сжал ладонями его плечи и Данте пришлось, ойкнув, отпрянуть.
- Тише ты! - прижал ладонь к раненому плечу, поморщился. - Я в порядке, ну почти в таком же, как и ты… - он качнул головой, указывая на его висок, - только плечо вот. Ерунда. Бандитская пуля, как и у тебя. Ну… - он чуть нахмурился, - разве что пришлось подштопать мальца. Да! - радостно продолжил Альварес, переводя разговор в иное русло. - Мы сделали запись моего первого инквизиторского опыта, так что пока Бернар не приехал, я предлагаю посмотреть. Неро! Организуй! - повелел он, улыбаясь Ксавье. - Вот Ксавье, сразу видно, на рожон не лез. Свеж, бодр и цел. Он нас обоих со своим умом переживет! - Дамиан хохотнул, приглашая обоих на стульчике, пока ребята подключили камеру к телеку.
- Что до Катрин… она мучает Альберто… устрицы, лак для ногтей, женские журналы и кино. Она им очарована, пищит, что обожает гангстеров и спрашивает, куда они сбегут…  так что я туда к ней не пошел. Я знаю, что она может переключить на меня свое внимание, а я этого не хочу… - он засмеялся снова, то и дело поглядывая на Венсана, словно взглядом говоря ему, чтобы не отчитывал при Леруа.
И вот, наконец, на экране возник сам Данте с факелом, короткий диалог с Аленом, которого до того выволокли и привязали к свае, Данте, читающий отходную молитву, а дальше - процедура сожжения, явный ужас ребят из команды Альвареса, постепенно затихающие вопли Куаре и ледяное спокойствие Дамиана.
- Вот, как-то так… - подытожил он, удивившись, что запись не прервалась. Отчего-то ребята решили снять все до конца, да и теперь не прервали показа. Теперь оператор торопился на баррикады, от чего подрагивало изображение. Данте как-то сразу нахмурился и вжался в стул, понимая, что сейчас будет понятно, как он получил свою «царапину». Все перекликивались «едут-едут», оператор крупным планом показал, как Дамиан стрелял, потом как он первым соскочил с баррикад и пошел добивать возможных выживших. И вот тогда словил пулю, но, несмотря ни на что, довел дело до конца. И даже подлец-оператор показал, как Неро отчитывал своего босса и рассматривал рану, а Данте отмахивался.
- Рикардо, мать твою!!! - взревел Дамиан по-испански. - Запись затереть… - продолжил уже по-английски, чтобы все понимали. - Это компромат, ебать. А ты, Рико… какого черта ты снимал все это? Тоже мне… режиссер-любитель… Не ту профессию выбрал что ли?
Махнул рукой, показывая, что видеть его не желает, Неро же готовился тереть запись, тоже несколько недоумевая, откуда у Рикардо такая тяга к кинематографии.
- Ладно, вы все видели… но я бы поступил также, если бы знал, что это так закончится. - Серьезно сообщил Дамиано. - Я не подставляю других под пули. Каким бы я тогда был президентом клуба и кто бы за мной тогда пошел?
В этот момент с улице раздалось предупреждение.
- А вот и наш гость.
Альварес поднялся со своего места, взял сигариллы, достал одну, закурил и, сунув одну руку в штаны, кивнул, велев вести гостя в ангар для беседы.

+1

239

[AVA]http://se.uploads.ru/0GfPh.jpg[/AVA]
- Что такое? – Готье разжал пальцы, увидев, как Дамиан морщится болезненно. От комментариев воздержался пока, лишь головой покачал. В конце концов – Данте не малыш неразумный, и к тому же, как справедливо заметил Ксавье, - жив. И вполне бодро выглядит. Стоит ли устраивать из рядовой ситуации трагедию? Даже вопросами не засыпал – как, что?

- Внимание избалованной девицы к тебе было бы очень некстати, - Венсан усмехнулся, вполне себе представляя, какое впечатление произведет на романтично настроенную барышню Дамиан Альварес. Если уж на него произвел, то о девчонке и говорить нечего. – И без того что-то мне подсказывает, что от нее будет непросто отделаться, и особой радости от возвращения любящему родителю она не испытает. А Ксавье… - Лис улыбнулся. – Делать комплименты человеку, который не спал всю ночь… Теперь ты понимаешь, почему я так хотел его получить? У кого-то же должна быть голова на плечах, с незамутненным разумом, - он рассмеялся, приобняв Данте за талию. – Что ж, давай посмотрим. Конечно это не совсем то, что видеть воочию, но лучше, чем ничего.

Однако и это оказалось более чем впечатляющим. Даже пару раз приходилось напоминать себе, что это не художественный фильм. И еще Лис подумал о том. Что очень многого о Дамиане не знает. Точнее – не о нем, а – его самого. Какие там черти таятся. И с удивлением понял, что испытывает какое-то отцовское чувство гордости, что ли. Улыбнулся. Но улыбка почти мгновенно растаяла, когда запись не прервалась, и начало не менее захватывающее действо. Оно-то и ответило Готье на незаданные вопросы. Он и сейчас промолчал, не желая ничего выяснять при посторонних. Однако взглядом многозначительным возлюбленного одарил. Впрочем, к тому времени, когда они окажутся дома, Венсан вполне мог передумать устраивать разбор полетов. Могло быть и хуже, да, конечно. Но ведь не было же? Наверное стоило привыкать еще и к тому, что Дамиан будет поступать подобным образом всегда. И сколько бы Лис на него ни орал – только зря глотку драть. Он и сам никогда ни за кого не желал прятаться, и прекрасно Дамиана понимал. Но одно дело – он сам, и совсем другое – человек, который ему безмерно дорог. Тут никакой холодный ум не работает.

- Если б не компромат – оставил бы себе на память, - подвел итог увиденному Готье, поднимаясь. Пожалуй, стоило немного выпить, в тачке всегда что-нибудь на такой случай имелось. И прежде чем отправиться вслед за Дамианом, он сходил к машине, достал початую бутылку коньяка. Самое то, что надо. Отпил прямо из горла.

- Не психуй, Лис. Казнь достойная, и разговоры об этом все равно где-то да всплывут. И обрастут красочными домыслами. Его будут бояться.

- Знаю, Ксавье, - Венсан кивнул. – Вот это и плохо. А царапина… Да дело не в ней, а в принципе. Но его ж на цепь дома не посадишь.

- Не, - Леруа усмехнулся. – Только с каких это пор тебе захотелось спокойной жизни? Вроде ты потому и свалил, что тут тебе было скучно, и Эдмон тогда в силе был.

- Ну да. Только люди иногда меняются, в отличие от тебя, - Лис рассмеялся. – Пойдем посмотрим, что там с последним участником драмы. Этого, наверное, можно оставить в живых. Он теперь не опасен. И девку его тут нянчили, как родную. Никаких претензий быть не должно. Тем более он пригодится – должен же кто-то забрать отсюда его дочку, - Венсан усмехнулся. – Данте говорит, что она готова бежать с романтичными бандитами хоть на край света. А на всякий случай можно и Бернару казнь Алена показать, чтобы в разум вошел и вспоминал об этом всякий раз, как захочет повыше поднять голову.

Выглядел Бернар весьма бледно. Где бы он ни прятался и на что бы ни рассчитывал, но явно последние сутки ему было не до сна. Самый худший страх – это страх неизвестности. И глядя на него сейчас, Лис подумал, что напрасно планировал быть снисходительным. Это не тряпка Ален, и еще может со временем доставить неприятности. Так что лучше уж дракона обезглавить окончательно и бесповоротно. Тогда желающих перебежать ему дорогу долго не найдется. А девочка… Ну что ж, так бывает. У нее есть мать.

+1

240

[AVA]http://i18.photobucket.com/albums/b114/Narushisu/MT/009.jpg[/AVA]Дамиан усмехнулся, увидев, что Лис вернулся с коньяком из машины.
- А чегой-то, у тебя там, Ксавье, бар что ли имеется? – вовсю шутил он. – Я тоже хочу такое тачло! – шутками-прибаутками подготавливал аудиторию для грядущей беселы.
Бернар… никогда он его прежде не знал лично, материалы, правда, успел изучить, но теперь… пожалуй, он его понимал. Страх неизвестности, страх потерять дочь… возможно, даже больший, чем страх за собственную шкуру. Но есть старая истина: хороший человек – это не профессия. Так и в бизнесе не бывает друзей. И оступившихся хоть раз, посмевших поднять руку на семью, следует устранять, какими бы сладкими и клятвенными ни были их посулы.
- Здрасти. – Фамильярно начал Дамиан, щурясь от дыма, ступая вперед, показывая, что тварь дрожащую берет на себя. Особенно после того, как тварь обыскали и приставили к ней двоих молодцов с волынами, которые в случае чего… впрочем, вряд ли случай был бы. – Для начала небольшая экскурсия.
Он вышел из ангара, Бернара погнали за ним. За ангаром как раз выкопали яму и подогнали бетономешалку. Рядом с ямой лежало в чёрном мешке, который нарочно пока не закрыли, то, что некогда было Аленом Куаре.
- Знакомься. – Продолжил он. – Хотя, должно быть, вы прекрасно знакомы, учитывая то, что Ален рассказывал про ваши деловые взаимоотношения.
Бернар побледнел и, казалось, вот-вот упадет, ноги, как видно подкашивались.
- Только не надо говорить, что ты не у дел. Не надо говорить, что ты ничего не знал. Машину Готье взрывали твои люди, мне это доподлинно известно. И если бы тебе хватило ума отговорить этого дурня, которого я порешил, пользуясь безотказным методом прадеда, одного из великих инквизиторов, - глаза Бернара полезли на лоб, - да-да, живьем, - пояснил ему Данте, - то сейчас и он был бы жив, и ты бы тут не стоял.
- Моя дочь… она… она жива? – с трудом проговорил Бернар.
- Пока жива. И вот как я поступлю. – Медленно проговорил Дамиан, будто бы все еще раздумывал о судьбе их обоих, обернувшись к стоявшим неподалеку Венсану и Ксавье, кинул бычок в свежую могилку и скрестил на груди руки. – Либо я решу, что смертей на сегодня хватит, либо… - он выдержал паузу, внимательно глядя на Бернара.
- Я сделаю все, что вы скажете, мсье Альварес… - почти прошептал мужчина.
- Я не сомневаюсь. Ты исчезнешь. С горизонта. Ты, твои люди, всё, что тебя касается. Иначе… я впервые нарушу собственное правило по поводу женщин. – Он посмотрел на Бернара совершенно серьезно. – Я… скину ее в эту яму, оболью бензином и подожгу. Заживо. Она будет умолять тебя ей помочь, а ты будешь прикован цепью к этой бетономешалке. Будешь близко. Но недостаточно близко. Будешь смотреть, как умирает в муках твоя дочь.
Бернар покачнулся, закрыл глаза и сглотнул. Видимо, он не сомневался, что именно так Дамиан и поступит.
- Я доступно излагаю? – поинтересовался Данте.
- Что я должен подписать? Я… я сделаю все, только не делайте этого! – Бернар был готов умолять.
- Мне не нужно твоей подписи. Мне довольно твоего слова. И учти… - прищурился Дамиан, сокращая расстояние между ними. – Если ты нарушишь слово, она умрет первой. Так, как я тебе и описал. И ты нигде ее не спрячешь. Я достану ее из-под земли. И тебя. Чтобы не пропустил этого действа.
- Я обещаю. Я даю слово. Я никогда…
Альварес поморщился и нетерпеливо махнул рукой.
- Довольно. Езжай.
- Но…
- Что еще? Катрин будет дома к вечеру. И боюсь, придется отвезти ее силой. Хоть я и не отец, но мой тебе совет. Следи получше за сеньоритой. И поменьше балуй. Эта девчонка сама в машину прыгнула к моим ребятам и готова была хоть в Пуэрто-Рико с ними бежать, лишь бы вкусить приключений. А я не могу гарантировать, что в следующий раз в машине, которая к ней подъедет, будут хорошие мальчики.
Бернар, все еще сохранявший бледность, закивал, пятясь назад, почти воткнувшись спиной в стоявших позади парней, которые с трудом сдержали смешок. И не сдержали бы, если бы не каменное выражение физиономии их босса.
- Проводите. – Буркнул он, отворачиваясь и кивая, чтобы начинали процедуру захоронения. Подозвав Неро, он негромко попросил его скинуть видео на флэшку, после чего, наконец, немного расслабился. Такая манера быть большим, сильным и страшным стоила ему немало сил. И, когда он повернулся к Готье и Леруа, то выглядел несколько усталым.
- Этот – не оступится. – Негромко сказал он. – Довольно на сегодня трупов… - и, обратившись уже к своим, приказал: - Сеньориту отвезти вечером домой. Даже если будет зубами за ангар держаться.
Вздохнув, он снова закурил, улыбнулся устало Венсану. И, едва хотел что-то сказать, в кармане чужих джинсов завибрировал его смартфон, извещая о пришедшем сообщении. Выудив телефон из кармана, Дамиан сморгнул, брякнув проходившему мимо Неро, которого реакция босса крайне заинтересовала.
- Маркус собирается приехать. – Выдал он.
- А свадьба? – удивился тот.
- Не будет свадьбы. По обоюдному…
- Херасе… - но задерживаться Неро рядом с боссом не стал, продолжил путь, чтобы выполнить ценное указание. И тут же телефон в руке Данте зазвонил. Он был уже уверен, что это Маркус, даже заготовил речь, сунув в рот новую сигариллу, которую даже прикурить не успел, но голос на другом конце принадлежал его сестре. Пришлось извиниться за задержку отъезда перед возлюбленным и Леруа и отойти в сторону. Один черт говорил он по-испански, так что они бы вряд ли уловили суть.
Из разговора он узнал, что его сестра благополучно родила, как он и предполагал. От того самого бармена или кого-то там еще. И, поскольку замуж она не собиралась, но желала срубить денег с любящего папочки, то должна была явиться пред его ясны очи. Их матушка, увлеченная очередным бурным романом, с внуком не имела желания сидеть совершенно, а приехать к отцу с маленьким бастардом девушка не смела. Потому поставила брата перед фактом: она приедет к нему, скинет ему племянника, съездит к отцу, выклянчит денег, а потом ребенка заберет. Данте мог бы отказать, но сестру очень любил. Она же была его маленькой принцессой, как-никак… так что буркнул в знак согласия, попросил написать номер рейса, мол, встретит… и все такое… И совершенно обескураженный вернулся к ожидающим окончания разговора мужчинам, закуривая.
- Я это… тут Бернару вещал про то, что я не был отцом… так вот в ближайшее время мне предстоит почувствовать себя дядей. Тут кто-нибудь знает, что делать с младенцами, которым несколько месяцев от роду? – растерянно спросил он.

+1


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Альтернатива » Las amistades peligrosas