Кровь и кастаньеты

Объявление

Мои благочестивые сеньоры!
Я зову вас в век изысканного флирта, кровавых революций, знаменитых авантюристов, опасных связей и чувственных прихотей… Позвольте мне украсть вас у ваших дел и увлечь в мою жаркую Андалузию! Позвольте мне соблазнить вас здешним отменным хересом, жестокой корридой и обжигающим фламенко! Разделить с вами чары и загадки солнечной Кордовы, где хозяева пользуются привычной вседозволенностью вдали от столицы, а гости взращивают зерна своих тайн! А еще говорят, здесь живут самые красивые люди в Испании!
Дерзайте, сеньоры!
Чтобы ни случилось в этом городе,
во всем можно обвинить разбойников
и списать на их поимку казенные средства.
Потому если бы разбойников в наших краях не было,
их стоило бы придумать
Имя
+++
Имя
+++
А это талисман форума - истинный мачо
бычок Дон Карлос,
горделивый искуситель тореадоров.
Он приносит удачу игрокам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Настоящее » Плохо лежит - значит хорошо крадётся!


Плохо лежит - значит хорошо крадётся!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Лемаршуа Авель, Антуан Морель
Время: апрель 1950 года
Место: кабак на окраинах Кордовы
Предполагаемый сюжет: Лемаршуа Авель знает, что в одном из домов есть интересующая его как коллекционера красивая и старинная вещь. К тому же эта вещь - часы мастера, известного своей любовью к изготовлению часов с тайниками. Вот только часы эти достались владельцу дома в наследство, поэтому он их точно не продаст. Да и стоят в спальне, куда просто так не проникнешь. Но ведь так хочется... Антуан Морель совсем не против размяться и поработать в паре с человеком, который умеет доставать кроликов из шляпы.

Отредактировано Антуан Морель (2015-03-10 00:38:47)

0

2

Местечко было колоритным. Очень колоритным. Очень-очень. Настолько, что Антуан влюбился в него сразу и навсегда. Знакомые ароматы, приятные не обремененные наличием лишнего ума лица, такие привычные возгласы людей, занятых невероятно увлекательными и до боли знакомыми делами…  Справа кто-то пил и жрал, отвратительно чавкая и кидая объедками в стену. Слева какой-то мужик бандитского вида лапал задницу девушку-разносчицу… Ну как, девушку… Страшноватую такую бабу, так как женщиной это потасканное существо в мятом выцветшем платье назвать было сложно. Баба глупо хихикала, игриво поправляла не особо чистые волосы и завлекающе задирала юбку. Чуть дальше в углу две дамочки ублажали основательно напившегося мужика в заношенной форме матроса испанского флота. Форма была явно ему не по размеру – скорее всего, краденая. В другом углу несколько мужчин резались в карты, а худенький мальчишка с покрытыми синяками руками  резво бегал вокруг, подливая им вина из большой пузатой бутылки. Судя по обломкам мебели, догорающим в чадящем камине, и храпящим  разукрашенным синяками телам, развалившимся возле в хода в «питейное заведение» не так давно здесь была драка.
Аккуратно переступив через нечто, напоминающее погрызенный собаками порог, Антуан вдохнул поглубже и  вошел внутрь.
«Будто в прошлое вернулся…  Ах, Париж, сорок третий год, и все такие добрые вокруг… Antuan, mon ami, quand est-ce qu’on se tire?*» Нет, Антуан очень любил эти злачные места. Было в них что-то такое отвратительно-притягательное. Здесь можно было все. Хоть любовью на столе заниматься или глотки друг другу резать, вряд ли бы кто-то внимание обратил. Ну разве что если бы возжелал присоединиться. Но в то же время как-то все это ему не нравилось… Если точнее, не нравилось то, что его сегодняшняя «цель» слишком сильно выделялась среди общей серо-коричневой примитивной массы. И тем самым привлекала к себе внимание. Причем в худшем смысле привлекал. Ну хотя бы тем, что выглядел, во-первых, не бедным, во-вторых, трезвым и, в-третьих, слишком благородным.
От ножа в ребрах этого неосмотрительного месье явно спасала только причина, по которой он тут находился. Месье искал вора, и, судя по всему, поиски его успехом пока что не увенчались. В такие места приходят только те, кто находится на грани отчаяния.
Ворье среди присутствующих водилось. Но, видимо, не то, что нужно. Морель лично знал двоих, но один промышлял срезанием кошельков, а второй не так давно лишился трех пальцев, и вместе с пальцами значительной доли работы. Что ж, такова жизнь, такова жизнь…
Антуан решительным шагом направился к столу, за которым сидел, возможно, его будущий клиент, по пути «устранив конкурента» в виде того самого беспалого, явно присматривающегося к кольцу на пальце благородного месье.
-Casse-toi, pauvre con!** Не для тебя эти пальчики… - несколько секунд игры в гляделки, и беспалый, получив в утешение пару монет, потащился к стойке. Проследив за ним взглядом и убедившись, что неприятностей тот не доставит, Морель приземлился на стул напротив месье и мило улыбнулся. Но, кажется, месье был в таком ужасе от окружающей его действительности, что улыбку не оценил.
- Месье, разрешите? Это у вас проблемы с замком, который нужно открыть и при этом не сломать? – Антуан подпер подбородок ладонью, придал лицу сочувствующее выражение. – Возможно, я смогу вам помочь?

*Антуан, друг мой, когда съёбываемся?
** Пошел отсюда, козел!

0

3

Лемаршуа Авель – самый глупый и бестолковый англичанин, по крайней мере, в этой стране точно. Ему хватило ума сунуться в это поганое место и не подумать о последствиях. Старые облупленные стены с гнилыми прожилками на потолке и полу – это помещение могло обвалиться в любой момент и погрести под собой всех посетителей, которые, впрочем, так же не отличались неземной красотой и хоть какими-то зачатками манер. Эти существа что-то кричали друг другу наперебой. Пили напитки, льющиеся им за шиворот одежды, кидались едой и самое отвратительное – изрыгались этими самым остатками еды, которые разлетались по всей округе. В метре от англичанина какой-то мужчина забирался под юбку страшной женщине. Конечно, нельзя так говорить о женском поле, но на такую «женщину» без большого количества алкоголя не взглянешь. Хотя, по лицу того мужчины ему было все равно. Лемаршуа на секунду прикрыл глаза, успокаиваясь и собираясь с мыслями. Он пришел сюда не ради этого. Позади него кто-то громко рассмеялся и ударил пивной кружной о стол в порыве чувств – фокусник чуть не подпрыгнул на собственном стуле.
Мужчина уже не обращал на заинтересованные взгляды со стороны, а просто игнорировал их по возможности. Он не собирался наряжаться в какое-то тряпье и пахнуть отходами, чтобы не привлекать чье-то внимания. Жеманность была у него в крови, и лишаться ее он не собирался, а мог демонстрировать при любой удобной возможности. О том, какие проблемы ему это сулит, он старался не думать.
Не сказать, что англичанин ждал какого-то конкретного человека, по крайней мере тот, что к нему подошел не вызывал такого священного ужаса и не пах отходами. В этом месте все запахи сливались в одну отвратительную и тошнотворную массу – различать что-то новое не представлялось возможным. У молодого мужчины был трезвый и умный взгляд – это радовало фокусника. Только вот актер их него никакой – Лемаршуа ничуть не поверил в сочувствие подсевшего рядом мужчины. Глаза было слишком хитрые и живые - обманчивые, возможно, это именно тот, кого он ждал.
- Возможно. – Англичанин непроизвольно поморщился, скрещивая пальцы на руках и кладя их на стол. – Но, мне нужен, грамотный и незаметный профессионал – оплата достойная.  Нужно только забрать одну вещь. Как думаете смогу ли я положиться на такого как Вы?
Фокусник не верил этому мужчине – ему нужно убеждение и рекомендации. В этом заведении полно, таких же. Лемаршуа вор кажется слишком молодым – таким же, как и сам англичанин. Неопытность может загубить его дело на самом его начале, Лемаршуа должен лично поверить в способности этого человека. Пока он не знает даже его имя, может, даже никогда и не узнает – это будет не страшно.
Лемаршуа на несколько секунд замолчал, прислушиваясь к разговорам, идущим по заведению – ему не нужны лишние уши в этом деле. Он готов платить большие деньги за чужое молчание и профессионализм. Эти часы, из-за которых начались его проблемы – стоят огромное состояние. С виду это обычная вещь, которая есть в каждом доме, даже самом бедном и не особо обеспеченном. Англичанин приметил их совершенно случайно, будучи в гостях у одного уважаемого человека. Мужчине стоило больших трудов не начать расспрашивать его об этой вещи, и то откуда она у него взялась. Как только Лемаршуа оказался дома – он немедленно начал рыться в своих документах и библиотеке, выискивая нужное описание. Этого не понять незнающему и неосведомленному человеку, невеже который никогда не держал в руках предметы старины, готовые рассыпаться в руках бесцветным пеплом только из-за того, что с ними неправильно обращались. Англичанин был болен этим и не скрывал данного факта. Он полностью погружался в историю этих предметов, изучал их, иногда занимался серьезной реставрацией – пусть этого никто не оценит и никогда не поймет.
Где-то позади них едва слышно зашептались люди, а затем смолкли, стараясь не выдавать своего присутствия. Англичанин смерил новоиспеченного будущего напарника равнодушным взглядом, ожидая окончательного ответа и действий. Ему нужно было только уверенность в этом человеке и его способностях. Мимо их столика прошла та самая страшная женщина, к которой совсем недавно лез под юбку поддатый мужчина. Англичанин чуть поморщился от неприятного запаха пота, нервно цокнув языком.
- Чем быстрее вы дадите ответ – тем быстрее мы уберемся из этого места.
Раздражение уже давно начало заполнять его. Англичанин благодарил Бога, что никто из этих созданий не прикасался к нему, иначе не избежать драки. Мужчина физически ощущал, как на нем тяжелой ношей оседает местный смрад и с трудом противился ему. Ситуация усугубилась через несколько секунду, после того как англичанин сказал свое слово. Какой-то дурак едва не снес их стол, задев его своей филейной частью и упав прямо под него. Пьяный мужчину что-то недовольно хрюкал в жалкой попытке выбраться из-под стола беседующих мужчин.

+1

4

Антуан перевел взгляд с лица мужчины на его руки. Признаться, он вообще редко смотрел людям в глаза. Да и на лица внимание обращал только тогда, когда это было нужно. Лицо этого месье он уже запомнил. Вырезал в памяти небрежными линиями характерных деталей внешности, опуская все то, что можно легко изменить при помощи грима и красок. Лоб, надбровные дуги, разрез и цвет глаз, нос, линия скул, губы, подбородок, уши, изгиб шеи, манера держать голову – все это не скрыть даже умелой маскировкой. Можно вложить подушечки за щеки и сделать лицо пухлым, но скулы не изменить. Можно накрасить губы и глаза, но наметанный глаз отличит настоящие черты лица от фальшивки… А Антуан  достаточно часто менял свое лицо, чтобы считать себя вполне опытным в этом деле.
Месье перед ним даже не подумал хоть как-то скрыть или изменить свою внешность.  Это казалось Морелю несколько глупым. Мог бы хоть одеться поскромнее, измазать кожу картофельным и морковным соком, чтобы сделать ее цвет неровным и на время скрыть ее бархатистую нежность. Можно было пару дней не мыть голову и забыть о расческе. Этого бы более чем хватило. Но, глядя на то, с какой брезгливостью и отвращением молодой человек смотрит на окружающих его людей, Антуан понял – не вариант. Этот человек скорее наденет глупую маску или доверится еще кому-то, чем станет пачкаться ради посещения сего злачного места.  Благородные, что с них взять?
Но гораздо больше, чем лицо, о человеке говорили руки. Морель даже любовников себе выбирал по рукам, а не по каким-либо другим параметрам.
- Красивые руки. Разрешите?
На вопрос Антуан не ответил, разрешения не дождался, сразу же хватая ладонь Авеля и начиная ее осматривать.
- Мозоли. Фехтуете? У стражников почти такие же. Запястья сильные. Но пальцы гибкие, не окостенели. Значит, руками делаете и тонкую работу. Кожу не стираете, значит, не заядлый картежник. Пятен не видно. Да… Красивые руки, - Антуан с улыбкой отпустил ладонь месье и продемонстрировал свои руки. Очень тонкая кожа на подушечках, явно стертая специально, крепкие суставы, развитые сухожилия. Коротко подстриженные чистые ногти и характерные для тех, кто работает с отмычками, мелкие, почти незаметные ссадины.  – Ах да. Это, кажется, ваше.
Антуан выложил на стол перед Авелем пуговицу от его манжета.
- Не удержался. Простите, месье. И, мой ответ – да. Вы можете на меня положиться. Если хотите – проверьте. Это обычная практика.
Договорить им не дали. Какой-то пьяный идиот повалился прямо под стол. Стол, и без того некрепко стоявший на обшарпанных ножках, покачнулся. Бутылка вина упала, покатилась, оставляя за собой темно-красный, похожий на кровавую линию, след.
- Фу.
Антуан даже в худшие свои времена не уподоблялся таким свиньям.
Свинья тем временем посчитала лучшей опорой ноги месье. Мужик схватил Авеля за колени,попробовал подтянуться, не удержался, завалился вперед, все же опрокидывая стол. А заодно и стул с "благородным господином".
- Ой-ой.
Морель вскочил и от души въехал мужику сапогом в бок, отпихивая от Авеля. Не хватало еще, чтобы месье хватил удар. Нет, а вдруг? Он ведь весь такой чистый и изящный, а теперь валяется на загаженном полу, а сверху еще и какая-то немытая шваль нависает.
- Месье, подъем! Поспите в другом месте.
Надо было валить, причем очень-очень быстро. И, желательно, подальше. Если за этого пьяного уроды вступится хотя бы один человек, драка быстро захватит весь зал. Просто потому, что кулаками махать тут любил каждый второй, а уж повод для махания им был совершенно не важен.

+1

5

Англичанин не успел сказать что-то по поводу выводов собеседника напротив, тот был совершенно прав и это было занятно и интересно. Продемонстрированных мелочей было вполне достаточно для принятия на работу - Лемаршуа теперь был слишком занят отдиранием себя от пола и от пьяного мужчины. И фокусник обязательно бы похвалил молодого мужчину за такую демонстрацию, но увы - сейчас не до этого.
Лемаршуа в совершенном ужасе пнул от себя пьяницу -спасибо за помощь нанятому человеку, понимая, что его любимый плащ теперь безнадежно испорчен, такое не отстирает ни одна прислуга, даже самая хорошая и ответственная. Руки были в чем-то липком и мерзком, пуговица от манжета, которую он успел перехватить куда-то укатилась - искать ее в этой сумятице - сумасшествие. Англичанин был зол и возмущен до предела - такого свинского поведения он не видел даже в самых прожженных уголках Турции и Индии. Люди там напивались так же как и здесь, кабаки и притоны в разных странах мало чем отличаются друг от друга , но подобное валяние на полу - это сверх меры даже для них.
- Уважаемый - Вы приняты. Самое время покинуть это..."заведение". - Лемаршуа быстро поднялся с грязного пола, не обращая внимания на окружающих его людей. На сером плаще растекалось огромное пятно неясного бурого цвета - заметное невооруженным взглядом каждому. Теперь в таком позорном виде ему придется возвращаться домой и это было для него хуже всего. Педант в нем сходил с ума и кричал диким голосом. Он собирался сказать что-то еще, когда почувствовал возмущенные голоса прямо за своей спиной. Кто-то весьма грубо и непрофессионально схватил его за плечо и резко повернул к себе, явно намереваясь причинить серьезный физический вред. Англичанин действовал рефлекторно и по привычной схеме - резкий удар в коленку заставил взвыть незнакомца и отвлечься от мужчины, давая ему несколько секунд на дальнейшие действия. Конечно, это можно назвать женским вариантом защиты, но это его не сильно волновало. Удар пришелся прямо по челюсти - любимая трость с железным наболдашником, подарок от любимого отца, появилась в его руке как по волшебству. Буйный мужчина взревел диким криком, падая на чужой столик и других посетилей, вызывая у тех отборную брать. Собственно говоря, с этого момента в кабаке начался настоящий хаос и по воздуху полетели стулья. - Спать при таком шуме? Увольте.
Лемаршуа успел обратится с мужчине и тут же пригнуться от пролетающей мимо бутылки, которая так же успела оставить на его плаще несколько пятен. Агличанину хотелось заплакать от обиды и бесчестия, убраться из этого смрада на чистый воздух, да куда угодно и переодеться.
Теперь люди в этом месте совершенно не обращали внимания на собеседников - кто-то бил друг другу лицо, кто-то пытался ломать мебель, хозяин, кажется, хватался за волосы. Англичанину его не было жаль - свинье свинская участь. Градус шума и брани заметно повысился на несколько десятков градусов и Лермашуа к своему сожалению прекрасно разбирал все словесные эпитеты, не вынося для себя ничего нового. Помнится он гулял по Каиру и попал в подобную заварушку - это было весело, до момента, когда ему чуть не отрезали руку за то, что он якобы украл какую-то вещь. Самое смешное было то, что в тот раз он был совершенно не причем - ему повезло в тот раз. Здесь ситуация не хуже, а просто омерзительней.
- Предлагаю обговорить детали...- Англичанин едва не запнулся, когда понял, что его снова схватили за ногу. Мужчину дернул ногой несколько раз, надеясь, что хоть сапоги у него не стянут.- В более приличном месте.
Лемаршуа стукнул тростью по рукам надоедливого ползающего мужчины и тот отстал. Какая бы не была ситуация, а терять лицо он явно не собирался. Он по прежнему держался прямо и гордо, стоически терпя происходящее и сверля нового знакомого холодным взглядом. Здесь становилось опасно с каждой проведенной тут минутой. Нужно было убираться, пока посетители снова не обратили на них внимания.

+1

6

- Уважаемый - Вы приняты. Самое время покинуть это... «заведение».
- Ну-ну. Попытайтесь.
Отряхнуть Авеля Эрик даже не пытался, несмотря на то, что тот был не просто шокирован, а, скорее, находился в состоянии, близком к панике. Словно он не в грязь упал, а в расплавленный свинец. Только вот отряхивать месье было совершенно бесполезно. Проще было одежду выкинуть, чем отстирать ту дрянь, в которой Лемаршуа уже успел извозиться.
- Придется драться.
Антуан сказал это совершенно спокойно, даже весело. Он ничего не имел против драк в кабаках – если правильно себя вести, то риск испортить личико и прочие части тела стремился к нулю, а вот выместить раздражение и прочие отрицательные эмоции можно было запросто. Главное правило – тихо, незаметно, прикрываясь чем-нибудь или кем-нибудь стоять в сторонке, периодически стукая того несчастного, до которого дотягивались руки. Авель этого правила не знал и так и продолжал торчать чуть ли не в центре зала. Антуан тяжело вздохнул, подхватил незадачливого англичанина под локоток и оттащил поближе к стенке, по дороге с огромным удовольствием опустив бутылку на голову лысого мужчины в застиранной рыжей рубахе. К этому товарищу у Мореля были личные счеты. А то, что Антуан ударил со спины… Ну, этот гад тоже его подло ущипнул за задницу, подкравшись сзади.
Месье ловко орудовал тростью, и вор совершенно спокойно шел сзади, вооружившись ножкой от стула и «прикрывая» спину заказчика. Они почти дошли до выхода, когда путь им преградили трое человек, до заварушки спокойно игравшие в карты. Их Морель тоже знал лично, даже очень лично, и по отдельности, и, так сказать, вместе. И бить их не очень хотелось – они вообще выглядели чище и опрятнее, нежели остальные. Даже на людей походили, зубы чистили и одежду стирали. Впрочем, у них была такая работа – щипач, шулер и их «стражник» были вынуждены выглядеть прилично, чтобы зарабатывать себе на жизнь. Иначе бы не имели шансов подобраться к чужим кошелькам. И сейчас они явно планировали заработать, оборвав Авеля и, судя по всему, надеясь на помощь Антуана.
- Месье, прошу вас, - Морель положил руку на плечо Лемаршуа и тихо проговорил ему на ухо. – Вот этих не бейте слишком сильно… Они неплохие, особенно тот, слева. Он мне больше всех понравился.
С этой двусмысленной фразой Морель обогнул Авеля, выходя вперед и мило улыбаясь. И с этой же милой улыбкой изящно влепил носком сапога между ног «своего любимчика», и толкая его на остальных. Лемаршуа кому-то заехал тростью, Антуан добавил ножкой от стула.
- А это, между прочим, моя колода, - Морель с сожалением посмотрел на выпавшие из рук «товарища по работе» карты, подхватил одну. – На память о вас, нам было хорошо вместе, но по отдельности будет еще лучше…
Авель, кажется, был готов стукнуть своей тростью уже самого Антуана. Он почему-то дергался из-за каждой заминки. Неужели так переживал? Им же ничего не сделали. Ну вмяли пару раз в стену. Ну прилетело Антуану яблоком в лоб, так яблоком же, а не какой-нибудь гадостью. Впрочем, причин задерживаться у Мореля не было, поэтому вскоре они уже вывалились на улицу и поспешно отошли подальше.
- Ну вот, месье, - Антуан задумчиво погрыз краешек трофейной карты. – Куда пойдем? В место поприличнее вас в таком виде не пустят. Может, сразу к вам? Мне как раз ночевать негде, бабушка уже спит, не хочу будить старушку…

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Настоящее » Плохо лежит - значит хорошо крадётся!