Кровь и кастаньеты

Объявление

Мои благочестивые сеньоры!
Я зову вас в век изысканного флирта, кровавых революций, знаменитых авантюристов, опасных связей и чувственных прихотей… Позвольте мне украсть вас у ваших дел и увлечь в мою жаркую Андалузию! Позвольте мне соблазнить вас здешним отменным хересом, жестокой корридой и обжигающим фламенко! Разделить с вами чары и загадки солнечной Кордовы, где хозяева пользуются привычной вседозволенностью вдали от столицы, а гости взращивают зерна своих тайн! А еще говорят, здесь живут самые красивые люди в Испании!
Дерзайте, сеньоры!
Чтобы ни случилось в этом городе,
во всем можно обвинить разбойников
и списать на их поимку казенные средства.
Потому если бы разбойников в наших краях не было,
их стоило бы придумать
Имя
+++
Имя
+++
А это талисман форума - истинный мачо
бычок Дон Карлос,
горделивый искуситель тореадоров.
Он приносит удачу игрокам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Настоящее » Кровавая заря (6 апреля) Эпизод 2


Кровавая заря (6 апреля) Эпизод 2

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Участники: Сальвадор, представители стражи, церкви и инквизиции, горожане и гости Кордобы; а также нпс-персонажи.
Время: начало событий - 6 апреля около полуночи.
Место: Кордоба: бордель, помещения стражи, покойницкая, улицы и прочие места.
Предполагаемый сюжет: Новый эпизод в деле о вампирах, убийство, следствие.

Отредактировано Сальвадор (2015-03-30 16:56:23)

0

2

Из зеркала на него смотрела миловидная русоволосая сеньорита*. Сложная прическа с ниспадающими на плечи локонами, белая блуза, скромно закрывающая кружевами грудь и шею, широкая бархотка, перехватившая горло, алая пышная юбка и черный, отделанный красной вышивкой по канту, плащ. Одежда выглядела прилично. Все, как нужно. Слегка выцветший и чуть потертый плащ, явно с плеча богатой и знатной сеньоры, кружева на блузе в некоторых местах подшиты и не раз, но выглядят аккуратно. Корсет, туго схвативший грудь и талию, самый простой, без вышивки и богатого тиснения.
Он передвинул свечу ближе к зеркалу, наклонился вперед и еще раз оглядел свое лицо, провел пальцами по щеке и подбородку, проверяя гладкость кожи, раскрыл маленькую коробочку с мушками и посадил одну на скулу под левым глазом, вторую на висок, качнул головой - крупные вычурные серьги засверкали дешевыми камушками, блеснул гребень в волосах. Подумав, добавил еще румян на скулы, взял баночку и нанес краску на губы.
В окончательном виде сеньорита выглядела чуть вызывающе и вульгарно, чем полагалось бы даме из приличного общества, но так опытный глаз клиента сможет отличить ее и выделить и понять, что девушка не прочь подзаработать.
Прошелся по комнате и проверил удобство туфель - удобно, натянул перчатки на руки - на указательном пальце левой немного лопнул шов, поправил поясную сумку - в нее вошли все нужные инструменты и емкости, она надежно спряталась в складках плаща и юбки. За этим счел, что приготовления закончены. Остались мелочи.
Пропел несколько фраз из опер, откашлялся, модулируя голос, выловив из него чувственные оттенки. Прошелся по комнате, примеряя новую походку, произнес несколько фраз, добившись слегка разбитного звучания, тряхнул головой - задорно вздернул подбородок, резко повернулся - парик сидел отлично, локоны метались, как живые пружинки.
Все. Можно отправляться.

В переулке, возле известного почти всем кордобским мужчинам заведения, оказалось на удивление светло и шумно.
Праздник какой-то или просто урожайный на визиты страждущих господ вечер? Несколько девиц, подобных ему повстречались по пути. Сеньориты предпочитали ловить кавалеров по-разному. Одна сидела в каретном экипаже и дарила улыбки прохожим в ожидании, вторая, не смущаясь стояла возле дверей борделя, третья прошла с заловленным кавалером откуда-то с соседней улочки.
Густые сумерки уже почти превратились в ночь, небо едва теплилось  чернильно-фиолетово-розовым оттенком на самом краю, там где скрылось солнце. Ночь вступала в свои права.
“Я был глуп, настаивая на жидкой крови. Ах, если бы я знал, что грязную кровь можно отделить от божественной таким простым способом. Пусть в первой колбе процесс разделения жидкостей прошел случайно, но я его заметил и могу повторить. Просто нужна подходящая”.
- Эй, какая аппетитная цыпочка! - послышавшийся голос, прервав размышления.
Сальвадор оглянулся, спохватился в последний момент и придал взгляду очаровательно-томное выражение, впрочем, успев цепко оглядеть его обладателя. Крупный, с заметным животом, короткой, багровой шеей, пышными усами и рыжеватой бородкой. Апоплексический румянец во всю щеку, чуть сизоватый нос и заплывшие глаза, утопленные в складках отечных век.
“Подходит. Впрочем… он пьян?”
- Что петушок, развлечься хочешь? - сеньорита слегка небрежно, игриво и чуть вызывающе развернула веер и улыбнулась, обмахнувшись им. - А деньги у тебя есть?
Мужчина рассмеялся густым басом и похлопал по кошелю, прицепленному к поясу.
- А то как же. Люблю таких стервочек.
Сальвадор получил хлопок по филейной части и тут же услыхал комментарий.
- Худосочная ты, но я люблю таких.
- Полегче, милый. Держи ручки при себе до тех пор, пока монеты не зазвенят. Не то…
- Отшлепаешь?
- Отшлепаю,
- надменно сузив глаза и поджав губы, отчеканила "сеньорита".
Кавалер не обиделся, расхохотался еще громче и сунул монеты в руку, затем, внезапно придвинувшись, жарко зашептал, обдав гнилостным запахом лицо.
- Отшлепай. Если мне понравится, всегда тебя брать буду.
Сальвадор улыбнулся, еще раз смерив оценивающим взглядом клиента.
“Какое везение. Вина не пил. Воняет же от него… Подходит. Ест много, хорошо. Кровь должна быть густой. Я ему одолжение сделаю. С такой шеей его удар хватит в любой момент. Пусть это будет сегодня”.
Поняв, чего хочет субъект, "сеньорита" добавила повелительных нот в голос и, позволив подать себе руку, повела клиента в бордель.

На первом этаже, освещенном множеством свечей царило непринужденное и шумное веселье. Ночь только начиналась, но в зале было уже прилично посетителей. Сеньориты разной степени обнаженности на коленях у мужчин заигрывали, пили вино, смеялись, дарили поцелуи и немудреные ласки, призванные разжечь жар тела и породить в одурманенных вином мозгах, желание подняться в отдельную комнату наверху.
Некоторые так и поступали. Иные девушки деловито приводили клиентов с улицы и сразу поднимались наверх.
Взяв ключ от комнаты на два часа, прихватив две бутылки вина и “особую плеточку” кавалер Сальвадора увлек его наверх.
Как только в дверном замке повернулся ключ, Сальвадор действовал быстро. Приказал клиенту спустить штаны и встать на кровати на карачки. Тот, похохатывая и похрюкивая от предвкушения, повиновался.
Сальвадор оглядел дородные волосатые ягодицы, заметил, что член уже полувозбужден и стегнул плетью, исторгнув из чрева первое посвистывающее шипение и комментарий:
- Хорошо... Давай еще!
- Молчи.

Стегнул второй раз. Клиент послушно молчал, но постанывал, свистяще втягивая сквозь зубы воздух. Третий хлесткий удар.
“Достаточно с него. Разогрелся”.
Четвертый удар пришелся по затылку тяжелым канделябром. Клиент рухнул на постель ничком.
Тело оказалось тяжелым, но Сальвадор быстро справился, перевернув его лицом вверх, пощупал пульс - бешеное вздрагивание под пальцами ему понравилось. Теперь остались сущие пустяки.
Вынув необходимое из сумки - две заостренные металлические полые трубки и пустые емкости для сцеживания, он проткнул артерию в двух местах. Кровь неохотно закапала. Затем превратилась в две тонких струйки, поправив в проколах трубки и воткнув их чуть глубже Сальвадор превратил струйки в два сочных торопливых ручейка.
“Густая. Хорошая. Все, как нужно.”
Сцеживая кровь, следил за пульсом и за обморочным телом. Лицо распростертого на кровати мужчины заметно побледнело, пульс замедлился, но крови было еще мало. Кто знает сколько ее понадобится.
“Придется взять сколько смогу”.
Получилось, впрочем, достаточно. Пульс стал нитевидным, едва слышным.
Сальвадор склонился близко к лицу человека. Тот еще дышал. Точным движением вогнал металлические трубки глубоко в шею. Кровь хлынула с новой силой, но вскоре живительный источник иссяк, биение пульса под пальцами замерло и пропало.
Провозился он с ним около часа.
Все убрав в сумку и снова натянув перчатки, "сеньорита" вышла из комнаты, аккуратно заперла ее на ключ, убрав его в свой карман и спустилась вниз.
- Клиент просил не беспокоить. Хочет отдохнуть, - улыбнувшись Сальвадор уронил в подставленную ладонь смотрителя монету, приятно блеснувшую серебром и покинул веселое оживленное место. Сумка на поясе, надежно скрытая плащом и складками юбки, потяжелела и била по бедру. Встретив на обратном пути парочку своих “товарок” в ожидании клиентов, Сальвадор вскоре вернулся домой.

_________________________
* Внешность.
Русые волосы, убранные в прическу с локонами, гребень в волосах, серьги, широкая черная бархотка на шее, отделанная кружевом, белая блуза с длинными рукавами и пышными кружевами по вороту и манжетам, черный простой корсет, алая пышная юбка, черный плащ с капюшоном и рукавами, отделанный красной вышитой каймой, веер, перчатки. В складках юбки, скрытая плащом сумка с емкостями под кровь и нужными инструментами, удобные башмаки на невысоком каблучке. На лице пудра, румяна, краска для губ, глаза подкрашены, две мушки на скуле и виске слева.

Отредактировано Сальвадор (2015-03-30 22:15:55)

+1

3

<<<<<<<<<

Бордель. Это последнее место, где стоит сегодня проверить. Рамон осмотрелся по сторонам еще на улице – кому придет в голову убивать при таком скоплении народа? Хотя... Ра был опытен в подобных делах – убить при людях, так чтобы никто не заметил. Это сложно, но при должном умении и навыках – это не составит труда. Девушки работали как обычно, мужчины искали себе барышень, как обычно. Идиллия! Но нет, пса гложет какое-то странное чувство с утра, даже предчувствие. Решив, что если оно не сильно его мучает, то можно пока оставить на задворках мыслей, Ра двинулся в сторону одного из множества борделей. Самое обычное с виду здание, разве что украшено более ярко, более «кричаще», чтобы завлечь как можно больше посетителей и посетительниц.
Рамон отворил дверь, проходя внутрь. Здесь было достаточно народа, пьяных и трезвых, играющих в карты и лапающих девок. Всё как всегда. Ничего нового. А раз ничего нового, значит, ничего плохого не произошло. По долгу службы, пёс вгляделся в каждого, хотя бы мельком запоминая местных. Осмотрел еще раз первый этаж и, заприметив столик, уселся за него. Единственный свободный.
Правда, недолго он таким оставался – к Рамону тут же подсела парочка людей с такими же красными повязками на правом плече, как и у самого пса – это был знак добровольцев, которые вступили в ряды городской стражи, но они являлись так называемой эрмандадой – добровольная народная дружина.
Эти двое не были знакомы Ра так близко, они все познакомились лишь день назад как раз тогда, когда прошел слух о таинственном убийстве и Перро пришел к местным добровольцам, чтобы наняться на временную службу. Долг и честь сеньора не позволяет оставаться в стороне! Мда... На самом деле, Ра просто было интересно, что же случилось в действительности, да и опасался, как бы это событие не докатилось до поместья, как бы оно не затронуло интересы и самого дона Педро.
Местные пустословы уже говорили о том, кем является убийца на самом деле. Ведь на теле была одна странность – два прокола в шее, словно змея укусила.
- Вампир. Да, да, самый настоящий вампир! Вы только представьте себе! – кружка вина так и летала над столом, настолько темпераментным был один из собеседников – Игнасио. Это был невысокий человек с короткими черными волосами и темно-карими глазами, близко посаженными и углубленными. Нос его был уже красным от выпитого, хотя доброволец утверждал, что сможет еще бочонок в себя влить. Ра посмеивался над его словами о вампире.
- Да глупость это была! Девка тебе наплела что-то, а ты и поверил! Дурья твоя башка – с возмущением, но скорее добрым, нежели злым и грубым, произнес второй, довольно крупный мужчина, лет под 35, с усами и густой шевелюрой. Его глаза были такие же черные, как и глаза Рамона. Крупные черты лица выдавали человека волевого. По первому впечатление, он уже хлебнул жизни, но еще не потерял долю юмора, с которым смотрел на этот мир.
Наёмник с интересом слушал их байки, которые они стали травить нового знакомому, но не забывал поглядывать по сторонам – привычка наёмника никуда не девается. Пил осторожно, не медленно, чтобы не насторожить приятелей, но и не так быстро, чтобы не успеть охмелеть до того, как ему идти домой. Зал был уже переполнен, где-то у камина кто-то из гостей начал играть незамысловатую песенку о пастушке, другие его поддержали.
В этом шуме и гаме Ра встал из-за стола за новой порцией вина и прошел к стойке. Мимо которой прошла парочка, с виду самая обычная – сеньюрита и полноватый мужчина – отдали трактирщику деньги за комнату и за время, и поднялись на верх.
Что-то странное показалось в этой девушке, ну кроме того, что у неё были русые волосы, которые бросались в глаза - это был парик с высокой сложной прической и ниспадающими локонами. Ра с легкой задумчивостью следил за действиями и направлением этой парочки. Сеньорита взяла вино, а вот сеньор взял одну занятную вещь – плеть. Бровь пса поползла вверх.
«Интересное у него... увлечение. Он или она будут в руках держать инструмент?»
Пара ушла наверх, оплатив комнату. Ра последовал за ними через какое-то время. Он прекрасно понимал, что, возможно, совершает глупость, но что-то ему сейчас подсказывало, что проследить стоит. Ра поднялся по ступеням, с видом постояльцам – совершенно раскован, медленный, слегка заплетающийся шаг, как у немного опьяневшего. Мимо проходила служанка и пёс позволил себе шлепнуть не сильно девушку по филейной части, от чего та подскочила, нахмурилась и повернулась с намерением огреть подносом, который был у неё в руках «Сеньор, платите вперед!», но увидев поклонившегося Ра, вовремя успевшего обескураживающее улыбнуться, смягчилась на секунду.
- Сеньорита, вы прелестны! – блестевшие глаза пьяного молодого человека, в которых сверкали озорные огоньки, привлекли девушку. Она остановилась и надменно улыбнулась, словно была здесь хозяйкой. Уперла руки в бока. Пёс выхватил из вазы, что стояла в открытой комнате, цветок и поднёс девушке. Она словно оттаяла и, подмигнув нежданному кавалеру, ушла дальше по своим делам, уже зная, что сегодня она может еще подзаработать.
Как только служанка ушла, Ра повернулся, всё еще улыбаясь охмелевшей улыбкой, чтобы увидеть недавнюю парочку. Последняя дверь только что закрылась, и в замке щелкнул ключ. Пёс мгновенно переменился – походка стала увереннее, но тише, чтобы его не услышали; пьяная улыбка стерлась с лица, а взгляд был внимательным. Ра и сам не понимал, что же его настораживало в этой парочке, а вернее в этой девушке. С виду самая обычная рабочая девка, ярко накрашенное лицо, пушные юбки, черный плащ с красной каймой – всё говорило о том, что таких здесь множество. Разве, что волосы она зачем-то русые использовала. Пёс сейчас ничего не мог поделать, поэтому, пожав плечами, вернулся к напарникам, в который раз обсуждавшим недавнее убийство.
- Да вампир это был, голову даю на отсечение! – изрядно опьяневший Игнасио опасно покачивался на стуле, Ра поставил стул ровно, опасаясь, что еще немного, и он рухнет вместе с сидевшим на нём человеком.
Второй ему пытался вдолбить, что никаких вампиров не существует и что старая бабка его была вампиром, а не этот убийца. Пёс лишь весело улыбался да в нужных местах кивал головой. Повернулся к стойке, решив крикнуть, чтобы принесли еще вина, но тут же нахмурился – потому что недавняя белокурая сеньюрита заплатив трактирщику, мелькнула красными юбками и вышла за дверь.

Веселье и споры продолжались еще около полутора часов, когда наверху они услышали такой шум, словно там бежали древние рыцари во всем своём облачении. Трактирщик был бледен, как льняное полотно, подошел к столу к дружинникам, прося их, заикаясь, подняться с ним наверх. Все трое, Игнасио кое-как, поднялись с мужчиной на второй этаж и прошли к последней двери. Той самой, возле которой недавно крутился сам Рамон. Пёс широким и спешным шагом прошел первым в комнату, узрев тушку, лежащую лицом вверх со спущенными штанами. Подойдя ближе, наёмник увидел на шее две ранки, пощупав пульс, констатировал для себя, что бедняга мертв. Игнасио перекрестился, сразу же протрезвев, и начал читать молитву деве Марии. Второй же, Хосе, с видом знатока подошел к телу, в свою очередь, пощупав пульс.
- Мертв. Эй, трактирщик! – мужчина подошел, дрожащее перекрестившись и поцеловав крестик, что висел на шее, - Кто купил у вас эту комнату? Кто купил, спрашиваю? – только со второго раза трактирщик посмотрел на дружинника ошалевшим взглядом.
- Девица! С белыми волосами такая! Они на два часа сняли комнату! И... вино взяли. Да, вино!
Рамон кивнул старшему и быстрым шагом, почти полу бегом спустился вниз и выбежал на улицу. Конечно же, той русой уже и след простыл. Выругавшись, Ра подошел к ближайшей рабочей девушке.
- Сеньюрита, вы не видели часа два назад здесь девушку. Русые волосы, черный плащ, красные юбки?
Достаточно молодая, но уже с «прожженным» взглядом, проститутка повернулась. Оглядела с ног до головы парня, затем уставилась на него, мол, ничего не помню, ничего не знаю. Ра достал монету, девушка тут же протянула руку, пёс отдернул свою.
- Сначала я посмотрю, что ты можешь мне сказать. И получишь еще одну, если информация окажется полезной.
- Да была здесь одна. Первый раз видела её. Шла с таким надменным видом, словно графиня какая. Неплохого клиента оттяпала себе. Ушла вон в том направлении.
Рамон передал одну монеты и затем еще, как и обещал. Ушел в указанном направлении. Пройдя еще нескольких девиц, пёс совершенно потерял направление – кто-то указывал на главную улицу, кто-то говорил, что она зашла еще куда-то. Но как только Рамон оказывался там, где ему показали, он оставался ни с чем. Девушки и, правда, нигде не было. Пришлось вернуться обратно к дружинникам. Игнасио был послан за стражей. Остальные остались ждать, ничего не трогая и никого не пуская в комнату.

Отредактировано Рамон Сангриенто (2015-04-01 14:15:05)

+1

4

Аккуратным почерком на лист бумаги ложились буквы. Это были определенно буквы латинского алфавита, но если бросить на написанное беглый взгляд, то вряд ли бы кто смог прочесть написанное. Агирре задумчиво задержал кончик пера над бумагой, складывая в голове нужную комбинацию и вывел очередной набор символов, прежде, чем чернила упали на лист бесформенной кляксой. Пока для себя, но Сантьяго знал, что Мадрид обязательно напомнит о себе, он никогда не отпускает из своих сетей тех, кто успел в них побывать.
От неторопливого занятия новоявленного лейтенанта отвлекло появление на пороге гвардеец, который доложил, что представитель эрмандады что-то несуразное бормочет о вампирах и трупах, клянется всеми святыми, что не врет.
Мужчина нахмурился, и отложив лист бумаги в папку, встал и последовал вниз. Первое убийство, как бы они не старались сохранить в тайне, повлекло за собой много слухов. И уже на следующий же день всю Кордову переполняли невероятные подробности. Новой волны разговоров только не хватало.
Пришедший с новостями был пьян, как сапожник, взволнован как девица перед первой брачной ночью и говорлив как сварливая донья. И вставлял через каждое слово «вампир, как пить дать, вампир, сеньор».
«Да, с тем, что у тебя нет проблем с выпить, я и так вижу», - пусть речь мужчины и походила на пьяный бред, но не проверить он не мог. Уж больно сильно впечатлило того увиденное, и чтобы это ни было, нужно было проверить и как можно быстрее. Кто знает, кому он еще наболтал по дороге.
- Этого в камеру, пусть протрезвеет до утра, - скомандовал Агирре гвардейцу – не хватало еще, чтобы этот в пьяном угаре пошел по всему городу искать своих вампиров, наводя панику. – А вы трое со мной.
Кивнув подтянувшимся на шум гвардейцам, скомандовал лейтенант.
«Ну, чем не повод посетить бордель, а, Агирре?» - он был настроен скептически. С первого взгляда какая связь может быть между мертвой женщины с улицы и телом мужчины найденном в бордели. Зачем гадать, если можно проверить?
Прибыв на место, чтобы не создавать лишнего шума, служители закона прошли через черный ход и тут Сантьяго пришлось убедиться, что тело что ни есть реальное. Взгляд графа потяжелел.
- Лейтенант Агирре, кто из вас что-то видел или знает о происшедшем? – обратился он к представителям эрмандады, которые выглядели куда более вменяемо своего коллеги, и хозяину, ныне злополучного места. 
- Так кто из вас возьмет слово, сеньоры? – задал вопрос и двинулся к телу Агирре. Обманчиво-равнодушный взгляд цепко выхватывал детали, раны на шее, кровоподтеки под головой.
«Вампир значит не так силен, чтобы справиться с этим боровом лично», - взгляд цепко зацепился за канделябр, что лежал на полу, на нем была кровь. Он поднял массивный предмет и осмотрел кровавые следы, попутно прикидывая вес предмета.

+1

5

Два тонких прокола на шее. По словам Хосе, на шее женщины, убитой два дня назад, были точно такие же раны. Рамон вышел в коридор, еще раз прокручивая в голове недавнее событие – блондинка с жертвой прошла в эту комнату, затем... Взгляд пса задержался на лестнице. Мог ли он увидеть что-то, пока парочка возилась у дверей, а пёс в это время поднимался по этой самой лестнице? Вполне, осталось только вспомнить что именно. Ра вернулся в комнату, смотря как Хосе уселся на стул, который принес из соседней комнаты, а трактирщик заламывал руки, что-то бормоча себе под нос. Из его рта вылетали обрывки молитв и проклятий на голову русоволосой проститутки, которая выбрала именно его заведение.
Рамон подошел к телу, стараясь ничего не задеть, и присел на корточки, уставившись на шею пострадавшего – сначала смотрел на раны, а затем уже сквозь тело, отвлекаясь от всего, словно никого здесь и не было. Наёмник за секунду до того, как в комнату вошли, повернул голову, будто учуяв приближение человека. Богато, но скромно, одетый молодой испанец, правильные черты лица и слегка надменный взгляд выдавали очень даже аристократическое происхождение.
- Лейтенант Агирре, кто из вас что-то видел или знает о происшедшем?
Рамон поднялся с пола и подошел к лейтенанту, представился:
- Рамон Сангриенто – легкий кивок, затем указал на мужчину, вставшего со стула при появлении стражника – Хосе Ортега – дружинник кивнул. Ра продолжил, посмотрев на трактирщика – Владелец заведения сдал эту комнату парочке – мужчине, который сейчас жертва, и женщине. Русые волосы, вероятно парик, красная юбка, черный плащ с красной окантовкой. Еще в волосах был гребень. Комната была сдана на два часа. С собой парочка взяла вино – Ра указал на бутылки, стоявшие на столе – а так же плеть – она валялась на полу, - девушка вышла из комнаты примерно через час, заплатила трактирщику, сказав, чтобы мужчину не беспокоили. Когда труп был обнаружен владельцем, я спустился и попытался проследить, куда бы могла направиться девушка, но потерял её след уже в следующем квартале.
Рамон хотел что-то еще добавить, но, белый, как полотно, трактирщик словно ожил ото сна и, вцепившись в рукав лейтенанта, начал сбивчиво говорить, почти скрываясь на вопли ужаса.
- Я не виноват, сеньор! Я же не знал, что она возьмет и того... убьет бедолагу! У меня никогда не было проблем с посетителями, даже буянов умудрялись успокоить! А тут... тут такое... – трактирщик начал оседать, хватаясь за сердце. Рамон поставил стул, усаживая мужчину, который от страха или от волнения пошел красными пятнами, но вот ткань плаща стражника так и не отпустил.
- Собственно, это всё, что можно рассказать о произошедшем – пёс посмотрел на лейтенанта, затем на труп – мы ничего не трогали и никого не пускали в комнату до вашего приезда.
Судя по тому, что сеньор Агирре пришел один, не считая его сопровождение, Игнасио либо остался внизу, не желая больше видеть, по его словам, жертву вампира, или же вовсе остался у стражников, не желая даже близко подходить к борделю. А двое дружинников, решив не мешать работе прибывшего стражника, отошли к выходу из комнты, ожидая дальнейших указаний к действию.

Отредактировано Рамон Сангриенто (2015-04-11 10:40:48)

+1

6

Женщина? Выводы, как всегда, Агирре делать не торопился, обдумывая происшедшее. Сначала тело женское, скорее проститутки, теперь тело мужчины – клиента, который уже был готов придаться сладостным утехам. Рана в груди, теперь же расколотая черепушка.  И единственно, что схоже – раны на шее. От них и пойдет вся шумиха, что совершенно ни к чему.
- Сеньор Ортега, отведите хозяина в свободную комнату и останьтесь с ним, а вы сеньор, - граф обращался уже к трактирщику. - Не переживайте так, а лучше расскажите поподробнее, все что вспомните. А вы, Ортега, все запишите.
Он кивнул одному из гвардейцев, чтобы сопроводил и проследил за выходами.

- И еще сеньоры, - он задержал всех присутствующих сдержанным тоном, который не предполагал возражений. – Его убили, раскроив череп канделябром, с целью воровства, - Сантьяго бросил взгляд на труп. – Обобрали так, что даже штаны унесли. Надеюсь, всем это предельно понятно?
Все точка. И сразу становится ясно, что разглашение иной информации, приведет к неприятнейшим последствиям для болтуна. Сейчас взгляд Агирре был не легче, чем у любого инквизитора, смотрящего на еретика.
- А вы, сеньор Сангриенто, помогите мне, - все же прекрасно понимают, что инициатива – наказуема, и раз мужчина взял на себя роль глашатая и ответствовал за всех, то придется и продолжить в том же духе. Но перед этим еще одно указание для оставшихся гвардейцев. – Принесите мешок, и проверьте дорогу к черному входу, нам лишние глаза и уши ни к чему.
Ну, вот, а теперь можно было приступить к делу. Он встал над трупом мужчины и безразличным взглядом осмотрел повреждения на шее, и рану на затылке.
- Сеньор Сангриенто, помогите его перевернуть, - затянутыми в черные перчатки ладони, лейтенант взялся за плечо трупа и аккуратно начал переворачивать. На спине никаких следов насилия или иных ран, через которых могла вытечь кровь, не было. Только на ягодицах виднелись следы от характерных ударов. Губы графа дрогнули в гримасе отвращения, но всего лишь на мгновение. – Плеть говорите…
Замечание между делом.
Да, определенно, получил он, но голове примерно в таком положении, картина нападения вырисовывалась, хотя это мало чем могло помочь. Замахнуться канделябром могла и женщина, а после уже перевернула мужчину и довершила начатое. Но все равно, кем бы не была эта шлюха, силы в ней было куда больше, чем в хрупкой сеньориты.
- А вы не молчите, сеньор, - он вполне доброжелательно обратился к дону Рамону. – Рассказывайте все, что узнали во время поисков, и направление, в котором видели, что женщина убежала. Все подробности и ваши собственные выводы.
Да, он бы послушал, что скажет инициативный мужчина, выглядел он иначе, нежели многие добровольцы из местных.

0

7

Трактирщик, переживающий свой первый допрос, касательный убийства, был взволнован настолько, что красные пятна перешли с лица на шею. Он никогда не думал, что в его заведении произойдет убийство. Самое настоящее убийство! Нет, он, конечно, подозревал, что такое может случиться, но не в его благочестивом заведении.
Сглотнув, мужчина выдохнул, пытаясь успокоить своё сердце. На слова лейтенанта он отреагировал тут же, начал всё вспоминать. Хосе нашел бумагу и чернила в соседней комнате и подошел к высокому комоду, поставив на него чернильницу и приготовившись записывать всё, что сеньор расскажет.
- Да что тут рассказывать, сеньор! – мужчина посмотрел на представителя городской стражи – утром всё было как обычно, то бишь, спокойно, к вечеру народу прибавилось! Джасинто играл на своей любимой гитаре, посетители веселились, девушки зарабатывали. И тут пришла эта парочка – девка с русыми волосами, такая ярко крашеная еще, ну как все рабочие девки выглядят да сеньор с ней, толстый такой, всё лапал эту русоволосую, пока она платила за комнату. Прихватили с собой вино и плеть она у меня попросила – тут трактирщик несколько смутился и с жалостью посмотрел на еще полную бутылку вина, стоящую на столе рядом с трупом. У мужчины пересохло в горле, а смочить было нечем.
Рамон видел его взгляд, но лишь хмыкнул про себя.
«Даже рядом с трупом спокойно выпил бы. Так может это ты его прихлопнул?»
Последняя мысль, естественно, являлась шуткой. Ра просто слегка был удивлен. Хотя... чему удивляться, когда трактирщик держит своё заведение с таким разнообразием... «товара».
- Некоторые клиенты... ну... просят необычные и странные... предметы – продолжил полушепотом мужчина.
- Повторите, сеньор, что вы только что сказали? Я не расслышал – попросил Хосе трактирщика, старательно всё записывая, не пропуская ни слова.
- П-предметы необычные просят, г-говорю – заикнулся от волнения, - комната была оплачена на два часа. Я это точно помню, сеньоры! – ко всем обратился «пострадавший» владелец заведения. – Прошел где-то час, а она уже спустилась. Одна! И заплатила, чтобы я не мешал её клиенту отдыхать еще час. Надо было мне заподозрить её уже тогда! – с чувством «долга» хлопнул себя по колену – а когда купленное время вышло, я пошел будить сеньора. Он мне не открывал, даже не откликался и я открыл дверь, намереваясь его выставить вон или запросить еще плату, раз он тут собрался спать! А там... труп – трактирщик сник, опустив голову на грудь – лежит и не шевелится. Я его потормошить хотел, а у него кровь на голове – для выразительности своего страха вытаращил глаза, как мог. – Вот... – лейтенант как раз упомянул о том, чтобы некоторые личности (дружинники в том числе) не болтали о настоящей причине смерти. Трактирщик закивал так, что еще немного и его голова покатится – Я всё сделаю! Сеньор умер от удара канделябром по голове! А штаны украли вместе с другими вещами!
Хосе и Рамон согласно кивнули стражнику, подтверждая, что у них рты будут на замке. Осталось это же вбить в голову где-то оставленному Игнасио.
«Надеюсь, у него хватит мозгов не болтать о ранах на шее второй жертвы»
Судя по взгляду Хосе, направленному на Ра, тот думал о том же. Не хватало только паники. Псу это не было на руку, паника вызовет беспорядки, а когда они случаются, люди впадают в бешенство и начинают чудить, в том числе грабить. И первыми под их горячую руку попадаются самые богатые. В их число входит семья Хименес.
Когда речь зашла о мешке, трактирщик тут же вскочил на ноги, словно и не было у него больного сердца, страха первой встречи с трупом. Вскочил и горным козликом помчался помогать гвардейцам с поиском мешка.
- Я сейчас принесу вам! – и вся эта небольшая компания двинулась вниз в кладовую.
Рамон снял с пояса перчатки и натянул их на руки. Обычно в таких перчатках ходил на задания, вот и сегодня решил их захватить с собой, не зная еще, что ему придется делать в качестве дружинника. Помог приподнять один бок толстяка и повернуть на живот. Обратил внимание на следы на его ягодицах от ударов плетью. Судя по покраснению и полосам, ударов было несколько, больше двух точно. Ра повернул голову в сторону плети, лежавшей на полу – самая обычная, пусть и несколько облегченная для ударов по человеку. Такой, при желании, можно выбить разве что сильно красную полосу, но никак не кровь. Хотя след на трупе был хорошим. Сильно ударили. Женская ручка ли?
Пёс усмехнулся, вспомнив плети и хлысты, употребляемые в его сторону – вот те были в самый раз, кусок мяса могли выдрать на раз.
Еще раз посмотрев на труп, пёс перевел взгляд на лейтенанта.
- Девушка ушла в юго-восточном направлении. Я смог проследить её след лишь один квартал. Потеря его в местных подворотнях. Не знаю, куда она делать – успела куда-то зайти или быстро что-то на себя накинуть, чтобы её никто не видел – вспоминал все детали, которые ему говорили, пока он опрашивал людей – Все видели именно её и описывали одинаково – русые волосы, красная юбка, черный плащ. Окантовку не каждый замечал. Хм... – сделал паузу, мысленно наткнувшись на один факт – Я кое-что еще выяснил - проститутки не видели её здесь раньше, но шла она с полностью уверенностью в направлении. Словно бывала здесь. Знала в каком заведении можно попросить плеть бесплатно, сколько стоит комната. Переодетая она была, когда разведывала здесь обстановку или если бы ей кто-то помогал - даже предположить не могу.
Её одежда была очень приметная и если бы она её скинула где-то по пути в подворотню, где скрылась – я бы её нашел. Но вещей не было. Наталкивает на мысль, что её укрыли. К сожалению, это всё, что я могу рассказать. –
Ра перевел взгляд на труп, на бутылки вина, на плеть, на канделябр. Какая-то мысль на задворках сознания его еще беспокоила, но он никак не мог понять какая же именно. Он что-то упускал из виду. – Пожалуй, это всё, что я могу вам рассказать, сеньор Агирре. – В этот момент гвардейцы как раз пришли с мешком. Ра пропустил их выполнять свои обязанности, сам же ждал указаний от лейтенанта, здесь он был главным.

Отредактировано Рамон Сангриенто (2015-04-17 09:28:07)

0

8

Агирре от части раздражало, как были переиначены его приказы, но устраивать разнос в стиле истеричного начальства он не собирался. Еще чего не хватало – не в его характере. Как и ожидалось, трактирщик не сказал ничего нового, определенно из тех людей, который предпочитал жить в хате с краю. При этом приторно уступчивый и заискивающий. Что ж его можно было понять, репутация его заведения могла пострадать. Кто пожелает идти и придаваться утехам там, где в любой момент могут лишить жизни. Так что трактирщик будет молчать себе во благо, не конченный же он идиот, раз держит такое место.
А вот наблюдения и акценты, что расставил сеньор Сангриенто были интересны. Сантьяго даже поднял взгляд на мужчину и понимающе кивнул.
Приметные части гардероба и внешность, слишком кричаще, чтобы запомнились именно они. Значит скорее всего убийство не случайное, не просто от того, что не договорились, или сеньорита вдруг передумала, нет. Девицы этой профессии хоть и хваткие, но не самые умные.
Тогда вставал вопрос, кто именно лежал перед ними. Не был ли именно он целью? Даже если не так, то имя умершего нужно было узнать.
- Да, скрыться в подворотне, до хоть перевернуть плащ… - задумчиво повторил мадридец, наблюдая как гвардейцы заворачиваю тело. – Вы правы сеньор Сангриенто, исключать соучастников не будем.
И уже обращаясь ко всем присутствующим.
- Нужно выяснить, кто наш любитель острых ощущений, - граф хмыкнул, скривив тонкие губы. – Канделябр, плеть забирайте с собой и отправляйте вместе с телом.
Да, пусть медикусу будет с чем поиграть.

+1

9

Ночью все нормальные сеньоры спят. А ненормальные – работают до посинения! В таких условиях совершенно невозможно выслуживаться перед начальством, когда это самое начальство само будто бы перед кем-то выслуживается, и ему не до тебя… Иначе зачем благородному графу торчать весь день на службе, и еще и ночью бумаги заполнять. И хоть бы что делегировал! Так нет – прямо-таки работу из рук вырывает! Ирод мадридский!
Энрике проснулся рывком оттого, что его осторожно окликал слуга. Мигель постарался тут же прикинуться ветошью, чтобы не попасть под горячую руку. Мало кто любит, когда его будят посреди ночи, а уж его сеньор – и подавно.
- Что?! – хрипло со сна рыкнул Феррейра на слугу, сопровождая свой вопрос недобрым и сонным взглядом.
- Так опять же ж, из управы прибежали, сеньор Муньонс, с весточкой для Вашей Милости... – как можно более мягко и раболепно пробормотал Мигель, склоняясь машинально. Его Милость были из небогатых, но родовитых, поэтому шибко любили излишние расшаркивания. А вот платили скупо.
Энрике немного помолчал, просыпаясь, приходя в сознание, тряхнул головой, потом уточнил сипло:
- Поблагодарил сеньора Муньоса?..
- Конечно, Ваша Милость, отсыпал ему монет, как всегда, еще окорок в придачу дал, очень уж сеньор на него голодно смотрели! – поняв, что Его Милость сами все вспомнили о своих приказах и сменили гнев на смирение, Мигель тут же поставил около кровати воду для умывания и с полотенцем услужливо замер неподалеку. Вроде бы грозы не предвиделось. Остается спровадить сеньора сержанта на его внезапно ночную службу и дальше спокойно спать в своей каморке.
Такой порядок у них в доме установился уже месяца два как, подвижки у сеньора Феррейра на службе случились. Сеньора весьма расстраивающие. Недели две ходил мрачнее тучи, потом выдали ряд новых наказов и стали больше времени службе уделять.
Хотя и так много уделяли. Но кто поймет эту знать с их причудами.
Но слугам всегда все слухи и сплетни известны, так что и причина тех подвижек не была тайной – очень благородный сеньор в их глубинку приехал и занял место, которое Его Милость уже по себя примеряли, чем знатно подпортили сеньору Феррейра перспективы.
Оттого теперь как чуть что случается, в любое время дня и ночи, если Его Милость не на службе, то прибегает прикормленный алебардист или служка с весточкой. Если что-то важное случилось, Его Светлость в поте лица пашет, как всегда ночами, а сеньора Энрике нет на месте.
Нужно, чтобы был. Чтобы всегда был там, где нужно.
Ради этого Его Милость готова жертвовать даже сном.
Пока Мигель помогал сеньору с платьем, тот просыпался и заодно слушал, что же на этот раз случилось:
- Сеньор Муньос рассказали, что дружинник пришел из добровольных, что-то спешно да шумно доложил Его Сиятельству, а тот его в камеру возьми и запри. А сами взяли с собой гвардейцев и ускакали! Слухи о вампирах же второй день ходят! В бордель поскакали. Там, видать, что-то и стряслось.
- В какой бордель, говоришь? – уточнил уже проснувшийся окончательно Энрике, поправляя свою шляпу и перевязь с рапирой.

Феррейра по ночному, плохо освещенному городу добрался до нужной улицы, с трудом не заблудившись по пути, спешился около борделя и бросил поводья от своего жеребца шустрому слуге. У входа маячил еще один мужичок из дружины, Его Милость вежливо с ним поздоровался и узнал, внутри ли сеньор Агирре. Дружинник, узнав виконта, излил ему часть впечатлений от произошедшего в борделе, так что внутрь Энрике входил, уже проникнувшись драматичной атмосферой очередного вампирского нападения.
Конечно, страже запрещено было распространять слухи о нечисти, но слухи все равно расползались, суеверные горожане ничего не могли с собой поделать. А держать рот на замке, когда тут такое - такое! - мало кому удавалось, несмотря на строгие наказы начальства.
Взбежав по лестнице и осторожно войдя в комнату, Энрике вынужден был притормозить на пороге, так как небольшая спальня уже была забита людьми. Все уже здесь! Он все пропустил! Ну вот, как же так!
Сержант осторожно притерся в уголок, снимая шляпу, кивнул знакомым, стараясь никого не отвлекать, молча начал слушать сбивчивый рассказ трактирщика и выкладки сеньора Сангриенто из эрмандады, чтобы поскорее влиться в происходящее. Дружинник казался мужчиной спокойным и уверенным, от него было много пользы.
Лейтенант Агирре, конечно же, уже всех организовал и во всем разобрался, оставаться не у дел крайне не хотелось, так что теперь придется постараться, чтобы перетянуть хотя бы часть работы на себя. Потом в комнату набились мужики, они начали убирать труп в мешок. В комнате стало совсем тесно.
Когда труп чинно-благородно в мешке покинул комнату, дышать сразу же стало легче, Энрике подошел к лейтенанту, поприветствовал его и горестно излил на него свои печали:
- Ваше Сиятельство, что ж Вы ночами не спите, совсем себя не бережете! Ладно бы по борделям ходили в целях отдыха и расслабления. Так ведь нет – исключительно по службе! Так никакого здоровья не хватит, - трагично выдохнул Энрике. – Для чего мы, молодые, нужны, если не для таких утомительных моментов? Я же Вас сколько раз просил оставить на меня написание отчетов, а не засиживаться с ними допоздна… - он посмотрел на валяющуюся плеть и поджал губы. Все, что он успел услышать по этому странному убийству, больше сбивало с толку, чем вносило какую-то ясность в это дело. Неудивительно, что все остальные так же не полны энтузиазма касательно этого расследования. Услышав, что имя жертвы еще не ясно, Энрике воспылал энтузиазмом:
- Я могу заняться выяснением имени жертвы! Может быть, кто-то просто решил свести с ним счеты, пользуясь шумихой с вампирами!.. Убийца мог знать специфические вкусы жертвы, вот и выбрал бордель с такой репутацией, - мимоходом добавил Энрике, осматривая обстановку спальни. Вот бы он заметил какую-нибудь ускользнувшую ото всех улику! Пуговицу какую с именным гербом, али выпавшее из-за пазухи убийцы письмо… Но нет же, мужичье везде натоптало, теперь уж никаких следов не увидать! Увы, ему никогда в таких вещах не везло, так что в лучшем случае, его ждет беготня по городу или ворох бумажной работы. Но хотя бы это! А то Его Сиятельство даже отчетами не брезгует, так можно и совсем без работы остаться…
- Ваше Сиятельство, у Вас уже сложилось мнение по поводу этого преступления? Не поделитесь с нами своими блистательными выводами? Я полагаю, подобные дела не являются для Вас крепким орешком! Я уверен, загадка бескровных тел будет разгадана благодаря Вам в лучшем виде и в кратчайшие сроки! – выдал Энрике с такой подобострастной уверенностью, что «дело», если бы могло, само должно было раскрыться исключительно из уважения к его ораторским талантам.

Отредактировано Энрике Феррейра Сориано (2015-04-27 22:47:57)

+3

10

Снял с подушки наволочку и вложил в неё канделябр и плеть, как просил лейтенант. Импровизированный мешок передал Хосе, как главному в их тройке, но мужчина покачал головой, давая понять, что сеньор Агирре будет дальнейшую беседу по этому делу вести с Рамоном, если понадобится что-то еще. Пёс лишь нахмурился, он надеялся отвязаться и съездить до поместья Хименес проверить как там дон Педро. И не видел ли кто в доме и округе подозрительного человека или группу людей. И нужно было подготовиться на случай паники у граждан.
«Черт тебя дери, Хосе!»
А старый дружинник словно читал его мысли, в ус себе улыбается да из комнаты вышел, чтобы пропустить вперед нового «актера», который пришел недавно, но уже успел выслушать повторный отчет о происходящем здесь и трактирщика, и самого Рамона.
Пёс прищурился, оглядывая незаметно стражника. Он был незнаком Ра, что отчасти удивительно, ведь дружинник всего второй день на службе, а со всем начальством не удосужился познакомиться. Довольно высокого роста, но ниже Рамона, с благородными чертами лица, по которому издалека видно, что человек не простого сословия, с зорким взглядом и походкой дикой самоуверенности. Вот только пока мужчина по виду был явно уставший и недавно встал с постели, разбудили среди ночи.
Пёс не знал ни звания этого человека, ни его самого – не успел еще познакомиться за время своего пребывания в роли дружинника. Сей дефект нужно было исправить, а сделать это можно только лишь оставшись с ними обоими. С лейтенантом, потому что он непосредственное начальство и если нужно будет что-то по второму трупу сказать, желательно быть здесь или где-то поблизости. С новым гостем – потому что новый и незнакомый, упущение, которое нельзя допускать.
Рамон вздохнул. Он всё прекрасно понимал, но первейшая его задача – оказаться к рассвету в поместье. Поэтому он сейчас второй раз протягивал мешок с уликами Хосе, выйдя за ним следом из комнаты. Бумаги с записями слов трактирщика пока остались лежать на комоде.
- Даже не думай сбежать, не я приметил и видел девицу, малыш, а ты. Мешок забери и неси, куда велит сеньор Агирре.
- Я хочу еще раз опросить свидетелей в округе и пройтись по следу повторно – края мешка завязал узлом, но так, чтобы можно было потом развязать.
- Знаю я твоё «пройтись по следу». Ты словно пёс будешь рыскать по округе – Ра поднял на него едва удивленный взгляд, уж очень интересную аналогию тот привел, не зная, что Ра и есть пёс для своего дона, - Так что с этими двумя господами рядом будешь находиться именно ты. А мы с ребятами проверим. Где ты опрашивал, где был и где потерял след этой дамочки. И меня всё мучает вопрос – как ты понял, что к ней нужно приглядеться?
Рамон всмотрелся в его лицо, в глаза. Этот Хосе не был таким простым, как мог показаться. Его глаз был зорким, память хорошая, а ум острым. С этим человеком следует быть осторожным.
- Сказать по правде, я сам не до конца понял, что меня насторожило в ней. Это мне еще предстоит понять. Словно...
- Запах? – закончил за него Хосе. – Я давно заметил, ты иногда принюхиваешься, выискиваешь что-то. Так делают либо псы, либо наёмники. Хвоста и ушей я за тобой не заметил, а вот наёмник... – хмыкнул да огладил свой ус – не мне решать.
Ра еще более внимательно посмотрел на говорившего, затем повернулся и едва заметно глянул на стражников. Слышали ли они? Пёс повернулся обратно, обдумывая, чтобы ответить на подобное, но мужчина сам заговорил, подобравшись и уже более серьезным и рабочим тоном произнес:
- Так, где нам с ребятами искать эту дамочку?
Рамон начал объяснять, в каком направлении следует двигаться, тем временем подошли другие дружинники, из других групп, привлеченные действиями стражников. Хосе их быстро организовал в один «организм», отдав каждому по заданию. Оставил возле дверей еще совсем молодого дружинника, на случай, если двум сеньорам понадобится что-то. Рамон же, продолжая стоять с мешком, ждал сеньора Агирре и второго, имя которого не удосужился узнать хотя бы у Хосе. Но смышленый молодой парень, оставленный у дверей, подсказал, кто перед ним стоит и какую должность занимает.
Труп унесли в мешке еще тогда, когда Ортега и Сангриенто разговаривали. Теперь дело за малым – отнести всё, медикус осматривает труп, а дружинники докладывают стражникам. Но нужно дождаться решения сеньора Агирре. Рамон прошел обратно в комнату, увидел на комоде листы с записями и сложив их пополам, убрал во внутреннее отделение безрукавки.

+1

11

Сержант. Ну, конечно. Этот голос он уже узнал бы даже будучи в подпитии, и позабывший про все остальное на белом свете. Если бы даже хлебнул вод из Стикса, это мало что изменило. Сеньор Феррейра принадлежал к тому складу людей, которых Агирре не понимал, но признавал за ними явное превосходство в жизни перед многими. Во-первых, они были целеустремленные, во-вторых, не усугубляли свое существование определенного рода скромностью, в-третьих, умели говорить так, чтобы было выгодно им. Со своей молчаливой и мрачной натурой, Сантьяго явно проигрывал молодому мужчине, в том числе и по возрасту, а значит и в прыти.
За разговоры не по делу, да и обращение «неуставное», необходимо было выдать нагоняй вне очереди, но последнее, что должен делать выше стоящий – это отчитывать непосредственных подчиненных перед другими. Такие разговоры ведутся за закрытыми дверями. Кто ж сор из избы выносит?
- Доброй ночи, сержант, вы вовремя, - мадридец приветственно кивнул подчиненному. Тот факт, что молодой мужчина явился среди ночи было многоговорящим, стоило запомнить на будущее и быть поосторожнее в общение с гвардейцами. Хотя к чему? От него и слова лишнего порой трудно вытянуть.
«Да-да, будьте поосторожнее с молчание, граф, сие чревато, как бездействие…», - замечание в свой адрес.
- Как понимаю, услышать вы успели достаточно и теперь в курсе событий. От поспешных выводов давайте воздержимся и дождемся вскрытия.
Он неторопливо подошел к дружиннику и забрал у того импровизированный мешок с вещественными доказательствами, который он так старательно пытался всучить второму.
- И раз уж вы здесь, сержант Феррейра, то действительно будет хорошо, если вы займетесь опросами и вызнаете о личности жертвы. Сеньор Сангриенто вам в этом поможет, - взгляд на мужчину. Он выглядел довольно убедительно и неплохо знал зачин истории, и должно быть, как и дружинник – город. В отличие от самого мадридца оба мужчины были куда более подходящими кандидатурами для опроса населения. Сам же лейтенант отнесет найденное орудие нападения – что мужчина скончался только от удара канделябра было сомнительно, и по дороге подумает о дальнейших действиях. В тишине и движение ему думалось всегда куда лучше.
- У вас еще есть ко мне вопросы, сеньоры? – уточнил он, давая слову двум оставшимся мужчинам. Гвардейцы уже благоразумно вышли за пределы комнаты.

+1

12

- Понимаю… сеньор лейтенант, - кратко кивнул Феррейра, вовремя прикусывая язык, по неодобрительному взгляду Его Светлости понимая, что светские привычки опять дают о себе знать. Что поделать, если родовитость человека всегда для Энрике была важнее его звания или должности. И если капитан выводил его из равновесия своей нестандартной историей происхождения, то лейтенант скорее вызывал естественное желание подчиниться привычной иерархии. Не один раз сеньора Феррейра за это уже отчитывали. И даже это «отчитывание» очень гармонично ложилось в его картину мира.
Впрочем, хватало послушания ненадолго, дня на три. А потом он опять обсыпал всех подряд и, в первую очередь, графа бесконечными «Его Милостями».
Кстати, лейтенант Агирре отметил, что Энрике появился «вовремя», возможно, он хоть его трудовое рвение оценил!.. Жаль, выражение лица у начальства трудно читаемое, и не поймешь – радо оно видеть тебя, как своего верного помощника, или раздражено самим фактом твоего наличия поблизости.
Впрочем, будем оптимистами, конечно же, радо!
- Да, я все услышал, если что-то упустил, всегда смогу уточнить у сеньоров, - он кивнул дружелюбно парням из эрманадады. Мысли о том, чтобы присутствовать на вскрытии, не особо радовали Феррейра. Он уже представлял эту жуткую трупную вонь, хорошо, если труп не сильно успеет разложиться… В любое другое время он бы улизнул с радостью от такой работы, но сейчас не время было привередничать! Трупы, так трупы!
Хотя, что нового могли сказать медикусы? Очевидно же, крови в теле почти нет, все из шеи высосали упыри поганые, да еще и удар по голове такой тяжеленной вещицей, кто ж тут выживет? Скептично Энрике относился к этим всем медицинским хитростям, но без них в наш просвещенный век никуда! Опять же, будет что в отчете написать. Умные медицинские термины красят любую бумагу.
Его сиятельство забрало мешок с уликами себе, потому что тот уже по рукам пошел. Энрике подавил в себе жгучее желание тоже приобщиться и поучаствовать в дележе мешка. Впрочем, теперь уже поздно. Может быть, в другой раз ему удастся поносить ценные улики.
- О, с радостью, сеньор Агирре! – широко улыбнулся Энрике, даже приободрившись. Конечно, у него же нет других дел посреди ночи, как по городу слоняться, да про извращенцев у шлюх выспрашивать. – Нет вопросов, Ва… сеньор лейтенант! Доброй ночи.
Верить в то, что лейтенант отправится спать, было бы глупо, скорее всего, улики отнесет, потом еще с отчетами просидит. Или, не дай бог, пойдет к медикусам выяснять, что там с трупом. Надо поспеть туда раньше него! А для этого надобно сперва задачку с жертвой решить. И выспаться. Вот черт.
Феррейра придирчиво осмотрел сеньора Сангриенто, который как раз зашел обратно в комнату за бумагами. Удастся ли им быстро со всем разобраться? С одной стороны, сеньор из эрмандады примерно знал, как выглядит преступница, с другой стороны, откуда он это все знал, сержант так и не понял. Столь повышенная наблюдательность? Тщательно опросил свидетелей? Ладно, разберемся, может быть, Феррейра просто пропустил эти объяснения, придя позже всех.
Когда все участники их маленького мероприятия вышли в коридор, сержант еще раз бегло осмотрел опустевшую комнату и, зевнув в кулак, вышел прочь, прикрывая за собой дверь.

- Сеньор! - надевая шляпу, поспешил Энрике за выделенным ему в помощь дружинником. – Когда Вы опрашивали местных, никто не упомянул о своем знакомстве с жертвой? Тогда предлагаю еще раз со всеми поговорить. С трактирщиком и шлюхами – в первую очередь. Если нам не повезет, придется пройти еще по нескольким борделям с подобной славой. Нам и так посчастливилось, что у мертвеца были такие оригинальные вкусы. Возможно, кто-нибудь его запомнил.
Прикинув, будут ли ночью медикусы возиться с обескровленным трупом, Энрике решил, что вряд ли. Все люди любят ночью спать. Или кутить. Но никак не работать! Кроме Его Светлости, конечно, но это отдельный случай... единственный на всю матушку-Испанию, вот вам крест!
- А утром пойдем посмотрим на вскрытие, поговорим с медикусами, - предложил он с энтузиазмом. Одному торчать в комнатушке, полной трупной вони, ему не улыбалось, так что не стоило отпускать столь полезного сеньора Сангриенто. К тому же, до утра можно будет еще несколько часов поспать. Разве не отличный план?

+1

13

Бумаги плотно лежали в кармашке, Рамон их проверил. Не выпадут.
Сеньор Сангриенто вам в этом поможет.
Пёс поднял взгляд на двух господ, кивнул лейтенанту, соглашаясь с такой расстановкой сил. Влезать своими пояснениями, что дружинники уже собирают всю возможную информацию повторно и даже ведут записи, не стал. Будет такая возможность сказать об этом позже. Паренек, стоявший возле дверей и оставленный для связи Ортеги, привлек внимание Рамона вновь.
- Сообщи Хосе, пусть записи принесут к трактирщику, мы будем там скоро. – Парень кивнул и тут же убежал, сверкая пятками. Пёс засмотрелся на фигуру, вспоминая одного такого же озорного, только младше, мальчишку в поместье.
Странные отношения были у двоих – пса и молодого слуги. И закончились печально. Рамон не сожалел о содеянном, его всё равно не найдут, но что-то заставило усмехнуться про себя при воспоминаниях, но через мгновение стал серьезным.
«Молод  ты еще был тогда, не понимал, как твои слова повлияли на моё решение. А жаль»
Все мысли буквально за несколько секунд пронеслись в голове Ра, разгоняя обстановку с трупом и предстоящее разбирательство бумаг с опросом населения. Трактирщик не сказал, знакома ли ему жертва, это нужно выяснить сейчас.
- У вас еще есть ко мне вопросы, сеньоры?
Дружинник отрицательно покачал головой, показывая, что вопросов относительно заданий у него никаких не имеется.
«Значит, будем следовать за сеньором Феррейра? Сначала опрос, затем вскрытие? Сеньор, а вы бывалый в этом деле? Хотя о чем я, эти трупы не будут ни вонять, ни выглядеть, как потроха и фарш в отличие от...»
Рамон одернул сам себя, чтобы даже не помыслить о том дельце, немного неудачно им законченным. Но улыбка на губах появилась против его воли. Неуместная, но ведь она едва заметная.
Лейтенант и сержант вышли из комнаты, пёс проследовал за ними и закрыл за собой дверь, заперев её ключом, который он забрал у трактирщика и который он был намерен сейчас вернуть. Стражники задержались еще немного около одной из дверей, что-то обсуждая напоследок, Рамон, посчитав, что если его не окликнули, значит, его это не касается; направился к лестнице, где его догнал сержант. Пёс даже не остановился, на ходу выслушивая слова старшего по званию и слегка удивляясь, что сеньор Феррейра упомянул о возможном знакомстве держателя заведения и жертве. Хотя чему здесь удивляться? Лейтенант, об уме которого Ра уже успели все уши прожужжать, не станет терпеть того, кто глуп и не сообразителен. С другой стороны, пёс был намерен это выяснить при совместной работе.
- Шлюх и других свидетелей уже опрашивает сеньор Ортега с ребятами из других групп, а вот трактирщика мы сейчас и поспрашиваем. Опрос населения вам принесут на бумаге, чтобы удобнее было ознакомляться. Кстати, - Рамон остановился и повернулся в сторону сержанта – их будем читать здесь или в других борделях? – Продолжил свой путь вниз по лестнице.
За дверьми кухни был обнаружен объект допроса – трактирщик, который, судя по его беглым глазкам, не хотел встречаться с силами закона и прямо таки молил Бога, чтобы стражники ушли вместе со странно пугающим дружинником. Рамон сделал к нему шаг, намереваясь, всего лишь задать несколько вопросов, когда трактирщик заметался взглядом, ища выход. Псу это не понравилось и он, с тихим рычанием, схватил за шиворот мужчину и втащил в подсобку, спугнув поваренка, чистящего картошку. Усадил на короткий стул, который был очень неудобен полному человеку, но так даже лучше.
- Я ничего не знаю, я всё рассказал уже! – мужчина закрыл руками лицо, словно боясь, что пёс его порвет тут же.
- Успокойтесь. Сержант задаст вам несколько интересующих его вопросов и отпустит. Если вы скажете всю правду и информация будет полезна – Рамон нависал над ним, словно зверь над добычей и хозяин заведения это чувствовал, но выглянул из-за «укрытия».
- Эм... а если вдруг моя информации окажется... не такой полезной?
- Тогда несколько дней заведение от вас отдохнет. – Для пущей правдоподобности пёс хищно улыбнулся. Мужчина что-то пискнул, судя по всему, соглашаясь, и в отчаянии его плечи опустились, а руки постепенно открыли лицо. Через несколько секунд он отошел в сторону, давая возможность сержанту спросить, что ему интересно.

Отчеты опроса Рамону принесли как раз на пороге, когда они с сержантом выходили. Парнишка передал одну партию бумаг и убежал докладывать Хосе, что дружинник и стражник направляются в бордель «Алая Роза». Именно это заведение назвал трактирщик при разговоре с сеньором Феррейра.
Рамон обернулся, оглядывая еще раз бордель, из которого они вышли, пытаясь что-нибудь вспомнить из того, что он видел, пока шел по следу за беловолосой проституткой. Но пока он так ничего и не вспомнил. Сержант уже прошел вперед, когда пёс его догнал и хотел было что-то спросить, но затем передумал.
Двое мужчин завернули за угол и, пройдя несколько домов, оказались возле здания, которое было более богато украшено, нежели то, где нашли жертву. Казалось бы, зачем менять место своего привычного обитания на потрепанного вида бордель? Ра хмыкнул на собственные мысли и поднял голову на окна второго этажа. Обведя их взглядом, зацепился за мимолетное видение рыжей головы, которая мелькнула и исчезла. Как красная тряпка для быка подействовал этот цвет волос на пса. Всё его тело было готово быстро обойти здание и найти ту девушку, но сознание «хлыстом» ударило по мыслям. Ра сделал шаг и остановился как вкопанный, подчиняясь внутреннему приказу, замерев на секунду, после расслабился и вновь посмотрел в окна, желая хотя бы еще один раз узреть девушку.

+1

14

- О, уже опрашивают? Шустро работаете, сеньоры! Почитаем, почитаем, – улыбнулся широко Энрике, спускаясь по лестнице к прячущемуся от излишне общительных «братишек» трактирщику. Дружинник быстро направился к нему и сходу взял в оборот, Феррейра разве что не залюбовался такой оперативностью. Приятно иметь дело с деятельными натурами. Сеньор Сангриенто тактично отступил, давая теперь возможность Энрике сыграть роль «доброго стража»:
- Сеньор, у Вас такое прекрасное заведение. Роскошно, роскошно! Много слышал о нем, да… впрочем, на вопросы мои Вам все-таки стоит ответить, чтобы уважаемый сеньор, - он повернулся боком к Сангриенто и чуть улыбнулся, – не был расстроен результатами нашего с Вами сотрудничества. Вам знакомо имя жертвы? Этого тучного сеньора, предпочитающего проводить досуг пожестче? Может быть, он уже бывал в Вашем очаровательном борделе? Брал кого-то из девиц? По показаниям свидетелей, - чистый блеф, Энрике их вообще не читал, - сеньор вел себя в Вашем заведении вполне уверенно, чувствовал себя комфортно, привычно…
Он сделал паузу и вопросительно приподнял брови, предлагая трактирщику самому уже начать изливаться на эту тему. Ведь сеньор Феррейра – такой благодарный слушатель. Но все равно из трактирщика пришлось всю информацию вытягивать чуть не клещами, нужно было то надавить, то предложить позвать сеньора Сангриенто, то немного ослабить напор, будто бы собираясь уходить, но тут же возвращаясь с теми же вопросами.
Выводить из себя людей, конечно, интересно.
Но не в три часа ночи!
Но что ради службы родимой не сделаешь!
- Так говорите, бывал этот сеньор у вас два-три раза точно? И кого из девушек брал? Чем-то отличался? Кому он мог говорить о себе? Не принято, значит, у вас тут имен спрашивать и о себе говорить? А вот это зря, это очень жаль, - зевнул в кулак Феррейра, начиная уже откровенно скучать. Никакой инициативы у допрашиваемого. Вот ему что для родной стражи информации жалко? – Про что упоминал?..
Оказалось, что когда клиент был однажды в подпитии и хаял это замечательное заведение, то сравнивал его с неким борделем «Алая роза». Ну, уже что-то. Еще немного поболтав с трактирщиком, но не добившись ничего нового, Энрике отпустил его, уже бледного, потного и морально измученного.
С сеньором Сангриенто, который как раз получил ворох донесений от своих «братишек», они покинули это прекрасное место, Энрике был не особо доволен уловом, так что кривил губы и хмурился.
- Кажется, жертва посещала бордель «Алая роза», который ближе к западным воротам. Район там побогаче. Учитывая изысканные вкусы нашего чрезвычайно мертвого сеньора, неудивительно. Тут недалеко, Вы пеший? Тогда и я пройдусь, - они прошлись по грязным улицам, выйдя к той самой «Алой розе». Бордель выглядел неплохо, Феррейра даже вспомнил, что проходил мимо этого здания, вот внутри, правда, бывать не доводилось. Интересно, стражникам скидки полагаются? Или тут обслуживают только сеньоров со специфическими вкусами?
Около борделя его спутник немного разволновался, так что сержанту, который успел уже подойти к дверям, пришлось за ним возвращаться. Может быть, сеньор Сангриенто разделяет вкусы поклонников подобных мест? Увидел знакомых? Может быть, увидел убийцу?
- Сеньор Рамон, все в порядке? – припомнив имя дружинника, участливо поинтересовался Феррейра. – Вы увидели что-то важное? Ту девушку из борделя? Или нет? Впрочем, нам в любом случае пора пройти внутрь. Пойдемте.
Сеньоры прошли в заведение, уже на пороге их встретил дружелюбный служка, расшаркавшийся и принявший шляпы у благородных и не очень благородных сеньоров.
Феррейра не спешил с порога озвучивать, что он стражник, ночь на дворе, глядишь, и не признают его. Так что, пройдя в просторный и богато украшенный зал, сеньор Энрике хмыкнул, одобрительно оценивая интерьер, зацепляясь иногда внимательным взглядом за дорогие картины, вазы и утонченную мебель от итальянских мастеров. Вот бы ему в поместье такое…
Людей в главном зале было немного, несколько нарядных дам, несколько блистательных сеньоров. В подобных заведениях всегда имелся кто-то, выполняющий роль организатора, так что, улыбнувшись куда-то в пространство и вопросительно оглядевшись, Феррейра тут же призвал этим незамысловатым жестом сухонького мужичка в богатых одеждах.
- Драгоценные мои сеньоры, чем имею честь быть вам полезным? На какой вкус ищите вы забав этой волшебной ночью? – соловьем разливался мужчина, поглядывая слегка настороженно на стоящего неподалеку сеньора Сангриенто. Видимо, он как-то не подходил под типичный образ посетителя подобных заведений. А Энрике, значит, подходил? Очевидно, это бордель для богатеев и знати, так что, если их мертвец не прихвастнул для красного словца, то в его жилах течет благородная кровь. И найти его будет немного проще.
Решив сперва расспросить местных неофициально и без нажима, Энрике зашел издалека:
- Прекрасное у Вас тут местечко, - улыбнулся он. – Мой добрый друг в подобных местах впервые, и, пожалуй, нам потребуется консультация. Какого рода… хм... забавы могут любить Ваши милые пташки? Что-то со связыванием, причинением легкой боли, какими-то приспособлениями… практикуют? – невинно уточнил он, стараясь перевести внимание расфуфыренного сеньора с Рамона на себя. – Кого наиболее опытного в подобных делах Вы можете порекомендовать двум скучающим сеньорам?

0

15

В окне так и не показалась та рыжая голова девушки, так что Рамон лишь вздохнул, обнаруживая себя отставшим от сержанта, который вернулся за ним поинтересовавшись об увиденном.
- Нет, той беловолосой даже близко с этим зданием не было. – Ра согласно кивнул, следуя за сеньором в заведение. – Но посмотрим, что другие обнаружили – похлопал себе по карману, где хранились бумаги. Их они будут читать позже.
Бордель заинтересовал пса не столько из-за ответа трактирщика, сколько, теперь уже, из-за той рыжей девушки. Увидь он её в другой раз и при других обстоятельствах, посетил бы это заведение однозначно. После одной сеньоры рыжина в волосах стала слабостью для дрессированного зверя дома Хименес.
Внутри было по своему уютно, много красного цвета, тканей, бархата и мебели от лучших мастеров Европы. Рамон одобрительно хмыкнул, оглядываясь неторопливо по сторонам, отмечая разные детали, гостей в довольно богатых одеждах, дам в драгоценностях. Видимо хозяин борделя решил украсить своих пташек и красивой тканью, и каменьями. Что ж, хороший выбор, посетитель обязательно вернется в такое место, но при должном обращении с гостями.
Пока пёс оглядывал гостей и обстановку, сержант уже успел призвать управляющего заведением, который только не вился змеем-искусителем вокруг двоих мужчин. Правда, стоя в стороне, Ра отметил, что управляющий как-то не очень добро смотрит на пса. Дружинник даже мельком и незаметно себя осмотрел – ни капель крови на ботинках и одежде после осмотра трупа, опрятные брюки и жилет, разве что шляпы нет, как у сержанта, а так вполне себе приличный человек. Но вот мало этого было для управляющего, он больше глазами «облизывал» сеньора Феррейра. Видно только подобной внешности здесь и обитают гости. Значит и убитый был из их числа? Так что же он в таком случае делал в заведении гораздо дешевле, когда помер? Дорого стало получать удовольствие в данном борделе? Дела семьи пошли по наклонной и финансы стали течь гораздо меньшим потоком, нежели раньше? Пока что все эти вопросы остаются без ответа. И пока Ра мысленно их сам себе проговаривал, сержант уже вовсю вошел в роль заинтересованного гостя, приплетя сюда же и пса.
Рамон выгнул бровь в легком удивлении, но больше не подавал вида, что он не давал согласия на подобного рода авантюру. Но идея хороша и тактика стражника умна. Да и откроено говоря, пса заинтриговала одна особа здесь и очень хотелось её найти.
Какого рода… хм... забавы могут любить Ваши милые пташки? Что-то со связыванием, причинением легкой боли, какими-то приспособлениями… практикуют? Кого наиболее опытного в подобных делах Вы можете порекомендовать двум скучающим сеньорам?
Рамон прислушался, улыбнулся сеньору в броской одежде, выполняющего роль управляющего, мол, да, всё правда, очень уж хочется узнать кто же из ваших девиц настолько мастерица, что может удовлетворить капризы сразу двоих. Вот теперь пришел черед выгибать брови у сеньора управляющего.
- Сразу двоих? – даже как-то растерялся, хотя, казалось бы, что здесь удивительного? Ведь и по трое, бывает, ходят, но заведение видать таким редко занимается.
Теперь звезда Рамона взошла на небо, чтобы показать свою дипломатию. Ра тут же подошел к сеньору и мягко беря того под локоток, стал уводить его в сторону коридоров, куда предположительно ведут гостей. Делая заговорщицкое лицо и доверительно шепча, Рамон медленно шел вперед, словно ледокол, не зная препятствий.
- Мы обошли три заведения с хорошей репутацией и не нашли ни одного достойного, но нам великодушно указали на ваше заведение, заверив, что здесь всё самое изысканное и лучшее. Можно найти хорошеньких девушек, пышущих здоровьем и умением разного рода, а их управляющий человек, понимающий и умеющий дать гостям именно то, что они искали. Нас заверили в репутации данного заведения и поделились секретом, что здесь есть одна особа... очень умелая в некоторых… практиках и что она может считаться жемчужиной заведения. И её нашел сам управляющий, благородный человек! – Теперь этот сеньор смотрел с гордостью в собственных заслугах и полной уверенностью, что он самый лучший. И на пса глядел так, словно тот уже является постоянным клиентом.
- Да, у нас самое лучшее заведение, – гордо подобравшись, ответил сеньор, - не то, что у Хуано. Там одни скверные девки и сам он до ужаса не опрятен – поморщил нос, словно барышня, сплетничая о сопернице. Сам того не заметив, управляющий даже не спросил у посетителей о возможности оплатить счет.
Рамон глянул на идущего рядом сержанта, улыбнувшись уголками губ ему, а тот в свою очередь стал третьим человеком, поднявшим бровь за неполные десять минут. В глазах читался вопрос - откуда знаешь про девушку? Ра улыбнулся чуть шире, затем отвел глаза в сторону, мол, да я не знал и вообще я тут в первый раз, да.
Вот такими темпами, совместными усилиями двое – стражник и дружинник – дошли до комнаты в конце коридора, украшенной красной и черной тканью с золотыми узорами. Рамон сразу отметил, что, судя по украшению внутри и снаружи, девушка была довольно прибыльным приобретением.
Открыв дверь, управляющий пропустил молодых людей вперед, входя следом.
- Наша драгоценная сеньорита обладает всеми умениями и качествами, какие вас интересуют. – И остался стоять, намекая тем самым, что неплохо было бы сейчас заплатить. Ра взглянул на сержанта, мысленно посылая ему сообщение: «У меня не хватит денег на эту очаровательную девушку ТЧК». Сержант, что-то хмыкнув, отдал несколько монет в руки управляющему, который сказав несколько слов напоследок, удалился.
Девушка сидела спиной к вошедшим мужчинам и раскладывала карты. Не самое привычное времяпрепровождение для проститутки в самый разгар ночи. Её торс был обхвачен удлиненным корсетом, едва закрывающий ягодицы, если она встанет, к корсету крепилась прозрачная ткань, непонятно какую роль выполняющая, а на лице была полумаска из кружева.
Как старшему по званию, Рамон предоставил слово, даже не удосужившись подробно взглянуть на девушку, лишь начал оглядывать интерьер, делая шаг в сторону. Если девушка брюнетка, то ему и дело до неё пока нет. Он приметил несколько отдельных вещей для себя об этой темноволосой особе и на том успокоился, хотя до конца не стал расслабляться, по привычке, был готовым ко всему в любых обстоятельствах.

+1

16

Услышав запросы Энрике, сеньор управляющий несколько растерялся, но тут дружинник перешел в наступление, увлекая старикашку вдоль по коридору. Сержант кратко оглянулся, не обращает ли кто на них внимание, и потом неспешно пошел следом.
Сеньор Сангриенто своим проникновенным голосом убеждал управляющего, насколько у того прекрасное заведение. Столь щедрая лесть имела определенный успех, сержант одобрительно выгнул бровь и кивнул, поймав взгляд дружинника. Хотя у Энрике и сложилось ощущение, что тот то ли так гладко врал, то ли что-то знал.
Ловкач!
Управляющий, продолжая свои обильные словоизлияния, довел их до украшенной двери и с некоторой театральностью открыл ее перед дорогими гостями. Сержант стянул с головы шляпу, оглядывая богатые покои местной дивы, потом отвлекся на многозначительные взгляды управляющего и дружинника. Не сразу поняв, что от него требуется, Энрике немного помолчал, потом сообразил, что вопросы перетекли в пошлые материальные плоскости, и суетливо достал несколько монет.
Вообще-то он не собирался платить за погляд, как же все так далеко зашло? Сержант вздохнул, когда за управляющим закрылась дверь, непредвиденные расходы никого не радуют. К тому же, он и так уже знатно потратился на этой неделе на новое платье. Что ж, оставалось надеяться, что от девчонки будет толк.
- Сеньорита? – вкрадчиво поинтересовался он, делая пару шагов в направлении огромной постели. Дама сидела к ним спиной, а эта спина и то, что ниже, были изящно подчеркнуты корсетом и его нежным кружевом. Ах. Впрочем, что это он, у него же невеста есть!
Пламя свечи изящно очерчивало нежную кожу красавицы, несколько темных локонов выбилось из замысловатой прически, опускаясь меж лопаток, тонкий шнурок завязки от маски был едва виден среди шпилек и блестящих украшений для волос. Виконт кратко глянул на Рамона, медля буквально секунду в нерешительности, потом все-таки подходя еще к ближе к сеньорите.
- Стоять, - низкий властный голос заставил Энрике сбиться с шага, а там и остановиться вовсе. – Доброго вечера, сеньоры.
У нее был какой-то почти неуловимый акцент, но виконт был так заворожен голосом, что не мог понять, какой именно. Она чужестранка? Или это какая-то далекая провинция?
Тишина. Даже гуляки на улице за окном вроде бы замолчали, словно проникаясь атмосферой. Аромат тяжелых пряных духов окутывал со всех сторон, даже сама комната не походила на комнату просто дорогой шлюхи. Тут были какие-то чужеземные маски, фигуры, необычные ковры, и странный музыкальный инструмент, похожий на лютню, стоял на подставке в углу.
Раздавался легкий шелест карт под руками женщины и еле слышный треск пламени свечи.
- Меня зовут Энкарнасьон. Я расскажу вам вашу судьбу… карты откроют мне ее, они послушны сегодня и благоволят незнакомцам. Так слушайте же, - она слегка облизнула губы, повернув голову вполоборота к гостям, раскладывая неторопливо большие карты на покрывале в каком-то неведомом порядке, словно хотела образовать из них хитрую фигуру.
С цыганками и их гаданиями сержант был знаком понаслышке, а чтобы такое практиковали в борделях – вообще узнал впервые. Но почему-то прервать неторопливую речь женщины не мог. Прям, язык не слушается. Что за чертовщина?
На богато украшенное покрывало легли Паж кубков и Рыцарь мечей, им в окружение добавились Туз монет - для одного героя и Семь кубков - для другого, что заставило женщину улыбнуться яркими губами.
- Несмотря на то, что Паж грезит легкой наживой, карты его обманут, так же, как и иллюзии запутают и собьют со следа нашего прекрасного Рыцаря. Увы, драгоценные мои сеньоры.
Карты были старые и немного засаленные, у некоторых были сбиты уголки, хотя рисунки на некоторых из них были цветными, там даже были изображены различные фигуры людей. Часть же карт была довольно простой и почти не украшенной. Немного в отдалении от Пажа и Рыцаря легла карта Жрицы, по чьей открытой шее Энкарансьон нежно провела пальчиком, словно оглаживая потертую картинку.
- Я знаю, что привело ко мне двух сеньоров в столь поздний час, но увы, ваши старания пропадут втуне, а впереди вас ждут лишь неведомые вам опасности… Мне положено говорить гостям что-то воодушевляющее, - она расслабленно улыбнулась, прикрывая красивые глаза, особо подчеркнутые черной кружевной маской, сдвигая чуть в сторону две выложенные ранее карты: Двойку мечей и Двойку монет. – Но сегодня карты велели мне не лгать.
Женщина плавно поднялась, не глядя на сеньоров, прошлась по комнате, что-то взяла из огромного элегантного комода и только потом повернулась к своим гостям. На этот предмет взгляд поднялся не сразу – очень уж пикантный наряд был на барышне, ее бедра категорически не давали сконцентрироваться на работе. Но, взгляд все-таки мазнул выше и обнаружил, что в изящных руках женщины была мощная плеть с короткой рукоятью. Энкарансьон неторопливо подошла ближе, улыбнулась слегка Энрике, тот неловко ответил на улыбку, но тут же потерял внимание дамы. Красавица подошла к Рамону и нежно коснулась его скулы рукояткой плети, словно любуясь мужчиной вблизи, довольно поджав полные губы. Тут же отступив от могучего дружинника, она подошла к двери и легкой своей рукой повернула в ней ключ, пряча его в свое глубокое декольте.
…Что, простите?
- Сеньорита? – растерянно подал голос Феррейра, явно растеряв свой словарный запас и переглядываясь с Рамоном. – Мы бы хотели...
- На колени! - низким и властным голосом проговорила сеньорита, зловеще и широко раскрывая свои прекрасные глаза, выпуская из своей руки ремни плетки, позволяя им свободно раскрутиться и показать грубые узлы на концах.

+1

17

Сеньора раскладывала карты. Очень умело и очень внимательно. Она делала вид, что расслаблена полностью, что она знает, что делать. Но запах её выдавал. Рамон полной грудью вдохнул этот аромат волнения, легкого страха. И совсем мельком заметил вздрогнувший пальчик, когда Ра, словно случайно, задел ножку стола, шумно ударившись носком сапога.
«Сколько же вы, дорогая моя дева, в этом деле?»
Её нежные пальцы с любовью выкладывали карту за картой на поверхность постели. А слова, что она громко произнесла, подействовали резким, пусть и легким, «ударом» по сеньору Энрике, который сделал к ней шаг, намереваясь подойти ближе, но затем остановился. Девушка внимательно проследила за результатом, который выдали карты, и раскрыла тайну каждой, повернувшись в пол оборота к сеньорам.
- Несмотря на то, что Паж грезит легкой наживой, карты его обманут, так же, как и иллюзии запутают и собьют со следа нашего прекрасного Рыцаря. Увы, драгоценные мои сеньоры.
Бровь поползла вверх, пёс поднял внимательный взгляд на сеньориту.
«Наше предприятие потерпит крах?»
Он не верил полностью гаданиям цыганок или же другим женщинам, утверждающим, что они видят будущее. А вот ведьмам, живущим где-то в удалении, где-то в глубине, подальше от глаз людей… Рамона передернуло от воспоминаний о встрече с подобной ведьмой. Пёс на секунду отвернулся от раскладывающей карты дамы, уперевшись взглядом в окно. Оно было широким, новым и полу распахнутым – из-за жары, которая начала проникать и в эту темную комнату. Иначе от чего еще Рамон почувствовал, как капли пота стекают у него по виску. Вновь всё внимание к девушке. Она обращалась к обоим мужчинам, у неё не было предубеждение кто одет побогаче, тот может больше заплатить. Вовсе нет. Когда дело касается плотских утех, все платят одинаково – и богатые, и бедные.
- Я знаю, что привело ко мне двух сеньоров в столь поздний час, но увы, ваши старания пропадут втуне, а впереди вас ждут лишь неведомые вам опасности… Мне положено говорить гостям что-то воодушевляющее. Но сегодня карты велели мне не лгать.
«Ну точно... Не к добру это, ох не к добру... Особенно сама девушка»
Легкая грусть позволила вздохнуть, но вот вид девы, после того как она встала с места, заставил задержать дыхание и обратить взор сначала на окончании корсета, как раз на той границе, куда цепляется прозрачная ткань, и даже слегка наклонить голову на бок, пытаясь разглядеть, что там... Правда, почти тут же Рамон поднял взгляд на руки красавицы потому, что в них оказалась плеть. Крепче, чем должна быть в борделях, тяжелее, чем нужно и гораздо более мощная, так как оставляет не просто красные, а кровавые полосы на спине при должном обращении. Тут же на спине зачесались шрамы от подобной плети, но Ра даже не дернулся, чтобы провести ладонью по ним и успокоить зуд. Пёс внутренне подобрался, вполне правильно ожидая, что девушка примется выполнять свою работу, раз двое молодых людей не удосужились сказать ей сразу кто они и что хотят да и пришли именно в эту комнату.
«А надо было её перебить и сразу обозначить наши интересы»
Но толку теперь-то сожалеть о том, что они оба не сделали? Дева улыбнулась своей обворожительной улыбкой сеньору Феррейро, и подошла к Рамону, рукоятью проведя по его скулам и спускаясь на шею и грудь. Глазами оценивала, следила за реакцией, ловила малейшие изменения мужчины. И ведь нашла что-то! Ра считал, что ничего не сделал, ни действия, ни слова, ни дыхания лишнего, но девушка уловила, «прочитала» какой-то свой смысл и, закрыв дверь и спрятав ключ в самом надежном месте – в декольте, мгновенно распустила плеть, и стояла всё с той же белозубой (что редкость) улыбкой. Пёс быстро посмотрел на сержанта, который в этот момент, казалось, потерял дар речи.
«Не ожидал подобного исхода? Я тоже»
Приказ девы встать на колени прозвучал, словно гром. Ра прищурился на подобное, напряженная спина покрылась капельками пота, из-за жары или плети в руках красавицы. Такой женщине даже хотелось подчиниться в первую секунду, настолько её слова были новы по звучанию, а голос обволакивал сознание. Завораживающий, чарующий, заставлял подчиняться и делать то, что хочется прелестнице.
«Жемчужина» несколько мгновений смотрела на сержанта, затем перевела взгляд на Рамона, который сделал шаг назад, как ей показалось, чтобы было больше места для выполнения задачи, но нет, Ра не был намерен вставать на колени. Дева заметила нерешимость и подошла ближе к дружиннику, поднимая плеть и рукоятью проходясь сквозь рубашку по груди, обходя мужчину по кругу, ведя ручкой кожаной за собой. Пёс наблюдал за ней очень внимательно, поворачивая следом голову.
- Значит, непокорный? – Бархатистый кошачий шепот, – или не покоренный... – провела свободной рукой по лопаткам, но отдернула ладонь, словно обожглась, - ошиблась. Покорен зверь – широкая улыбка, сеньора оказалась возле его плеча, заглядывая в глаза, замечая красноватый отблеск. Свеча видно играет. – Хозяин ничего не узнает. На колени – словесный приказ. По плечам провела рукоятью к животу и паха коснулась плетью.
Ра тихо зарычал, настаивая на своём решении остаться стоять. Девушка мгновенно сделала шаг назад, замахиваясь плетью, и стегнула ретивого пса, тот даже руки не поднял, чтобы защитить живот, на котором остались лишь красные полосы, не видные сквозь рубаху. Через секунду последовал еще один удар, за ним третий и на этот раз пёс поднял руку, ловя концы плети и наматывая их на предплечье да подтягивая к себе девушку. Схватил её за талию, прижимая к себе. Та на секунду потерялась, но дальше лишь усмехнулась улыбкой черноволосой кошки. Ра ничего не собирался с ней делать, хотя признаться была такая мысль, ему попалась необычная девушка, очень интересная. Наклонившись к её шее, он глубоко вдохнул в себя её запах, стараясь его запомнить.
«Кошка... прекрасная, дикая кошка»
Губы тронул легкий оскал, тихое рычание из горла послышалось девушке.
- Прошу простить нас, но мы узнали всё, что хотели и вынуждены вас покинуть... госпожа, - Ра кивнул на окно сержанту, который, кажется, был заворожен формами девушки и не сразу отреагировал на знаки дружинника. – Да, прямо в окно.
Пока сеньор Феррейро пытался придумать, как им спуститься со второго этажа, не прыгая и не ломая себе ноги при неудачном падении, Рамон предусмотрительно связал руки девушки сзади и привязал её к одному из столбов кровати.
- Не волнуйтесь, узел не сложный. Выпутаетесь через несколько минут. – Спиной отступает к окну и задом случайно задел сержанта, который, махая руками, упал таки в окно, но зацепился за подоконник одной рукой. Ра успел его поймать, когда резко обернулся к нему.
- Когда будешь готов – приходи. Сеньор зверь – тихий смешок в спину Ра, а затем толчок.
Пёс теперь уже сам держит одной рукой сержанта, а второй держится за парапет. Девушка наклонилась к лицу Рамон и поцеловала в губы, едва касаясь их:
- Вам нужно идти в бордель, расположенный севернее этого. Там вы найдете то, что вас интересует. – И отошла, даже не проследив, что станет с её несостоявшимися клиентами.
Рамон посмотрел вниз и обрадовано обратился к сержанту:
- Второй этаж – это наше спасение. – Стражник спрыгнул вниз, следом за ним пёс. Отряхнулся и слегка покрасневшим (вовсе не от того, на самом деле, что держал человека) лицом повернулся к сеньору Феррейро.  – Она сказала, что нам следует искать севернее.
И зашагал как ни в чем не бывало вперед, через секунду вернувшись к сержанту, на этот раз идя севернее.

+1

18

От такого приказа Энрике возмущенно свел брови и уже собрался разродиться гневной тирадой в духе всех оскорбленных мужчин его времени. Нет, не то чтобы сеньорита не была прекрасна, вполне, и стада коленопреклоненных мужчин легко представлялись пред ее  прекрасными ножками... На голые ножки – ах, какое бесстыдство! - не смотрим, не смотрим!
Но! Он же помолвлен. К тому же, он тут по работе, между прочим!
Доводы эти, правда, с каждой секундой казались все менее весомыми, в отличие от тяжелого кнута, знакомиться с которым в планы молодого виконта никак не входило. Сеньор Рамон тоже, судя по всему, не жаждал приобщиться прекрасного насилия, немного отступил от роковой красотки, привлекая тем самым ее внимание. Как будто она хищник какой!
Сеньорита плавно двигалась, словно это она тут была главной, а не двое сильных мужчин. Впрочем, пока что все так и выходило… Может, ведьма она какая, что чарует человеческие сердца? Надо будет потом про нее написать куда надо.
Низкий немного хриплый голос дивы будто бы оплетал и сковывал, не давая разорвать путы, отвлекая, сбивая с толку. Как же так может слабая женщина повелевать?.. тем более, банальная шлюха! Или не банальная?
Энрике в ступоре стоял и смотрел, как коварная опасная женщина обхаживает дружинника, тот вроде парень крупный, но тоже не пытался заломать сеньорите руки. Что-то в ней было такое…
Щелчки кнута и треск ткани под ударами заставили Феррейра вздрогнуть и отмереть, подскакивая ближе к сеньору Рамону, чтобы как-то повлиять на агрессивную красавицу.
- Что? Уже узнали? – удивился он реплике дружинника, оглядываясь на предлагаемый путь отступления и потом снова на Рамона – недоверчивым взглядом, словно вопрошая, в своем ли тот уме! В окно? Тут же второй этаж! И что там во мраке под окнами – совсем не ясно, вдруг ограда чугунная с кольями? Будут их потроха забавно колыхаться на ветру потом неделю!..
- Сеньор Рамон, тут, на мой взгляд, несколько высоковато, - пока дружинник забарывал сеньориту, сержант пытался рассмотреть, что там под окнами. Но улицы совсем не были освещены, так что с трудом можно было понять, мостовая там или палисад? Виконт слегка перевесился через подоконник, уже почти рассмотрев, куда лучше прыгать, как сомнения окончательно одолели его. Энрике решил, что лучше уж они разденут красотку (хотя это и неприлично!) и достанут проклятый ключ, чем будут рисковать его благородной шеей. Сержант даже собрался донести эту идею до сеньора Сангриенто, как благодаря его неловкости, чуть не опередил свой план на несколько шагов, спикировав головой вниз, сопроводив все это вскриком:
- Может быть, все-таки через двее-е-е!.. О черти! Рамон! Держите меня крепче! – кое-как удержался Энрике за подоконник, а потом и за руку дружинника, который оказался у окна вовремя.
- Право слово! Сеньор! Я чуть не отдал Богу душу! – экспрессивно ругался Энрике, вглядываясь в плешивый газон под своими ногами. – Отпускайте…
Он приземлился, неловко отряхнул упавшую наземь шляпу и утер платком лоб, все еще не веря, что его драгоценная шея осталась целой. Сердце постепенно перестало колотиться как сумасшедшее, так что сеньор Феррейра постарался вернуть себе спокойный и уверенный вид, еще немного походив кругами и дождавшись, когда рядом приземлится неловкий и излишне габаритный сеньор Сангриенто. Чтоб его…
- Сеньор, что Вам сказала эта женщина? Надеюсь, нам не придется к ней возвращаться? Во-первых, второй раунд нас разорит, во-вторых… вдруг сбежать так легко больше не получится? Уверен, с сегодняшнего дня на ее окнах поставят решетки. Чтобы клиент не бежал, - он продолжал переживать и делиться впечатлениями, пока сеньор Рамон не рассказал сержанту о добытых сведениях.
- Севернее?.. Еще один бордель? Я не переживу, - ворчал виконт, надевая потрепанную треуголку на голову и вздыхая, впрочем, упрямо направляясь прочь с газона в нужном направлении. – Идемте, Рамон… После этого полета мне никакие вампиры уже не страшны… Только лейтенанту ни слова. И капитану ни слова. И никому ни слова… Куда же Вы, сеньор? Нам налево!

Когда дружинник и сержант все-таки сориентировались во мраке улиц и вышли к нужному зданию, которое, конечно же, тоже оказалось борделем, стало светлее. Около входа горели факелы, в их свете Энрике смог отряхнуть свою одежду и оценить повреждения сеньора Рамона. Большую часть ссадин скрывала одежда, но на плече рана откровенно кровоточила – там рукав был рассечен и открывал испачканную в крови кожу.
- О Боже, сеньор, да Вы ранены! Может быть, приостановим поиски хотя бы до утра? Вам нужно промыть ссадину… как бы беды не было! – потер Энрике задумчиво подбородок. – Хотя… Идемте.
Феррейра уверенно подошел к двери и постучал в нее, дожидаясь, когда ему откроют, потом, напустив на себя важный и строгий вид (сильно стараться не пришлось), он заявил открывшему дверь слуге:
- Городская стража! Пусти-ка нас в дом, мой напарник ранен, пусть какая-нибудь девица принесет горячей воды и тряпья!.. Медикуса-то в такой час не найдешь, так хоть тряпицей перевяжем. Ну-ка оказывай помощь властям! Что стоишь, орясина! Быстро давай! – потеснил он замявшегося детину-охранника, проходя внутрь и дожидаясь, пока сеньор Сангриенто войдет следом. Слуга поворчал, но все-таки поплелся докладывать управляющему.
- Ну вот, а мы тем временем, глядишь, тут кого-нибудь тихо расспросим, - улыбнулся он Рамону, похлопав его по плечу. По раненному. – Ох, извини, - отдернул Энрике быстро руку и проводил дружинника в общий зал, где почти не было посетителей. Пока что у них была минутка, чтобы оглядеться.

0

19

С покрасневшим лицом Ра справился через несколько минут ходьбы. Уже было поздно. Или рано, это как посмотреть. Поздно или рано – потому, что на самом краю просматриваемого горизонта уже светлело небо, а значит скоро будет рассвет.
«Как долго мы блуждаем? Впрочем, ничего удивительного. Сидя у той красавицы, время пролетело незаметно... » - Ра усмехнулся про себя. – «Значит, она предлагает к ней заглянуть еще раз? Заманчиво...»
Пёс остановился и оглянулся в ту сторону, откуда они шли. В ту сторону, где располагался бордель с черной кошкой. От воспоминаний губы сами собой растянулись, пусть она и оставила своеобразный «подарок» Рамону.
Ра поморщился, когда поворачивался обратно к сеньору Феррейра и только сейчас заметил, что всё плечо в крови. Видимо от того, что он напряг мышцы, держась за край карниза, кровь потекла из располосованной раны.
«А кошка молодец, сразу же к делу – распороть кожу решила за пару ударов?»
О Боже, сеньор, да Вы ранены! Может быть, приостановим поиски хотя бы до утра? Вам нужно промыть ссадину… как бы беды не было! Хотя… Идемте.
Пока Рамон витал мысленно около кошки, сержант уже успел заметить ранение дружинника и повел его в сторону двери борделя, это оказался именно тот, на который указала «жемчужина» предыдущего заведения. Ра даже понаблюдал за ним, улыбнувшись тому, какой важный он сразу же стал. Не удивительно, он же всё таки стража города. И его вид сработал, слуга, что открыл дверь ему, пропустил их внутрь, потеснившись, давая пройти. И двинулся в сторону управляющего, чтобы передать просьбу стражника, пусть и ворча.
Ну вот, а мы тем временем, глядишь, тут кого-нибудь тихо расспросим.
Рамон покачал головой, мысленно аплодируя сержанту за идею пострадать псу, пока они будут искать, кого бы спросить по интересующему их делу. Сангриенто взглядом отыскал кресло и присел в него, одна из девушек тут же подошла, осматривая плечо. На удивленный взгляд Ра ответила:
- У меня отец был медикусом. Часто ему помогала, когда была маленькая – красавица была среднего роста, довольно симпатичная на лицо. А вот глаза были выразительные: карие с зеленоватым оттенком. Завораживали. Ра вглядывался в них, словно увидел знакомое лицо. На такой пристальный взгляд девушка с легким раздражением поинтересовалась, - не нравится, когда шлюха знает что-то большее, нежели то, как продавать себя?
Ра даже ухом не повел на её оскорбление, а именно этим слова и были – клиентам нельзя перечить. Пёс подался вперед и принюхался. На поводу у инстинкта буквально сделал движение. Девушка не отпрянула, видимо мало ли какие бывают клиенты, но голову отвернула, оставив открытой шею. Ра только это и нужно было, он взял за руку девицу и не сильно толкнул её на себя, утыкаясь носом в её шею. Провел кончиком по ней вверх до уха, втянул носом её запах и обратно откинулся на кресло.
- Что вы, наоборот – я рад, что вы знаете как обработать рану и перевязать. Я полностью полагаюсь на вас, сеньора, - Ра хотел еще что-то добавить, но в это время к ним пришел управляющий. Весь разодетый, в одеждах не скромных и дорогих (уровня торговца средней руки). Как успел заметить Ра, они с сержантом зашли в бордель подороже остальных двух. Сначала сеньор был намерен выгнать взашей двоих, назвавшихся стражниками, он был уверен, что в таком час они не ходят, вот под вечер самое оно, но никак не перед утренней молитвой. Но узнав сержанта (свою власть надо знать в лицо!), расплылся в подобострастной улыбке и велел принести гостям всё, что они требовали. Подошел к Рамону, решив убрать девку, которая, по его мнению, мешала только, на что Ра, нахмурившись, возразил:
- Эта сеньора останется здесь и поможет с перевязкой.
- Но... позвольте! Она...  – опешил управляющий.
- Она останется с нами. Проводите нас в комнату, - Ра встал с места, показывая тем самым, что разговор на этом закончен. Сеньор управляющий приказал слугам принести воды и чистых тряпок.
- И рубашку сеньору – девушка очень кстати вставила своё слово, поняв, что за любые пожелания сейчас ей ничего не грозит. Разодетый мужчина нахмурил брови, но приказал слугам принести лучшую рубашку, которая у них имеется. И лично пошел провожать сержанта, идущего первым, за ним Ра и девицу.
В комнате девушка сразу попросила Ра снять рубашку, чтобы удобнее было обрабатывать. В это время слуги принесли воду, тряпки, порезанные на полосы и новую рубашку, когда за ними закрылась дверь и управляющий оставил их втроём, пёс выпростал рваную рубаху из-за пояса и стянул с себя, отбрасывая в сторону и открывая, забывшись, вид на свою спину – жгуты шрамов от хлыста, белые полосы от зажитых ножевых ран и две прижженные печати от клейма точно на каждой лопатке. На клеймах был рисунок, какой можно встретить в запрещенных оккультных книгах. Но были и относительно новые следы от кнута – пять параллельных вертикальных шрамов, словно не хлыстом прошлись по коже, а огромными когтями. Чтобы оставить такие следы, надо очень хорошо уметь обращаться с хлыстом. Эти шрамы пёс никому не показывал, даже дон Педро не знал об их существовании.
Ра потянул рукой в стороны, пытаясь проверить насколько сильно черноволосая ему плетью ударила.
- Ничего серьезного, но если не промыть, вам же хуже будет, сеньор, - усадила его в кресло, решив ничего не спрашивать о шрамах, которые, даже её, видевшую много, шокировали. Намочила тряпицу в воде теплой и начала промывать рану, - может быть больно, потерпите.
Ра лишь кивнул, улыбнувшись, но не поморщился и глазом. Привычное состояние – когда ему залечивают раны, часто даже не предупреждая, что будет крайне больно.
- Вы так умело делаете перевязку, что невольно возникает вопрос – как давно вы практикуетесь? По вашим словам выходит, что отцу вы сейчас не помогаете. Переняли его дело или...?
- Вы совершенно правы, сеньор. Я не помогаю сейчас отцу, он умер, когда мне было десять. Не нужно жалости и извинений, я не для этого вам сказал о его смерти, - с легкой ноткой возмущения в голосе, произнесла девушка, заметив, что стражники хотели сказать вежливые слова извинений. – Здесь, в этом борделе, есть на ком тренироваться. Либо девушкам достается, либо... есть тут одни интересы у наших гостей, которые без травм не обходятся.
Ра одновременно с сержантом «навострили уши», они примерно понимали, о чем идет речь.
- Сеньора, расскажите подробнее об этих видах... услуг, - девушка закончила промывать плечо Ра и начала его перевязку. – Нас это, скажем так, заинтересовало. – Сеньорита подняла глаза сначала на пса, затем на сержанта, мысленно уже прикидывая к какой работнице этих двоих можно отправить.
- Некоторые любят, чтобы их подвешивали и пытали, кто-то желает подчиняться женщине во всём, другие любят, когда их шлепают, но не ладонью, а плетью, еще есть... – тут её Ра прервал.
- Вот как раз о порке. Все клиенты уходили довольными или были огорченные?
Девушка туже, чем требовалось, затянула на плече перевязку, у пса приподнялась одну губа от укола боли.
- Я закончила с вашим плечом. Не напрягайте его в ближайшие три дня, - сполоснула руки в красной от крови воде. Теперь девушка смотрела на двоих уже как на стражников, а не клиентов, как секунду назад. – Огорченных? Ну, разве что один – ему показалось дорого и он ушел, но оплатил, правда, полностью. Полный мужчина в возрасте, у него еще шрам на брови. Здесь – показала над своим левым глазом, – одышка частая. Неприятный тип, мне пришлось ему обмывать шрамы на спине, перед последним его приходом. Попросил пожестче его... обслужить. Перестарались. Около двух недель назад это было. Вот, наденьте, - подала в руки псу свежую белую рубашку.
Ра накинул её, закрывая все свои шрамы, и завязал пояски, сверху надел жилет, во внутренних карманах которого хранились отчеты. Красавица вышла за дверь, оставляя стражника и дружинника одних. Обсудив с Феррейро только что услышанное, оба решили идти к медикусу – время уже поджимает, да и мужчина был здесь давненько. Будут вопросы, сюда можно будет вернуться.
>>>>> Медикус

+1

20

Девушка из местных помогала сеньору Рамону с раной, умело все обрабатывала, пока сержант ходил туда-сюда, осматриваясь, а дружинник потихоньку ее расспрашивал, не забывая и флиртовать. Кивнув вошедшему управляющему, Энрике пока что заболтал его, убеждая, что тот крайне рад оказать радушный прием двум служителям порядка. К тому же, они же не требуют особых услуг каких-то от заведения.
Видимо, управляющий признал его в лицо, потому что спорить даже не стал, залебезил  и быстро со всем согласился во всем помогать. Выделил им комнатку и девицу с собой забрать разрешил. Немного поупирался, видимо, считал, что два благородных сеньора будут там ему девок бесплатно портить. Хотя вряд ли там осталось что портить…
В комнату к ним доставили чистой воды и тряпиц, даже новую рубашку, ну надо же!
- Знал бы, что так привечать будут, тоже бы поранился, - добродушно посмеивался сержант, осматривая дорогущую сорочку, которую принесли Рамону. – Хм, - повернувшись к дружиннику, Энрике заметил жуткие шрамы и клейма на его спине, но потом сеньор Сангриенто склонился иначе, и рассмотреть далее отметины не удалось. Ничего себе. Уж не беглый ли каторжник этот замечательный сеньор? Или, может, тоже извращенец какой? Надо будет потом уточнить про него у лейтенанта Агирре, мало ли, с кем они тут сотрудничают. В эрмандаду, конечно, абы кого не берут, но осторожность лишней не бывает.
Еще и знаки какие-то богохульные!..
С кем только не приходится работать! Энрике воздел очи горе и пробормотал краткую молитву, тем самым, посчитав, что его долг истинно верующего исполнен, можно и на суету земную отвлечься.
Сангриенто довольно ловко вывел девицу на разговор о разных постельных затейниках, так что через несколько минут у стражников уже была информация на некоего сеньора Пилара, владельца нескольких лавок на севере города. Который довольно точно подходил под описание разыскиваемого ими типа. Имя девушка, впрочем, вспомнила не сразу и не совсем точно. Но уже есть с чем работать.
- Спасибо, сеньорита, - улыбнулся Энрике красотке и сунул ей в ладошку пару монет за старания. – Вы нам очень помогли, к тому же, этому сеньору больше не придется поливать своей кровушкой мостовую, за что так же крайне Вам признательны.
Когда девушка ушла, Феррейра пожал плечами и осмотрел осторожно натягивающего рубашку дружинника:
- Что ж, отлично Вы ее расспросили, сеньор Рамон! Теперь, я полагаю, нас тут ничего не держит, с медикусом разберемся и сходим проверить лавку – появлялся ли владелец. Родню уведомим, если есть. Как его там, сеньор Пилар?.. – виконт зевнул в кулак, с неприязнью глядя в окно, где небо уже начинало сереть. Поспать этой ночью, судя по всему, уже не удастся. В полуденный зной разве что вздремнуть, если все дела благополучно завершатся.
К убийце, кажется, они так и не приблизились, если дело было в личных счетах, то можно проверить родственников. Вдруг случилось так, что богатый лавочник очень уж мешал обогатиться своей родне. Или жена не оценила его страсти к агрессивным красоткам.
Отвратительно хотелось спать, но сержант взял себя в руки и вместе с принарядившемся сеньором Сангриенто покинул бордель. Для разнообразия – через дверь.

Следующий эпизод: Небольшая пропажа

Отредактировано Энрике Феррейра Сориано (2015-05-18 22:01:02)

0


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Настоящее » Кровавая заря (6 апреля) Эпизод 2