Кровь и кастаньеты

Объявление

Мои благочестивые сеньоры!
Я зову вас в век изысканного флирта, кровавых революций, знаменитых авантюристов, опасных связей и чувственных прихотей… Позвольте мне украсть вас у ваших дел и увлечь в мою жаркую Андалузию! Позвольте мне соблазнить вас здешним отменным хересом, жестокой корридой и обжигающим фламенко! Разделить с вами чары и загадки солнечной Кордовы, где хозяева пользуются привычной вседозволенностью вдали от столицы, а гости взращивают зерна своих тайн! А еще говорят, здесь живут самые красивые люди в Испании!
Дерзайте, сеньоры!
Чтобы ни случилось в этом городе,
во всем можно обвинить разбойников
и списать на их поимку казенные средства.
Потому если бы разбойников в наших краях не было,
их стоило бы придумать
Имя
+++
Имя
+++
А это талисман форума - истинный мачо
бычок Дон Карлос,
горделивый искуситель тореадоров.
Он приносит удачу игрокам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Настоящее » Притча о добром самарянине


Притча о добром самарянине

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники:
Альберто Алькарас, Олег Вульфсон
Время:
Апрель 1750
Место:
Улицы города, кузнеца и как дальше пойдет
Предполагаемый сюжет:
Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе.

Олег – в роли самаритянина
Альберто – в роли потерпевшего
Старя притча на новый лад.

0

2

Стоило бы задаться существенным вопросом: везучий он или нет. С одной стороны Альберто сильно повезло - бандиты оставили ему сапоги. Это было до того редкостью, что стоило благодарить Господа за то, что в словесной перепалке грабители напрочь забыли разудь незадачливую жертву. Берто был глупцом, поэтому его самобичевания были оправданы. Нельзя ходить без оружия: любой  из грандов всегда носит с собой, в качестве одновременна средства защиты, положения и особых заслуг. Кроме младшего Алькараса, презиравшего любые острые предметы.  Лучше бы он забыл накидку, которую всё равно отобрали. Его раздели: сначала стребовали плащ, с которого разве что он успел спрятать ранее фибулу с геральдикой, потом узрели дорогую ткань и качественную работу портного, и Берто остался в одной тонкой рубашке. Благо, штаны остались.  Ночью, если бы не лютая усталость, он бы не смог заснуть из-за прохлады. Внутри обида смешивалась с гордыней и гнала вперёд. Он мог бы вернуться в город, но ноги сами двигались вперёд. Он мог бы делать больше привалов, но Алькарас упёрто шёл по дороге. Пятки разливались алой болью, кожа сапога прилипла к собственной. В какой-то момент юноша перестал чувствовать, просто двигался вперёд, потому что надо. Пил он воду из ручьёв и колодцев, которые встречались по пути, отчего-то терпел и не просил помощи у случайных прохожих на тракте.  Он не умел просить.  Это слово никогда не использовалось в доме, ибо означало перечеркнуть нечто, без чего ты не будешь Алькарасом.
Альберто для себя решил, что не назовёт имени рода, когда доберётся до места и будет искать работу, когда придётся рассказать о  нападении,  ибо открыться - омрачить имя отца. Базилио никогда бы не сдался без боя; пьяница и балагур, он всё равно был одним из лучших, поэтому его любили за бравые подвиги.  Берто ненавидел себя за то, что он не похож на брата, за беспомощность, бесползеность. Что стоят знания против оружия? Пусть на его месте окажется спорящий!  Куда наняться, если он никогда не держал в руках ничего тяжелее пера? Можно, в принципе, писать под диктовку. Можно набраться в городе слухов, найти любопытные, разложить в голове по полочкам и вычленить главное, продать за звонкую монету. Нужно время. Живот предательски прилип к позвоночнику. Мысли о тёплом хлебе периодически затмевали рассуждения о поиске места для ночлега и перспективах. К слову, эту ночь, как и прошлую, Альберто провёл на дереве, о чём свидетельствовал незамеченый им зелёный листок в волосах.  Поднялся с рассветом. Спать ложился он не с наступлением темноты, а позднее - когда ноги переплетались, и он непременно спотыкался. Спать под деревом ему не нравилось, потому что земля апрельской ночью остывала.
Идти вошло в привычку. Молодой человек двигался вперёд, усталость стала не незнакомкой, а спутницей.  Кордова предстала в дали неотвратно приближающимся исполином. Чем ближе был спасительный источник человеческих историй, тем больше сомнений раздирало изнутри. Бок не болел; от братских поучений ему доставалось порой сильней. Зато душа, неожиданно обнаружившаяся, камнем тянула к дороге. Берто, дабы искоренить боль моральную - физической, решил не делать привала. В гуще событий, среди людей, он будет себя чувствовать лучше.
Но вчера он прошёл определённо больше. Голод давил, забирал причитающееся. Алькарас никогда не голодал прежде. Слишком много "никогда" свалилось  на горячую голову. Но дворянин, пусть в недобром и нездравом виде, не терял...не надежды, это слово тоже чересчур сентиментально. Духа. Воли.  Берто не впадал в истерику. Молодой человек был верен правилам, установленным в семье. "Иду вперёд" - таков девиз семьи Алькарас.
Однако, внутри стен планы полетели коту под хвост. В общем шуме и толкотне невозможно было расслышать, если тебя кто-то звал, не то что подслушать. На Берто пару раз накричали, он загораживал дорогу. После привала у ручья прошло достаточно времени, чтобы ощутить жажду.   Поняв, что людям до него нет дела, Альберто с неким облегчением опустился на найденный пенёк или чем бы это ни было, чтобы снять  правый сапог, окончательно протерший ногу.  Обувь не желала поддаваться, из чего юноша сделал вывод, что протёртая пятка явно выглядит печальней. Он бросил затею, заправившись, и отправился на поиски воды. Чёрт бы с ним, с голодом, с ногой тоже - чёрт.
- Сеньор, - Берто обратился к незнакомцу, надеясь в глубине души, что последний не отвернётся, - могу просить я у Вас воды?
И всё-таки внешность выдаёт в юнце аристократа: тонкие изнеженные руки, совершенно не загорелое лицо, пусть со следами усталости. Взгляд. Видно, что просить для него в новинку и наступая себе на горло. Действительно, чёрт бы всё побрал.

0

3

Идя по своим делам по базарной площади, и бесцеремонно раздвигая в стороны слишком уж нерасторопных людей, оказавшихся на его пути, кузнец жевал одно из купленных яблок. Другое яблоко лежало в его кармане.
А вокруг чем только не торговали! Яблоками, грушами, рыбой, копченной и живой птицей. Пирогами, от одного запаха которых голова шла кругом…
Достав монету, Олег купил одну из таких сладких булочек и намеревался уже засунуть ее себе в рот, как вдруг услышал звонкий взрыв мальчишеского хохота и перепуганный щенячий визг.
Вскинув свой взгляд, кузнец увидел, что стайка малолетних шалопаев, окружив плотным не оставляющим шанса на спасение кольцом, перепуганного беспородного щенка, весело кидает в него камни.
Недолго думая Олег отбросил булочку и направился прямо к ним. Вульфсон расшвырял малолетних палачей безо всякой пощады, а рука у него была ой какая тяжелая.
Нагнувшись и подняв перепуганное и израненное животное мужчина легонько прижал его к своей груди в очередной раз думая о том, что люди, вне всякого сомнения – самые жестокие и омерзительные из всех божиих тварей.
- Ну, приятель, - обратился Вульфсон к щенку, - кажется у тебя ничего не сломано. Сейчас я отнесу тебя домой, и дам тебе поесть. «А там видно будет…»
Настроение было испорчено и мужчина поспешил домой. Возможно, на это день приключения для Вульфсона уже бы и кончились, да вот…
- Попросить у меня что? – хмуро ответил Олег, косо взглянув на осмелившегося прервать его путь парня. – Воды… - увидев плачевное состояние незнакомца, голос мужчины немного смягчился. – У меня нет с собой воды, но если ты хочешь, ты можешь пойти со мной. Я… - кузнец замолчал подумав, что это, наверное ужасно глупо вот так запросто приглашать к себе домой совершенно незнакомого тебе человека. Да и мало ли вокруг оборванцев?! Но было в этом парне что-то…

0

4

Во внешнем виде Берто был большой и страшный изъян - выше названные сапоги, тиранящие ноги. Их образ терзал случайно упавшие взгляды не пыльным состоянием, а отличным качеством, мастерством, бросающимся в глаза. Дорогая вещь, всё-таки грабители были идиотами.  Альберто бы сейчас променял пару дней взаперти, как его наказывал отец за промахи, запирая в пустой комнате, готов был бы перейти на воду и хлеб вместо дорогого вина и отменного мяса, приготовленного кухаркой, но дома, а не в чужих землях. Захотелось чихнуть, и юноша поморщился и сдержался.  Ночи холодные, стоило бы найти кров, хотя бы временный - на сутки.  Навес и настил, чтобы не забираться на деревья, будто  дикарь.
Откуда-то привлекательно пахло выпечкой, тянуло и приносило ветром. В городе были и новые запахи: не сказать, чтобы Алькарас никогда не прислушивался к ароматам и зловониям улиц, не брезгуя их пробовать и запоминать, но здесь пахло иначе, а в дороге - тем более. Словно страницы книг, где вместо выведенных букв тонкие ноты. Желудок, впрочем, воспринимал иначе, желая какую-то ранее крайне неаппетитное блюдо. Берто даже не подозревал, насколько может быть не привередлив в еде.
Незнакомец предложил пройти с ним. Странно, этого вынужденный бродяжка никак не ожидал. В дома его приглашали не часто, в пределах родного местечка связываться с щенком местного интригана считали себе дороже - донесёт, вынюхает. Даже если и прятать было нечего, мало ли вдруг мнительному семейству что  придётся не по вкусу, проблем не оберёшься.
И "щенок" заинтересовался собакой настоящей. Малыш не скулил, затаился, смотрел умным взглядом. Берто слышал фразу, ответил не сразу. Зверёк был интересней книг и путников и в тысячу раз лучше разбойников. Животному было плохо: парень заметил запёкшуюся кровь на свалявшейся шерсти.  "Дитя, уже...Многим на свете не везёт по-своему. Не везёт всем, в разном." Значит, незнакомец любит зверей. Добрый. Или людей он ненавидит? Встречался подобный тип людей, которые предпочитали любых тварей, лишь бы не двуногих.
- Сеньор, это ваш пёс?
Пёс, который никогда не будет отличной гончей или охранником, потому что не имел породы, хотя кое-где признаки хорошей родословной одного из родителей пробивались. Бастард животного мира, не иначе.
- Он похож на гончую...длинные уши, отменный нос, крепок. Из него, вероятно, выйдет толк.
Погладить Берто не решился - некультурно тянуть руку к чужому.

0


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Настоящее » Притча о добром самарянине