Кровь и кастаньеты

Объявление

Мои благочестивые сеньоры!
Я зову вас в век изысканного флирта, кровавых революций, знаменитых авантюристов, опасных связей и чувственных прихотей… Позвольте мне украсть вас у ваших дел и увлечь в мою жаркую Андалузию! Позвольте мне соблазнить вас здешним отменным хересом, жестокой корридой и обжигающим фламенко! Разделить с вами чары и загадки солнечной Кордовы, где хозяева пользуются привычной вседозволенностью вдали от столицы, а гости взращивают зерна своих тайн! А еще говорят, здесь живут самые красивые люди в Испании!
Дерзайте, сеньоры!
Чтобы ни случилось в этом городе,
во всем можно обвинить разбойников
и списать на их поимку казенные средства.
Потому если бы разбойников в наших краях не было,
их стоило бы придумать
Имя
+++
Имя
+++
А это талисман форума - истинный мачо
бычок Дон Карлос,
горделивый искуситель тореадоров.
Он приносит удачу игрокам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Настоящее » Принцесса на горошине или "как легко лишиться руки".


Принцесса на горошине или "как легко лишиться руки".

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Антуан Морель, Руис Виктор Эрерра
Время: конец апреля, теплая, безлунная ночь
Место: трактир "Золотая Подкова", номер лейтенанта
Предполагаемый сюжет: Неугомонный Алехандро, друг и начальник лейтенанта Эрерра, не слишком рад, что его подчиненный столь суров к себе и окружающим. По его мнению, лейтенанту не хватает легкости бытия и веселья. Будучи в нетрезвом виде, Алехандро подговаривает-подкупает Антуана Мореля свершить шутку над лейтенантом. Опасную и глупую!

0

2

На службе Руис почти не уставал. В море он трудился куда больше, даже в полный штиль и мирных рейсах, дотошному лейтенанту всегда доставало работы. А если таковой совсем не находилось, он выдумывал ее себе сам. В долгих походах худший враг души - скука. Она расхолаживает, призывает к себе на помощь лень, пьянство и чревоугодие. Это простые матросы вкалывают по двадцать часов в сутки, простые солдаты же зачастую, не могут найти себе призвания. Рушится дисциплина, доверие начальству... Чтобы избежать общей расхлябанности Эрерра денно и нощно заставлял своих подчинённых следить за своей физической подготовкой, безустанно чистить орудия, которые в условиях постоянной сырости требовали определенно повышенного внимания,  а особо страждущих он лично учил читать и разбираться в счете.
На суше дел не убавилось, но они были столь однообразны, что блюда кока на двадцатый день пути. Руису хотелось встряхнуться, но это означало как минимум уехать на пару дней за пределы города, наплевав на службу. Пьянки-гулянки в местных кабаках не радовали и не манили, а посему, сразу по завершению своего дежурства в штабе, лейтенант отправлялся в свой номер в "Подкове" и предавался там чтению или оттачиванию своего дуэльного мастерства. Этот заурядный вечер не оказался исключением. Вежливо отклонив настойчивое предложение Алехандро выпить с ним и его друзьями, Руис отправился к себе в комнату на втором этаже, которую уже привык называть домом за этот короткий срок. Служанка, та самая, с прелестными формами и ласковыми руками, принесла его поздний ужин прямо в номер, уже изучив привычку постояльца в вечерний час вкушать еду в одиночестве. Слишком шумно становилось по темноте в нижнем зале: все местные любители вина и вкусной еды набивались к Веге, как сельди в бочку.
Сегодня простую, но щедрую на мясо и сыр трапезу лейтенанта с ним разделил потрепанный перевод мудрых изречений великого китайского полководца. Руис уже несколько раз читал странные по форме своей, но мудрые по сути, замечания этого признанного гения войны, но никогда не упускал возможности вернуться к ранее прочитанному. С каждым годом опыт, полученный в боях, в жизни в целом, менял восприятие написанного. В глубине души Эрерра лелеял надежду, что когда-нибудь его познания, пока теоретические, пригодятся на практике. Страшно было принять жестокую правду, что ему не выйти более в море, но душа человека наивна и чиста и невольно стремится к тому, чем дышала и жила ранее.
Ночь подкралась незаметно, как и сон. Руис не закрыл окно, даже не погасил свечу, сиротливо плачущую воском на скромном столе у небольшого шкафчика, в котором он хранил все свои вещи. Остатки ужина служанка убирала утром, да и лейтенант почти не притронулся к еде и вину, увлеченный чтением. С книгой в руках, не сняв даже сапог, он уснул на не расправленной постели, совсем по-детски, прижав драгоценный фолиант к своей груди.

Отредактировано Руис Виктор Эрерра (2015-05-12 12:08:44)

+1

3

Антуан сидел на столе и… И жутко переживал. Очень жутко и весьма театрально. Излишняя старательность и пафос делу не мешали – а вдруг пьяные вояки не заметят, как сильно не хочет несчастный француз выполнять весьма своеобразную просьбу их доблестного начальника? А ведь выполнять действительно не хотелось…
Все начиналось тихо, мирно и спокойно. Антуан попросту пришел в первый попавшийся кабак, пропустить пару стаканчиков вина, поговорить о жизни, перекинуться в карты. Помухлевать немного – куда же без этого?
Все начиналось тихо, мирно и спокойно. Компания вояк, явно находившаяся навеселе, несколько честных с виду работяг, румяные девушки с подносами, пузатые пивные бочки в ряд у стены – не те притоны, по которым он обычно шлялся. Но сегодня хотелось никуда не влипать, ни от кого не бегать, не защищать свою честь или жизнь.  А получилось как раз наоборот.
Нет, его не поймали на шулерстве, не стали бить и даже никто не дал в глаз за флирт с подавальщицами. И к нему никто не пристал с желанием пофлиртовать. Но вот ловкое обращение с картами и, видимо, не совсем добропорядочное лицо (а он старался!) все же свою роль с играли. Начальник тех самых вояк, некто месье Алехандро, поставил перед Антуаном целый кувшин весьма неплохого вина, тарелку с мясом и сыром, и предложил немного подзаработать. Надо было отправить его подальше сразу. Но Антуан был уже немного навеселе, и согласился выслушать. А, выслушав, почему-то… Почему-то согласился. Посчитал предстоящее Дело забавным, простым, веселым. Шуткой.
И только потом, получив в руки половину оплаты и «костюм», понял, что крупно попал… Очень-очень крупно попал. Дело оказалось чертовски сложным, к тому же опасным. Благо, хоть в самом начале месье Алехандро помог. Отогнал зевак и раздобыл лестницу, по которой легко было подобраться к открытому окну несчастного, над которым решили подшутить.
… В комнате было темно, и свечной огарок скорее не помогал, а путал. Бросал кривые пляшущие тени на стены, искажал пропорции. Темный неясный силуэт на секунду появился в оконном проеме и тут же пропал. Неслышно ступая босыми ногами по дощатому полу, кое-где прикрытому недорогим ковром, Антуан медленно подошел к кровати. Тихо чпокнул открываемый пузырек. Этот пузырек Морель аккуратно поставил возле кровати, чтобы спящий дышал воздухом, наполненным неуловимым сладковатым ароматом. Подождав минут пять, Антуан, подобрав юбки, сел у ног Руиса и стал очень-очень аккуратно расстегивать сапоги месье.
Они вроде бы все продумали с месье Алехандро. Чтобы лейтенант спросонья не проделал в Антуане лишних дырок, последнего обрядили в женское платье, а хихикающая служанка помогла накрасить губы и глаза. В темноте за женщину сойдет. А вот если сразу убежать не получится… Об этом Антуан старался не думать.
Вообще, ему было чертовски неудобно во всех этих тряпках. Но на что не пойдешь ради Дела?

+1

4

Постояльцы "Подковы" уже давно предавались сладким грезам, ни единый звук не беспокоил тишину мирного дома. Все пьянчуги разошлись по домам, слуги ушли в свои каморки. Даже цикады, верные спутники сумерек и ночи сегодня взяли выходной.
Руис спал крепко, без движений.
Ему снилась катастрофа на фоне могущества волн. Странный сон, душный... Океан, его любимец, бурный и беспокойный, отчего-то посылал на его маленький шлюп гротескно-огромные скалы воды, неровно испещренные на верхушках барашками пены, но утлое суденышко уверенно держалось и никак не шло ко дну. Не свойственная бурям да и в целом морской стихии духота одолевала лейтенанта, но он не метался на постели, дышал ровно и спокойно.
Когда же бесшумная тень нежданного гостя скользнула по бревенчатым стенам комнаты, мужчина лишь коротко дернулся, словно скидывал с себя незванное насекомое. Его грудь, утянутая в строгий сюртук формы, вздымалась равномерно, как и положено при глубоком сне.
Волна ударила по ногам... Руис отчаянно боролся с веслом, стерев ладони в кровь, и понятия не имел, что кто-то возле его кровати так же борется с искушением сбежать, бросив глупую затею. И невдомек ему было, затерянному в пучине сна, что этот кто-то решительно последовал безумному плану и расстегнул верхнюю пряжку на высоких кавалерийских его сапогах, плотно обхватываюших крепкие икры. Только эта волна, захлестнувшая лодку волновала сейчас лейтенанта.
Во сне он бросил весло и начал выгребать воду со дна лодки, а на яву его голова мотнулась, губы приоткрылись, но с них не слетело ни единого звука. Руис продолжал крепко спать и вдыхать теплый душный аромат странного растения, лишь пальцы его рассеянно пробежались по шершавой обложке драгоценной книги.
Свеча, уныло дернувшись пару раз, всхлипнула едва слышным треском и погасла. Комната погрузилась во тьму, с улицы в окно смотрела лишь безлунная пышная испанская ночь.

+1

5

В кои-то веки ночная тишина играла против вора. Ни громких голосов, проникающих сквозь дощатый до блеска надраенный пол, ни пения цикад за окном. Даже шорохи, вечно живущие в темных углах старых домов, стихли, затаились.  Только свечной огарок тихо потрескивал, мерцая и грозясь вот-вот погаснуть.  Аромат теплого воска и горящего фитиля смешивался с запахом дурманящих сонных трав, и Антуан старался не приближаться к изголовью кровати. Конечно, жидкость во флаконе обладала очень слабым действием на бодрствующего человека, но все же…
Тихо зашипела и погасла свеча, месье Руис в очередной раз зашевелился. Наверное, стиснул крепче книгу, которую прижимал к груди. Неужели так ему дорога? Антуану даже стало интересно, что это за книга такая.
Теперь и темнота  стала ему врагом. Одно дело – заранее изучить обстановку, узнать, где что лежит, когда и где проходят слуги и стража. Тогда тьма становится вору лучшим другом, любовницей, женой, хранителем. Но сейчас… Антуан достал из декольте свечу, и, повозившись немного, зажег крохотный огонек. Ему нужно было видеть.
Всего свеч он припас две. Еще в складках юбки был спрятан небольшой нож, а в лифе затаилась пара тоненьких отмычек. Он бы еще с собой взял веревку, один из сильных сонных экстрактов вместо этого, выданного женой владельца кабака, страдающей бессонницей. И, пожалуй, лампаду вместо свеч прихватил бы. Но у него не было времени, чтобы сходить за нужными вещами и все продумать. Да и месье Алехандро бы наверняка заподозрил бы что-то неладное, если бы Антуан стал готовиться к шутке, как к преступлению.
Пряжки на сапогах поддавались плохо, и Антуан провозился с ними достаточно долго. А потом еще выждал несколько минут, боясь, что мужчина проснется.
Но это была меньшая из бед. Сапоги – сапогами. Но как стянуть с месье штаны и белье, при этом его не разбудив?
Помолившись всем богам, Антуан аккуратно и тихо подобрался ближе. Ловкие пальцы быстро расстегнули ремень и шнуровку на брюках.
А что делать дальше, Морель попросту не знал, поэтому на пробу нерешительно и очень осторожно опустил ладонь на бедро лейтенанта, начиная медленно стягивать с него брюки. Буквально сантиметрам. Задачу осложняло то, что мужчина спал на боку, и получалось как-то неравномерно.
Надо было срочно что-то придумать…

+1

6

Тягостный сон прервался, плавно увлекая лейтенанта в иную свою фазу, где все звуки становятся глуше, чувства притупляются. Дыхание стало еще тише, спокойнее, ровнее. Если не приглядываться, то можно было подумать, что раскинувшийся на простынях офицер в полном своем облачении - уже любовник смерти, а здоровый румянец на щека - всего лишь мираж, созданный танцем пламени свечи. Именно в этот момент шуршащая юбками тень справилась с застежками и стащила сапоги с ног военного.
Руис даже не шелохнулся при этом, хотя толчок к пробуждению был дан.
А вот руки в районе своего паха военный почувствовал мгновенно. Он распахнул глаза, но тут же их закрыл, просыпаясь постепенно, но стараясь ничем не выдать себя. Тот, кто колдовал над ним сейчас, мог быть вооружен, а свою шпагу и кинжал Руис оставил на спинке стула. Нужно было выждать время, покуда вор...А кто еще это мог быть среди ночи в запертой комнате? Покуда вор не повернется к нему спиной. Руис осторожно приоткрыл глаза, пряча взгляд за подрагивающими ресницами. Свечное поамя освещало тонкий силуэт утянутый в корсаж, что еще больше поразило военного.
"Дама?!"
Женщинам, безусловно, Руис не доверял, считал их алчными кокетками, жадными до сердец и золота, этакими мифическими драконами в нежной коже, заманивающих в свои пещеры честных и доблестных рыцарей. И мало кто мог вырваться из их цепких коготков. Тем более, он не мог доверять даме, проникшей к нему в номер тайком, под покровом ночи и теперь стремящейся... Раздеть? Или ограбить? Что за демон поселился в голове этой полоумной женщины?!
В любом случае, бояться деву не пристало. Офицер ловко вскинул руку и поймал незванную гостью за запястье.
- Вам придется быстро и четко объясниться, какого дьявола вы здесь делаете?! - его даже не смущал собственный беспорядок в одежде. В конце-концов, не он явился к незнакомке в растрепанном виде. Руис крепко сжал пальцы, явно давая понять, что не отпустит и настроен очень не дружелюбно.
- Кто вас послал и как вы здесь оказались? - конечно, лейтенант отличался некой наивностью в делах любовных, но он не мог не заметить если бы какая-то дама положила на него глаз. Или мог? Но разве приличные девушки пробираются тайком в спальни их возлюбленных?!

+1

7

Месье был очень талантливым актером и обладал недюжинной выдержкой. Будь на месте Антуана менее опытный вор, он бы ни за что не догадался, что мужчина проснулся.
Антуан догадался. Но не сразу. Он уже почти стянул с месье штаны, когда тот внезапно резко перестал дышать. Короткая заминка – всего каких-то несколько секунд, прежде чем спокойное дыхание возобновилось. И Антуан хотел бы думать, что месье что-то приснилось. Что-то, вызванное его действиями, но, увы, этим надеждам не суждено было сбыться. У месье напряглись мышцы икр, и Антуан понял, что он все-таки проснулся.
Только вот тех секунд, которые остались в его распоряжении, у него не хватило на то, чтобы убежать. И чтобы придумать более-менее приличное оправдание.
А ведь он почти, почти успел отдернуть руку. Только вот замешкался – непривычная одежда, дурацкие рукава. Запутался, упустил время. И попался.
- Вам придется быстро и четко объясниться, какого дьявола вы здесь делаете?!  Кто вас послал и как вы здесь оказались?
У месье оказалась железная хватка. Антуан мог бы вырвать руку, но это определенно переросло бы в драку, а хотелось бы обойтись малой кровью. Можно было бы испуганно вскрикнуть, изобразить обморок, заставить Руиса разжать пальцы… Но где гарантия, что он в этом случае не станет звать на помощь? Или отпустит? Может, наоборот, решит на кровать переложить и по щекам похлопать. Не особо уж гладко выбритым щекам. И тогда обман раскроется.
Нет, обман раскроется в любом случае, но Антуану было выгоднее, чтобы случай был удобным. Пока его считают женщиной, потому не бьют и не приставляют к горлу лезвие шпаги… Самым разумным было признаться самому, а не то уязвленное маскарадом мужское самолюбие могло закончиться для Мореля лишними отверстиями в теле.
Пришлось кинуть карты на стол и не отступать. А, так сказать, нападать.
- Месье! Вы делаете мне больно!
Он даже не пытался изображать высокий женский голосок. Наоборот, добавил в голос томной хрипотцы. Подался вперед, поближе к свету, давая лейтенанту небольшую возможность выхватить детали своего облика: слишком широкие для женщины плечи, натянутую на мышцах рук ткань платья, плоскую грудь.
- А ведь я всего лишь хотел по просьбе ваших друзей сделать вам хорошо и приятно, - Антуан свободной рукой коснулся колена Руиса, игриво теребя пальцами ткань приспущенных штанов. – Месье Алехандро беспокоиться… Вас не тешат женские ласки, и… Вдруг вы… Ну, вдруг вы предпочитаете таких, как я?
А что? Этот Алехандро сам виноват. Заварил эту кашу…
Вообще, Антуан был уверен, что получит по лицу. Но  сейчас надеялся на то, что месье впадет в жуткий ступор, а это – дополнительное время. А если и ударит, то бить нанятого для постельных утех юношу будет не так сильно, как вора-извращенца. А если этот самый Алехандро говорил правду о повадках своего лейтенанта, когда подкупал Антуана… А вдруг действительно этот Руис любит мужчин? Тогда есть шанс, что он вообще разденется добровольно. При таком раскладе Антуан был бы не прочь и… А что? Симпатичный с виду мужчина…
Наверное, по-хорошему стоило рассказать правду. Но главный закон вора – не говорить о Деле – нарушать было нельзя. Иначе мадмуазель Фортуна брезгливо отвернется, и тогда пиши пропало.

+1

8

Руис слушал, а глаза его, против воли, делались все больше и больше. Удивлять ночной гость начал сразу, с целью огорошить, а может - спасти свою никчемную жизнь. Мужчина в женском, посланный пьяными товарищами лейтенанта совратить его, откровенно говоря, имел мизерный шанс на выживание, и кажется, это прекрасно понимал, ибо старался увлечь объект своего задания бесхитростными играми пальцев.
Руис брезгливо оттолкнул паренька, но тут же схватил снова, опасаясь, что тот мог сбежать. Нелепая ситуация бесила, ярость и злость на шутников мешала рационально взглянуть на происходящее. Лейтенант швырнул рывком поддельную барышню на постель, навис на секунду над ней, вжимая не девичьи запястья в пух подушки,  всматриваясь в миловидное в целом личико. Нет, что за бред?! Чтобы он? С мужчинами? Такую шутку мог выдумать только Алехо, с его вечными похотливыми замечаниями по поводу излишней целомудренности морских вояк.
- Боже мой, как это низко.
Он отпрянул, оставляя ряженного лежать на постели. Он убъет Алехандро! Ей богу! Не посмотрит, что друг и начальник! Горячая испанская кровь закипела, забурлила, напрочь сметая любые доводы рассудка. Но сперва надо было выдворить продажного мальчика, который явно желал довершить дело. Неужели он был столь наивен, что не взял с пьяных военных предоплаты? Или ему пригрозили наказанием?
- Двинетесь - убью, - полыхнул яростным взглядом лейтенант, поднимаясь с постели. Он подошел к окну и резко захлопнул его, задвинул засов, чтобы ни единая живая душа уже не могла прийти на помощь бедолаге. Не говоря более ни слова, Руис взял в ладонь кинжал, погладил подушечкой большого пальца изящный и простой рисунок гравировки на рукояти. Нет... Смысла убивать мальца не было совсем. Алехандро все сойдет с рук, а Руис испачкает руки невинной кровью. Такой ли уж невинной? Взгляд мужчины скользнул по "барышне" распростертой на его постели. Юбка при падении слегка задралась, приоткрыв довольно тонкую для мужской породы лодыжку. Где-то глубоко внутри шевельнулась искорка похотливого желания, что не удивительно, ведь последний раз с женщиной Руис был еще до отправки на сушу. Но как и любой бесчестный по мнению лейтенанта порыв, лепесточек страсти был тот час же истреблен холодным душем из мыслей набожного порядка.
Зато краткая молитва успокоила гнев. Алехо хотел пошутить? Что ж...
- Сколько твам заплатили мне не важно. Я не дам больше. Но если хотите выйти отсюда целым и живым, советую пойти мне навстречу.
Руис отложил кинжал и сложил руки на груди, внимательно смотря прямо в темный омут глаз своего пленника.
- Через час-другой вернитесь к нанимателю, создав потрепанный вид. Скажите, что я возмущался, а затем поддался вашим ласкам, голос военного был строг, словно он диктовал план наступления, а не отвечал шуткой на шутку. Виктору изрядно надоели подколки начальника и тот ведь сам вложил в руки оружие против него.
- и еще... Скажите, что я потребовал свидание с вами через пару дней.
Актер из самого Руиса был так себе, но если мальчишка будет достоверен, ему останется лишь молча поджимать губы и уходить от ответа. Это будет лучшим доказательством. Может тогда Алехо успокоится и, более того, ужаснется, что лично послужил рукой дьявола, толкнувшего его лучшего друга в пропасть греха.

Отредактировано Руис Виктор Эрерра (2015-05-17 04:31:56)

+1

9

Антуан идиотом не был, и даже не мечтал о том, чтобы сбежать. Поэтому и попыток не делал даже тогда, когда Руис отпустил его руку. Наоборот, улыбнулся и попытался подобраться ближе. И, само собой, тут же был схвачен. Еще и на кровать кинут… Жаль только, что руководствовался лейтенант яростью и брезгливостью, а не страстью. Красиво ведь швырнул, так эмоционально, что в любое другое время Антуан бы тут же возбудился. Еще и руки в подушки вжал, навис сверху, прожигая взглядом…
Красивый мужчина. Антуану бы точно с ним понравилось.
Но, увы, месье лейтенант оказался слишком правильным, и, вновь отшатнувшись, стал перекрывать все возможные пути отхода… Наивный мужчина, разве засов и столь простенький замок остановят вора? Впрочем, Руис, к счастью, не знал, с кем имеет дело. А чего можно ожидать от человека, продающего свое тело за деньги? Ну… Слез, истерик, уговоров, попыток соблазнения… Максимум – сонных трав в вине и втихую опустошенного кошелька. И Антуан всячески пытался выглядеть как можно более безобидно. Придав своему лицу немного испуганное выражение, он активно закивал, подтверждая, что двигаться не будет. И так и остался лежать с раскинутыми руками и ногами. Но через пару минут все же «осмелился» и тихо пробормотал.
- Месье, вы закрыли окно… Тогда и пузырек закройте, а то мы с вами несколько… Вы же не хотите хотеть только потому, что надышались?
Лейтенант, судя по всему, смог взять себя в руки и успокоиться. Кинжала в его руках Морель не боялся – он, конечно, явно дерется хуже Руиса, к тому же безоружен, но это не отменяло способностей Антуана ловко уворачиваться и использовать в драках подручные предметы. Пару минут он точно выручит, а если громко-громко орать, то кто-нибудь, да прибежит. Но все же Антуан надеялся, что дело разрешится миром.
Месье отложил кинжал, Антуан мысленно выдохнул. Сел на кровати, начиная расправлять юбку и поправлять лиф – в этих тряпках было дико неудобно. И, кажется, шнуровку слишком сильно затянули.  Морель весьма внимательно выслушал Руиса и согласно закивал.
- Я все понял, месье. И мне не нужно лишних денег. Знаете ли, в таких делах, как мое, обман клиента – верный шанс проснуться с перерезанным горлом, - Антуан с облегчением дернул за шнурок, распуская жуткую корсетную утяжку. Распустив его почти наполовину, он завязал небрежный узел, сдернул с плеч рукава, позволив рубахе несколько выбиться из лифа. Взъерошил волосы, несколько размазал помаду. Глаза решил не трогать – чтобы смыть уголь, нужна была вода. – Так достаточно убедительно, месье? Нет… Наверное, не очень…
Антуан решительно придвинулся к Руису, медленно опустил ладони ему на плечи.
- Не бойтесь, я не кусаюсь. Всего лишь обеспечиваю достоверность…
Пара поцелуев, от которых на рубашке остались следы пошлой красной помады.
- На всякий случай.
Убирать руки Морель не торопился. Заглянув в глаза лейтенанту, он проникновенно прошептал.
- Мне заплатили только часть. Все я получу, когда принесу месье Алехандро в доказательство ваше белье. То, что на вас, - игры – это хорошо, но и о Деле забывать не стоит. – Иначе как я докажу, что все удалось? А так это будет главное подтверждение, раз уж и вы решили подшутить над вашим другом, - и, помедлив немного, добавил. – Месье, надеюсь, я не должен в этом же виде приходить к вам через два дня?

+1

10

Руис спокойно перенес прикосновение поддельной барышни, и оно на удивление, оказалось не столь уж омерзительным. В неверном танце свечного огонька можно было в ночном посетители углядеть барышню. Миловидную, несколько крупную, но коли не знать, не слышать мужских тонов, то ошибки избежать было бы сложно. Руис мысленно поблагодарил Бога, что тот оградил его от греха.
- Белье?! - ярость вновь вспыхнула в глазах лейтенанта, а руки гостя были поспешно скинуты прочь. О, ну конечно, Алехандро не смог бы угомониться и удовольствоваться лишь словами своего специфического наемника. Ему нужны были материальные доказательства. Вполне в стиле сумасбродного приятеля. Раз уж Эрерра решил вступить в игру обмана, то стоило идти до конца. Алехо не поверит маскараду мальчишки, если тот не притащит с собой столь интимный предмет гардероба. Белье... Как и у любого не слишком богатого идальго, у лейтенанта было всего три комплекта брэ. Руис, конечно же отдавать не собирался недавно выстиранные служанкой  - ведь где же тогда достоверность. А те что на нем... Сама мысль о том, чтобы оголиться под взглядом другого человека и, внезапно, почувствовать рядом податливое тепло чужого тела пропела томным возбуждением в каждой клеточке лейтенантского праведного организма.
Пузырек...
Руис стряхнул наваждение, отвел взгляд от декоративно оголенного аккуратного плечика парнишки, все еще старающегося довести свое дело до конца. Надо же, какая преданность своей профессии! Словно у падших женщин, о нет, мужчин- есть гордость и честь!
Рука лейтенанта сразу же нащупала пузырек, но закрывать он его не стал. Подошел к окну, распахнул ненадолго ставни и вышвырнул вон. Чем меньше таких флакончиков в арсенале ночных "гулен" по чужим спальням, тем спокойнее будет сон стражи и сохраннее кошельки благочестивых сеньоров.
- Отвернитесь, - хлопнули ставни, щелкнула щеколда. Лейтенант, хоть и ходил на корабле долгое время, имел в своем распоряжении половину каюты, а порой небольшая каморка была отдана ему целиком, поэтому щеголять голым задом перед другими мужчинами он уже порядком отвык. Дождавшись, покуда "барышня" выполнит его приказ, Руис стянул с себя штаны, благо, сапог его уже лишили ловкие ручки, затем и белье. Штаны лейтенант мгновенно натянул обратно. Легкое возбуждение было бы заметно столь опытному взгляду ночного гостя.
- Держите, - он сунул скомканные брэ в руки мальчишки. Дело сделано,  - в качестве достоверности, лезьте через окно обратно. Я бы не стал себя компрометировать и выпускать среди ночи через общий зал девицу.
Над вопросом юноши пришлось задуматься. Алехо мог повестись на эту уловку и отстать от приятеля раз и навсегда. А мог не поверить и тогда лучше было бы подстраховаться.
- Зайдете через пару дней сюда. Я накормлю вас ужином, и, если потребуется, мы побудем немного в номере.

Отредактировано Руис Виктор Эрерра (2015-05-25 06:24:17)

0

11

Месье снова начал нервничать и переживать, но Антуан теперь не понимал причин его беспокойства и раздражения. Немного обиженно надув губы, он окинул лейтенанта изучающим взглядом и спокойно подтвердил.
- Ну да, белье. Право, mon charmant, вы реагируете так, будто я вашу девственность в доказательство попросил. Не вижу в исподнем ничего постыдного. Стыдиться надо отсутствия оного… Или вам жалко?
Антуан сделал как можно более невинное лицо, чтобы получить по шее. Проводил пузырек печальным взглядом, горестно вздохнул и покачал головой.
- Ну вот, а полезная ведь вещь была, особенно для тех, у кого уже нет интереса к любовным утехам… Кстати, об утехах. Когда ваш друг предъявит вам ваше исподнее, лучше бы вам изобразить удивление. Будто вы не ожидали этого. Не часто же люди подобные мне уходят от тех, с кем проводят ночь, с деталями их одежды, - Морель со вздохом отвернулся, когда его попросили, и тихо пробурчал. – Право, какой вы стеснительный… Как будто там у вас что-то особенное, чего у других нет.
Дело было сделано. Трофей получен, аккуратно сложен и надежно спрятан за лиф платья.
- Ну вот. Моя грудь теперь на пару сантиметров больше, - Антуан ухмыльнулся, - Но даже не надейтесь, что я потом приду в женской одежде. Это вообще вышло спонтанно, чтобы вам, месье, не было слишком непривычно заниматься любовью с мужчиной… Но я приду, причем просто так. Мне любопытно, куда зайдут ваши с вашими друзьями шутки.
Немного помолчав, Антуан опять вздохнул, повалился на кровать, закинул ногу на ногу. Широкая юбка тут же задралась, демонстрируя Руису гладко выбритые длинные ноги, «украшенные» кружевными панталонами.
- А вот зря вы, кстати, отказались, месье. Вы красивый мужчина, и мы могли бы доставить друг другу удовольствие. Я мог бы ублажить вас языком и губами, уж в этом мужчины и женщины нисколько не отличаются. Скорее наоборот, женщинам удается хуже, они ведь не знают, как и где чувствуется…
Теперь, когда Дело было сделано, Антуана снова потянуло на подвиги.
- Не знаю, как вы, месье, а я даже возбудился, как только представил

0

12

Ночь пахнула свежестью, из комнаты быстро улетучивался легкий аромат странной смеси, которую совсем недавно рука лейтенанта отправила на мостовую. Руис пристально вгляделся в улочки, но ни силуэта, ни движения не заметил. Значит парнишка все же пришел один, а его наниматель продолжает свою шумную гулянку с приятелями. Только подумать... Если об этом знает местные офицеры, в каком нелестном свете выставляет его друг... Неприятное, леденящее душу чувство, что его попросту предали пришлось изгонять совсем иными мыслями и оправданиями Алехандро. Тот был не прочь позабавиться в фривольных домах, часто пытался в них затащить Виктора и, по его же словам, так поступали многие знатные особы. Что плохого в том, чтобы стряхнуть с тела напряжение, мешающее работе, забивающее мысли греховными образами? И спорить с Алехо, доказывать, что он неправ, что воля и честь для того и даны мужчине, чтобы не поддаваясь на мирские соблазны, верой и правдой исполнять свой долг перед Короной и Богом, было все равно, что спорить с бревном.
Скрип кровати отвлек Руиса от окна.
Кажется, кто-то начинал наглеть. Греховные фразочки слетали с губ мальчишки одна за одной, а манеры стали более развязными. Он чувствовал себя совсем, как дома, развалился на кровати, ведя пространные речи об интимной связи, от которой Руис, ествественно, будучи офицером Королевской армии и правоверным католиком, отказывался.
- Мне сдать вас инквизиторам? - о, конечно, серые немытые будни полыхающих костров уже канули в Лету, но церковь все еще бдила непослушных овец. Особенно тех, кто открыто вел пропоганду своего образа жизни и склонял к распутству и греху честных прихожан. Во всяком случае, Руис свято верил, что именно так и есть...
Если гость не понимает намеков, следует ему сказать открыто. Какой уж тут этикет, коли к тебе без спросу среди ночи вламываются и пытаются, о Боги, совратить самым бесстыдным образом?!
- Как вести себя с моим приятелем я разберусь сам, - холодно ответил лейтенант, - вам же следует немедленно отправиться к себе, а через час явиться к шутнику с докладом и доказательством. Где найти меня через пару дней вы знаете, нюансы дела мы с вами оговорили, так что будьте так любезны, покиньте мою опочивальню.
Голос Руиса был тверд и строг. Может, если бы мальчишка вел себя менее распутно, он бы согласился еще некоторое время потерпеть его в своей комнате. Но эта разнузданность и откровенность были присущи портовым шлюхам, коих Виктор изрядно презирал. Но ладно бы еще падшее существо перед ним было бы девкой, так нет... И каким бы миловидным не было личико мальчишки, и какие бы горести не толкнули его на столь низкий и грязный жизненный путь, преодолеть неприязнь Руис не мог. Что уж говорить даже о вероятности быть в одной постели!?

Отредактировано Руис Виктор Эрерра (2015-05-31 04:24:21)

0

13

Признаться, Антуана начала откровенно забавлять эта ситуация. Пожалуй, никакая из краж не приносила ему столько приятных моментов, сколько эта. Конечно, было как-то бесчеловечно вот так вот издеваться над месье, но… Но месье словно сам напрашивался. Своей правильностью, праведностью и, что скрывать, преклонением перед теми законами, которые в этом мире не очень-то и работали.
Когда-то давно Антуан задал одному святому отцу вопрос. Если Бог есть любовь, и любовь является даром, данным свыше, почему любовь мужчины к мужчине считается грехом. Тогда священник потрепал его, пятнадцатилетнего мальчишку, по голове и ответил, что это не любовь, а похоть. И все слова Антуана о чувствах пролетели мимо его ушей. Тогда Антуан впервые задумался о том, что боится того Бога, который ставит на свои дары ограничения, нарушение которых ведет в ад. Не очень-то получалось… милосердно.
Конечно, он не осуждал таких людей, как Руис. Скорее восхищался их выдержкой и силой духа, не позволяющей идти на поводу у тела. Но… Но это все равно было так забавно!
Из распахнутого окна в комнату вплывали ароматы испанской летней ночи. Антуан глубоко вдохнул, улыбнулся, встал с кровати.
- О нет, месье. Не надо инквизиции. За мной если и приходят, то другие люди.
Антуан неторопливо подошел к окну, выглянул и печально вздохнул.
- Смотрите, лестницу убрали…  Вы что, заставите даму прыгать? – судя по глазам Руиса, еще немного таких шуток, и в окно полетит чей-то труп в женском платье. Антуан резво забрался на подоконник и примирительно поднял руки, - Ладно. Извините, месье лейтенант. Если честно, я не продаю свое тело за деньги. Просто так получилось, и я был вынужден вот это сделать. Такая шутка мне показалась очень необычной… Но про доказательства я не врал. Хотя странно, что они попросили ваше белье, не так ли?
Говорить о Деле и о том, что он вор, Антуан, естественно, не собирался. И рассказал ровно половину правды, ту, что не имела для мадмуазель Фортуны никакого значения.
- Я приду через два дня, как обещал, месье, - теперь Антуан говорил уже абсолютно нормально, без этих пошлых придыханий и мурлыканий. Хотя мурлыканье немного осталось – но уже из-за банального акцента. – И, кстати, хоть я и не продажный мальчик, но с вами я бы с удовольствием, просто так, не за деньги. Спокойной ночи, месье.
Послав лейтенанту воздушный поцелуй, Антуан подобрал юбку и спрыгнул. Было высоковато, и одежда мешала, поэтому пятки он отбил капитально. Дохромав до узкой щели между домами, где он оставил вещи, Антуан быстро переоделся, вернулся в кабак и передал белье Руиса его командиру.
На подушке лейтенанта осталась лежать карта – на этот раз это был червовый валет. Ну не мог же Антуан уйти без маленького подарка в благодарность за такое хорошее с собой обращение?

---Le fin---

+1


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Настоящее » Принцесса на горошине или "как легко лишиться руки".