Кровь и кастаньеты

Объявление

Мои благочестивые сеньоры!
Я зову вас в век изысканного флирта, кровавых революций, знаменитых авантюристов, опасных связей и чувственных прихотей… Позвольте мне украсть вас у ваших дел и увлечь в мою жаркую Андалузию! Позвольте мне соблазнить вас здешним отменным хересом, жестокой корридой и обжигающим фламенко! Разделить с вами чары и загадки солнечной Кордовы, где хозяева пользуются привычной вседозволенностью вдали от столицы, а гости взращивают зерна своих тайн! А еще говорят, здесь живут самые красивые люди в Испании!
Дерзайте, сеньоры!
Чтобы ни случилось в этом городе,
во всем можно обвинить разбойников
и списать на их поимку казенные средства.
Потому если бы разбойников в наших краях не было,
их стоило бы придумать
Имя
+++
Имя
+++
А это талисман форума - истинный мачо
бычок Дон Карлос,
горделивый искуситель тореадоров.
Он приносит удачу игрокам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Настоящее » Забавная истории с печальными последствиями


Забавная истории с печальными последствиями

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники:
Олег Вулфсон, Антуан Морель, Михаэль Люсия Фернанду
Время:
1750
Место:
Дом кузнеца
Предполагаемый сюжет:
Любовник Антуана подозревает своего благоверного в измене. Уж слишком часто тот ничего не объясняя отлучается неведомо куда. И вот у Михаэля появляется мысль проследить за ним. Увидев каком доме скрылся возлюбленный мужчина решает пробраться в него дабы застукать «неверную» прямо на месте преступления, но ошибается комнатой и…

0

2

Широко зевнув, и опустив на стол пустой бокал, в котором всего каких-то десять секунд назад радостно плескалось крепкое вино, мужчина подпер подбородок рукой и с тоской посмотрел на шахматную доску перед ним.
Вот уже в который раз кузнец с нетерпением ждал вора, чтобы тот пришел и обыграл его. Обыграл подчистую, что, кстати говоря, не было особенно сложным делом, ибо играл кузнец из рук вон плохо.
Этой игре Олега обучил старый приятель в конец обнищавший художник – аристократ, чьим девизом было: мастерство – не пропьешь!
Что кстати соответствовало истине, ибо мастерство действительно нельзя было пропить в отличие от состояния и родовых земель. И вот теперь это горемыка скитался по свету ночуя где придется, и питаясь тем, что бог пошлет.
Новый взгляд на резные фигуры прервал размышления Олега, а правильнее будет сказать, - повернул их совсем в иное русло. Кузнец снова подумал об Антуане. Они с юношей всегда играли на деньги, и даже если бы Вульфсон был бы чемпионом мира по шахматам, он бы все равно подался своему другу.
«Мальчишка слишком город, чтобы брать у меня деньги просто так. А вот если он честно победит меня… то думаю, что приличная сумма удержит его от воровства. По крайне мере, на несколько минут…»

+1

3

- Bonne nuit, mon ami!
Привычку входить через окно Антуан не оставил, и через дверь входил в двух случаях: когда был сильно уставшим после Дела или когда накануне ночью они с Михаэлем развлекались слишком бурно. Сегодня был второй вариант, но Антуан против обыкновения пролез через окно. Настоящих Дел давно не было, и почему-то ему захотелось размяться. В той комнате, где они обычно играли, решетка была скорее декоративно-символической, не то, что на первых этажах.
- Эй, и даже не поможешь? У меня задница болит, и спина, и плечи… Втащи меня уже внутрь!
Антуан мог бы совершенно спокойно влезть в окно сам, но это было слишком скучно. Во-первых, он любил, когда его носили на руках – пусть даже на расстояние метр от подоконника. Во-вторых, месье при упоминаниях последствий ночных развлечений Антуана очень забавно делал вид, что ему все равно. Хотя Олегу действительно было все равно, но он до сих пор несколько смущался и тушевался. И Морель этим бессовестно пользовался, подшучивая над месье Вульфсоном, так как прекрасно знал, что кузнец его не обидит в любом случае.
- А подушечку мне под седалище? А, вон, сам вижу.
Переместив подушку с кушетки на стул, Антуан аккуратно сел.
- Лучше бы мы в покер играли. Хоть выпить можно было бы чего покрепче вина, - улыбнувшись Олегу, Антуан обхватил пальцами одну из фигур и сделал первый ход. – Кстати, я сегодня ненадолго. Два часа максимум. Капусточка начал задавать вопросы, ревновать и негодовать по поводу того, что я слишком часто и слишком надолго отлучаюсь к тебе. Это так мило, да?
Так как бокал Олега был пуст, а Антуана еще не был наполнен, Морель быстро исправил эту ситацию.
- За что пьем сегодня? Или просто пьем? Кстати, друг мой, я наконец-то созрел. Давай поиграем не на деньги, а на заказ. Если выигрываю я, ты делаешь мне желаемое, если ты… То я могу тебе что-нибудь украсть.

+1

4

После той истории с делом о вампире Антуан сильно изменился. Во всяком случае, именно так казалось Михаэлю. Хотя, иногда корсиканец вполне трезво отдавал себе отчет в том, что Тони на самом деле просто поправился и вошел в русло своей обычной жизни, просто Миша до этого момента знал его всего сутки. А после - выхаживал мечущееся от боли тело, боролся за душу вора уже не со стражниками кордовской тюрьмы, а с самим дьяволом, потому он, пакость такая, никак не хотел его отпускать из мертвой хватки.
Усилиями и молитвами любовника Морель пошел на поправку, а вместе с тем и начал проявлять свой настоящий характер. Михаэль мужественно терпел все: флирт Антуана с другими мужчинами, заигрывания с женщинами, выпивку, его воровское дело, в котором и сам частенько помогал, разыгрывая сценки на двоих - но, черт возьми, не так он представлял семейную, мать её, жизнь!
К слову сказать, Фернанду многое прощал возлюбленному. Еще бы, стоило Тони после очередного скандала на почве ревности приползти в постель со словами "Как ты сегодня хочешь, мон шу-шу?", поулыбаться виновато и обвешать шута поцелуями да ласками как лапшой по ушам, - и Михаэль забывал обо всем. Ну что поделаешь, такой характер. Сам такого на крыше подобрал, теперь остается только верить в то, что обаяние Мореля не выходит за рамки пусть и откровенного, но флирта.
Сперва корсиканец раздражался на фразу "...А мы с Андреа Фольи...". И увещевания француза о том, что они просто друзья, что Фольи спас ему жизнь, что они бы никогда..., что он любит только Михаэля и никого другого не помогали и не могли унять гнева горячего меридского шута. Со временем Миша стал привыкать и уже не ронять предметы при одном упоминании имени Андреа, даже если речь шла не о Фольи. В конце-концов просто смирился и стал воспринимать этого мифического мужчину как члена семьи. Далекого-далекого. Благо, на горизонте он и правда не появлялся.
Но стоило Михаэлю вздохнуть с облегчением и, наконец, насладиться Антуаном всецело, понимая, что всех шавок в округе от драгоценности своей отогнал, как вновь ударил гром.
- То есть, как это ты уезжаешь к своему другу Олегу Вульфсону на выходные? - Миша даже забыл, как надо целовать губы любовника. Он снял его с себя, укладывая на кровати и поднимаясь на локтях. - И что это вообще за друг такой? Впервые о нем слышу...
История с Вульфсоном была похожа на историю с Фольи. Если коротко, то "этот добрейший джентльмен просто спас меня тогда, когда все отвернулись и я был на волоске от смерти!". Михаэль только скептически повел бровью и отказывался целовать Антуана целые сутки. Потом, конечно, сам не выдержал и поймал вора где-то между уборной и спальней. Собственно, там и заставил раскаиваться за все греши. В весьма приятной манере.
Миша был готов смириться с тем, что его юный любовник постоянно влипает в истории, где пребывает на волоске от смерти, и точно также всегда появляются мужчины, готовые безвозмездно помочь. Обаятельный гад, этого у него не отнять. А какая улыбка... И Михаэль уже приготовился к тому, что в семье появился еще один "друг", но разговоры о Вульфсоне начали затмевать разговоры о Фольи, к которому шут уже привык как к родному.
Да и ездить Антуан к нему стал все чаще. И что самое страшное, Михаэль начал обнаруживать, что Тони возвращается домой с деньгами. Дело в том, что обо всех своих Делах Морель научился рассказывать тому, кого называл любимым. Значит, сделал вывод Миша, к Вулфсону он ездил не на работу. Или, может быть, на работу, но совсем иного толка?
После очередного такого возвращения в подпитии и с деньгами, выпавшими из кармана, разгорелся скандал.
- Я не собираюсь держать в своем доме шлюху, Морель!... - корсиканец был очень зол. Причем, скорее оттого, что был совершенно беспомощен в своем положении. Антуан стоял напротив, чуть ли не в комок сжимаясь, по-детски выпятив нижнюю губу и потупив взгляд, а Михаэль не знал, что делать. Выбить дурь из него или поверить, что он ездит играть с другом в шахматы?
И в какой-то момент шута, уставшего и озлобленного в кои-то веки, посетила мысль: проследить за Антуаном и своими глазами увидеть, чем эта парочка "друзей" занимается.

Отредактировано Михаэль Люсия Фернанду (2015-06-22 17:36:53)

+1

5

- Антуан! – усмехнулся на приветствие кузнец, - я же сто тысяч раз просил тебя не лезть в окно! Во-первых это – странно. А во-вторых, после этого я всегда какое-то время чувствую себя хрупкой застенчивой девицей, которую пришел навестить ее тайный возлюбленный. 
Протянув свои руки, кузнец действительно легко внес вора в помещение.
- Подушечка? – рассмеялся Олег, - а я думал, что сегодня ты посидишь на моих коленях. Или мои старые колени слишком жесткое сидение для твоего Королевского зада?
Кузнец флиртовал. За время общения с Антуаном Олег научился «флиртовать» с ним, видя, что подчас молодому мужчине это доставляет своеобразное удовольствие.
Вульфсону вообще нравился этот внешне всегда такой беззаботный тридцатилетний парнишка, и кузнецу нравилось развлекать его. Нравилось видеть эту брызжущую жизнерадостность, улыбку на его лице. Нравилось настолько, что в какой-то мере мужчина даже завидовал его любовнику.
- В покер? А почему и нет? В покер я большой мастак. – Вульфсон отхлебнул из вновь наполненного вином кубка. До прихода Антуана кузнец уже успел несколько раз к нему приложиться, так что был слегка навеселе. Наверное, именно эта веселость и заставила его не раздумывая согласиться на пари.

+1

6

- А я не люблю входить через двери.  Это слишком просто, к тому же все видят, когда я прихожу. Могут возникнуть вопросы. А так никто не знает
У месье Вульфсона всегда было отличное вино. Терпкое, приятно щекотавшее небо и быстро развязывающее язык. И иногда туманящее разум и дающее волю рукам. Сегодня как раз был такой случай, и вскоре Антуан уже сидел на «старых жестких коленях кузнеца», утыкаясь ему в плечо носом и жалуясь на жизнь.
- Представляешь, шер, он назвал меня шлюхой! Меня! Шлюхой! А я ни разу ему не изменял! Я даже не целовался ни с кем. Флиртовал, да… Но я себя всегда так веду, это что, так плохо? Флирт – это флирт. Если бы я хотел кого-то соблазнить, я бы не флиртовал, я бы соблазнял. – Антуан как-то после вина несколько растерял веселость. – А он не верит мне… А я уже несколько устал от этих ссор. Я даже пробовал вести себя иначе, но долго не получается. Душит. И грустно очень становится… Это я к чему… Ты не будешь против, если я вас познакомлю? Чтобы он убедился, что я к тебе играть хожу…
Антуан, тяжело вздохнув, сполз с колен кузнеца, взял себя в руки и достал карты, начиная тасовать колоду. Это странным образом успокаивало, и вскоре Антуан снова начал улыбаться. К тому же он действительно был уверен, что месье Вульфсону и капусточке нужно просто познакомиться. Тогда бы Михаэль точно поверил и перестал бы ревновать.
- Жаль, что нас двое. Покер выйдет скучным, потому что я запоминаю карты. Ты, правда, думаю, тоже. Но, - Антуан чуть прищурился. – Я буду мухлевать, будь внимателен, mon cher ami
В последнее время Антуан практически не играл. В злачные кабаки он больше не ходил – Михаэль был против. А в нормальных заведениях играть оказалось скучновато. Да и не рисковал он пока что соваться в приличные заведения – прееломы зажили не так давно, и он мог попросту… Уронить карту. Не успеть заменить. Мало ли… В общем, ему была нужна практика.
Раздав карты, Морель величественно кивнул.
- Начинайте, месье. Даю вам фору и время подумать... И обыскать меня, вдруг найдете мои тузы в рукаве? В обмен на очередной бокал вашего чудесного вина.
Само собой, Антуан карты в рукавах не прятал. Но ему действительно было интересно, как будет действовать Олег, зная, что перед ним сидит шулер. Весьма неплохой шулер. Заметит ли подмену, если таковая будет? Захочет ли осмотреть одежду Мореля? Или решит поддаваться. Или же просто будет полагаться на свои силы и внимательность?

+1

7

Выяснить адрес, по которому чуть ли не каждые выходные срывается Антуан было не сложно. Кажется, в Кордове все знали, где живет Олег Вулфсон. Ну, кроме Михаэля, который делал скидку своему невежеству по причине не долгого здесь пребывания. Оказывается «друг» Тони был кузнецом. Считался синьором добрым, готовым прийти на помощь любому нуждающемуся: и пищу даст, и кров, и денег, если в том будет нуждаться просящий. Ко всему прочему, руки, говорят, у него были золотые. Поселившись в Кордове Олег в скором времени практически избавил себя от кузнечной конкуренции, обслуживая и бедняков, и богачей. Крепче его подков не было во всей округе, чего уж говорить об орудиях труда, необходимых для земледельцев.
Одним словом, любили в Кордове этого подлеца, коим окрестил Вулфсона Михаэль, еще сильнее разозлившись на него после всех россказней местных жителей. По всему выходило, что человек-то он хороший, раз ни единого слова в поругание ему не было сказано.
-Да и что теперь, у хороших людей не может быть любовников? - ворчал шут себе под нос, пробираясь по темноте к дому Олега. Особняк был хоть и небольшой, но тем не менее трехэтажный. Однако свет горел только в нескольких комнатах второго этажа. Тем лучше, лезть не так высоко.
Михаэль умудрился за время своего небольшого пути по улицам города разузнать о субъекте восторженных откликов Антуана практически все, вплоть до личной жизни. Но и эта информация его не порадовала. Был женат, однако горячо любимая супруга его скончалась, не успев воспитать дочку, которую родила. После у Олега были попытки снова найти семейное счастье и мать для своей дочери, но тщетно — и вторая супруга скончалась, не прожив с кузнецом и пары лет. Поговаривали, что он и в третий раз начал поиски жены, однако дамы, после всех событий, стали волей-неволей сторониться мужчины.
-Когда отвергают дамы, не прочь взглянуть и на мужчин?... - полыхал Михаэль глазами на дом своего новоиспеченного врага снизу вверх.
Сумерки в Кордове были злачные, как и те улицы, по которым они растекались густой душистой патокой: вытянешь руку вперед — и уже не видно кончиков пальцев, словно в мутную воду окунул. Единственное, что дарило свет — это окна второго этажа.
Миша, как ему показалось, верно рассчитал то окно, которое принадлежало спальне хозяина дома: оно было больше остальных и свет сочился оттуда приглушенный. Шут, до чертей злой и раскаленный добела, подергал руками пожарную лестницу, чтобы проверить, не отвалится ли она под его весом, и с тихим рыком вцепился в нее, пробираясь наверх.
-Молись, Морель, чтобы я застал вас за безобидной игрой в шахматы, - шипел себе под нос Михаэль, уже почти уверенный, что обнаружит совершенно не это. - Потому что если я увижу, что ты кувыркаешься с кузнецом в одной постели, то спущу тебя с этой самой лестницы и буду гнать веником до самого дома, а вот уже там ты точно получишь по полной программе. И ноги твоей...в жизни моей...больше не будет...
Корсиканец с каждым шагом злился все сильнее. Так роптал, что руки его дрожали, а ноги уже не разбирали выбоин для того, чтобы попасть в них носками ботинок, переползая с балкона на балкой. Один... Второй... Третий. Кажется, этот. Ведь именно здесь был приглушенный свет? А сейчас и вовсе выключен. Остается дело за малым. Дождаться ключевого момента и ворваться в спальню, разоблачая изменника и его любовника.
Михаэль решил немного подождать. Он встал чуть сбоку от окна, чтобы не мельтешить и не отбрасывать тени, не мешать негодяям развлекаться. Однако при этом весь превратился в слух, чтобы знать, когда наступать.
Странно, но никаких характерных для занятий любовью звуков из комнаты не доносилось. Антуана во время секса корсиканец знал уже достаточно хорошо, чтобы с полной уверенностью заявлять — там ничего не происходит. Но как же так? Он своими глазами видел движение тел, кто-то там бродил, кто-то выключил в спальне свет и лег в постель. Разве что развлеклись любовники где-то в другом месте? В коридоре, в ванной, в кухне... И пришли в опочивальню уже отдыхать.
Михаэль поморщился от этих мыслей и сжал зубы так, что аж язык прикусил. Ничего не оставалось, кроме как проверить верность своих догадок. Благо на улице было жарко и никто не додумался запирать окна балкона на засовы. Стоило лишь поддеть рукой, и створки бесшумно распахнулись, открывая проход в спальню.
Первое, что вызвало у Миши удивление — устойчивый запах женского парфюма, витавшего в комнате. Он был к этому настолько не готов, что чихнул.
-Кто здесь?! - встрепенулось что-то на кровати. Оно испуганно прошептало свой вопрос, а потому не было понятно, мужчина это или женщина. Обвинить существо в хрупкости ревнивец вряд ли смог бы, а потому даже не стал сомневаться, что это Тони, в очередной раз вошедший в образ любовника.
-Я — твоя смерть, Морель! - угрожающе прошипел Миша. - И сейчас я буду тебя убивать, как Отелло Дездемону, потому что Дездемона это ох как заслужила...
Шут сделал уверенный шаг к кровати.

+1

8

- О нет! – смеясь кузнец погрозил ему пальцем, - если кто-то увидит как вы раз за разом будто вор или тайный кхм… пробираетесь в мое окно вопросов будет гораздо больше!
Недолго думая гость воспользовался предложением и вспорхнул к нему на колени, так что Олегу ничего не оставалась, кроме как обнять Антуана двумя руками помогая ему сесть как можно удобнее. «Чай уже не маленький мальчик! Неудобно просто так на коленях сидеть!»
- Шлюха? Ты?!!! Да как можно! «Ты же ни с кого из них денег не брал!» Успокойся, - произнес Олег, нежно поглаживая Антуана по волосам. - Он просто не знает твоего характера. Не понимает что если кто-то кокетка, это вовсе не значит, что этот человек – шлюха. Все дело не в том, - грубые пальцы кузнеца ласково перебирали чужие пряди, - все дело не в том, что твой любовник не доверяет тебя, а в том, что он просто не уверен в себе. Он просто боится оказаться недостойным тебя. Боится, что однажды ты встретишь кого-то другого, лучшего, того, кто превзойдет его, и тогда ты уйдешь. Думаю, что сама мысль потерять тебя для него невыносима, и это сводит его с ума.
Олег улыбнулся, прижимая к себе Антуана, гладя его по спине, успокаивая, как успокаивал бы женщину или ребенка. Да именно так. Хотя, кузнец и не воспринимал вора исключительно как женщину или как дитя. Скорее, он воспринимал его как некое создание. Эфирное и бесполое.
Во всяком случае, поведение, и чувства, которые Олег испытывал к нему, не могли быть чувствами, обращенными на мужчину.
- Конечно. – Кузнец кивнул. - Я с радостью познакомлюсь с твоим другом. Думаю, твоя «капустка» весьма занятный субъект…
Руки медленно и нехотя разжались и сползший с колен вор начал тасовать карты.
- Не хочешь играть вдвоем? – Олег пожал плечами. – Я могу позвать дочь. Она тоже очень хорошо играет. Правда, в основном на раздевание… - на миг лицо кузнеца приобрело крайне задумчивое выражение. – Нет. Ее, пожалуй, звать не стоит. «Иначе Антуан явно уйдет отсюда в одних носках».
- Обыскать тебя? – кузнец придал своей улыбке весьма двусмысленное выражение, - хм… звучит кране заманчиво… но я, пожалуй, воздержусь, ибо свято верю, что в твоей душе достаточно чести и благородства чтобы не пытаться надуть своего единственного друга.

Облаченная в ночную рубашку девушка сидела на постели и пыталась высушить влажным полотенцем свои густые золотисто-рыжие волосы.
Она прекрасно знала, что сегодня отец играет в свои странные игры со своим не менее странным другом, к себе она никого не приглашала, и поэтому страшно удивилась, когда в ее комнату прямо с балкона шагнул мужской силуэт.
- Кто здесь?
«Эрик? Джон? Эрнест? Родриго? Роман? Мигель? Диего? Анжело? Анри? Маркус? Натан? Лен? Да кто же из них?! Не хватало еще обознаться и назвать любовника чужим именем!»
- Какой еще к черту Морель?!!! – возмутилась женщина, поняв, что голос говорившего ей совершенно не известен. – Да не сплю я ни с каким Морелем! А вы, собственно говоря, кто? – холодно спросила молодая женщина, поднимаясь с постели, - зачем сюда проникли? Да и какого хрена тут вообще происходит?!!!

0

9

- А, может, подумают, что я вашу очаровательную дочь навещаю… Или великолепную мадам, которая готовит вам столь замечательную еду. Но вы не волнуйтесь. Если бы меня замечали в момент проникновения в дома, я бы давно гнил на каторге. Я, знаете ли, действительно неплохой вор.
Странный был повод для гордости, но Антуан не гордиться не мог. К тому же его во многом подстрекало снисходительное отношение месье Вульфсона к подобным словам. Да и к поведению Мореля в целом. Считал ли Антуан аморальным пользоваться этим? Конечно, нет. Наоборот, пользовался с удовольствием. Ну что поделать, если душа просила, а возможность имелась? Вот тот же Михаэль относился к делам Антуана более негативно, и пару раз заводил разговор о «смене работы». Ну его понять можно было – волновался, переживал за любовника. И все же… Все же Антуану, как любому человеку, иногда было необходимо дружеское одобрение.
- Ну вот и как теперь я буду мухлевать, месье? После столь приятных слов я действительно не смогу жульничать. Поэтому придется сменить колоду, - Антуан ловко сгреб карты в ровную стопку, достал другую, более новую, быстро перетасовал и снова раздал карты. Старую он убрал в карман жилета, притворно-огорченно вздохнув. – А те были крапленые. Я бы не удержался… А побыть благородным иногда хочется.
Пару минут игра шла в тишине. Потом Антуан все же не выдержал и продолжил начатую щепетильную тему. Сам толком не знал, зачем именно – возможно, надеялся на совет более опытного в прочных узах долгосрочной любви мужчины.
- Он знает меня, месье. Мы же с ним занимаемся любовью. А я нигде не бываю столь откровенен, честен и открыт, как в постели. И он знает, что я уже встречал мужчин лучше него. Красивее, богаче, интереснее даже. Но я ведь с ним, а он со мной, хотя тоже наверняка встречал кого-то повкуснее. Это же любовь, месье. Вот скажите, разве любви не достаточно, чтобы забыть об этих глупых страхах? Быть может, когда вы познакомитесь, вы сможете ему объяснить, как… Как вы ко мне относитесь? Чтобы он перестал так говорить. Это же больно. А он не понимает, как больно делает, называя меня такими словами.
Вновь вспыхнувшая обида заставила Антуана закусить нижнюю губу и отвести взгляд в сторону. Вроде и стыдно снова стало за свое бабье поведение, но и выговориться хотелось.
- А ваша дочь играет в покер? Так почему бы ее не позвать? – Антуан улыбнулся, ненадолго отвлекаясь от проблем. Но, впрочем, быстро сориентировался. – Ах да… Молодой приличной девушке в это время полагается отходить ко сну. А не играть карты с мошенником, по которому тюрьма плачет. Само собой, такой отец как вы не допустит ничего, что могло бы опорочить честь мадмуазель.
Хотя посмотреть на мадмуазель хотелось. С ней Антуан был не знаком. Разве что пару раз видел в коридоре, и то мельком. Интересно было жутко – похожа ли она на Вульфсона, или же пошла в мать? Как воспитана? Как относится к столь странным увлечениям отца, как игра в шахматы по ночам с кем-то подозрительным? Но, увы, совать нос в дела семейные Антуан не мог хотя бы из уважения к своему спасителю и другу.

+2


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Настоящее » Забавная истории с печальными последствиями