Кровь и кастаньеты

Объявление

Мои благочестивые сеньоры!
Я зову вас в век изысканного флирта, кровавых революций, знаменитых авантюристов, опасных связей и чувственных прихотей… Позвольте мне украсть вас у ваших дел и увлечь в мою жаркую Андалузию! Позвольте мне соблазнить вас здешним отменным хересом, жестокой корридой и обжигающим фламенко! Разделить с вами чары и загадки солнечной Кордовы, где хозяева пользуются привычной вседозволенностью вдали от столицы, а гости взращивают зерна своих тайн! А еще говорят, здесь живут самые красивые люди в Испании!
Дерзайте, сеньоры!
Чтобы ни случилось в этом городе,
во всем можно обвинить разбойников
и списать на их поимку казенные средства.
Потому если бы разбойников в наших краях не было,
их стоило бы придумать
Имя
+++
Имя
+++
А это талисман форума - истинный мачо
бычок Дон Карлос,
горделивый искуситель тореадоров.
Он приносит удачу игрокам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Кордоба и окрестности » Алькасар Христианских королей (мэрия, инквизиция)


Алькасар Христианских королей (мэрия, инквизиция)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://sf.uploads.ru/t/Ra0vj.jpg

Алькасар Христианских Королей – это старинный замок, расположенный в историческом центре Кордовы, возле знаменитой мечети. Слово «алькасар» означает по-арабски «дворец». В Испании возведено несколько резиденций монархов. Кордовский Алькасар считают второй резиденцией после севильской, благодаря богатой истории, дивным садам и старинной архитектуре мудехар, с чертами комфортного дворца и неприступной цитадели.
Когда заработал по разрешению монархов трибунал Святейшей инквизиции, то в Алькасаре была его штаб-квартира (1490-1810 гг.).  Рядом с Башней Уважения расположена Башня Инквизиции (Torre de la Inquisición). Второе название – Башня Садов. Это самая высокая башня дворца. На её открытом балконе осуществлялись публичные казни через повешение.
Здесь же находится администрация города.
подробнее >>>

+1

2

Начало

Под ногами мягко поскрипывала мелкая песчаная галька цвета топленого молока, кажущаяся сливочной пенкой, покрывающей парковую дорожку. Удобные башмаки из свиной кожи баюкали ноги и не отвлекали мысли от блаженного состояния единения с тишиной цветника, опыляемого отяжелевшими от пыльцы, и оттого неторопливыми пчелами. Даже каменные громады возвышавшихся над дворцовым комплексом четырех башен: Уважения, Инквизиции, Льва и Ночного Караула - сейчас не давили, позволяя небольшой фигуре человека не терять рядом с ними достоинства. 
Полагал ли хоть когда-либо скромный сирота, вскормленный на приютской каше, даже не всегда достававшейся ему в полной мере, что придут времена, когда он станет вхож в королевский дворец?
Конечно, иногда в годы пребывания в мрачных стенах приюта, сменившихся столь же мрачными стенами монастыря, забористая юношеская фантазия доносила Хавьера до разных высот, и даже до епископского облачения, но здравый смысл, вовремя ставил ей подножку, призывая к сдержанности. Только выходило, что зря? Хотя все же польза от мечтаний была несомненной – молодой послушник, словно родившись в окружении дворцовой обстановки, вел себя, не смущаясь тем, что приходится обретаться в бывших королевских покоях. Он словно не замечал благодати, царившей вокруг, лишь изредка покидая свою небольшую комнату-келью, чтобы быть  полезным падре Агилару или прогуляться. Но будь Хавьер действительно хоть на десятую долю столь скромен в своих притязаниях, каким казался на вид, его бы давно взяли живым на небо. Однако то, что он все еще задержался в земной юдоли, лишний раз доказывало, что Господу ведомо намного больше, нежели разуму человеческому.

Остановившись в Аллее королей, у покрытой зеленоватой ряской воды, молодой послушник в который раз рассматривал потемневшую от времени статую одного из монархов, в свою очередь укоризненно взиравшего на него. Его величество, видимо, так и не сумел скрыть удивления, обнаружив в своем бывшем дворце безродного недомонашка, на его взгляд праздно и безмятежно коротающего дни. Однако насчет праздности «государь» ошибался – отец Агилар, под патронат которого был поручен Кортес, оказался человеком весьма и весьма деятельным, как и практичным. Беспрестанно радея за дело Святой инквизиции, падре днями, а иногда и ночами, предавался заботам. И это были не какие-то молебны или службы, отправлением которых занимались обычно святые отцы. Нет, Агилар оказался дознавателем с повадками пса-ищейки, готового лезть за добычей и в болото, и в дебри.
Пока что он не везде таскал за собой юного помощника, но Хавьер надеялся, что это лишь временная отсрочка – придет пора, и падре, решив, что достаточно обучил последователя, возьмет  с собой и его, подоткнув за пояс рясу, лезть в осиные гнезда еретиков. Кортеса это не пугало – скорей, от нетерпения даже поднывало где-то под «ложечкой», но до той поры, когда отец Агилар сочтет его годным для настоящего дела, послушнику доставалась скучная и нудная работа. После своих вылазок дознаватель скидывал в большую корзину грязную одежду, иногда бывавшую не только в пыли, но и в крови, а Хавьеру поручалось устранять последствия тяжелых трудов. Или бывало, что отец Гвидо – молчаливо хмуря высокий лоб, всовывал в руки Кортеса тетрадь, испещренную торопливыми записями с признаниями пытаемых: ему следовало расшифровать беглые закорючки и изложить их красивым, понятным для начальства падре почерком.

Кроме того, он был обязан заботиться о чистоте кельи и кровати патрона, о том, чтобы обеспечить его завтраком или ужином, помочь снять усталость, размяв плечи или ступни. Труды невесть какие, но довольно докучные для того, кто сам жаждал деятельности и, желательно, признания.

>>> Скерцо для двоих

Отредактировано Брат Хавьер (2015-05-17 06:52:32)

+1


Вы здесь » Кровь и кастаньеты » Кордоба и окрестности » Алькасар Христианских королей (мэрия, инквизиция)